ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Арк
Убыр: Дилогия
Дама из сугроба
Река сознания (сборник)
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
Спасти нельзя оставить. Хранительница
Анна Болейн. Страсть короля
A
A

— Если ты собираешься говорить цитаты, сделай это поскорее и покороче, — сказал он и вышел, оставив их наедине.

— Я хочу услышать, как в замке повернется ключ, а затем зазвенят и загрохочут многочисленные засовы и цепи, — мягко сказал Тони. — Не то чтобы я полагаю, что нужно чего-то опасаться...

— Понимаю. Спасибо, Тони.

Стремительно наклонившись, он на мгновение прикоснулся к губам Карен своими. Несмотря на мимолетность, поцелуй не был тщетным; щеточка усов, дотронувшись до верхней губы Карен, отозвалась дрожью по всему ее телу. И вот уже Тони ушел, закрыв за собой дверь. Карен услышала из-за двери тихий голос:

— Замки.

Карен сделала так, как ей сказали. От Тони больше не последовало никаких замечаний. Поглядев в «глазок», она увидела лишь его удаляющуюся широкую спину.

Марк ждал его на тротуаре, занимая господствующую позицию под фонарем. Изображение, которое видела Карен, было искаженным и ограниченным, но она разглядела, как Марк выполнил обещанный спектакль со шкатулкой. Он только что не гонял ее ногой, и, хотя его вращение на месте было утрировано до уровня фарса, Карен не слишком развеселилась.

Вернувшись на кухню, она вскипятила чайник. Всю дорогу по лестнице ее преследовал громкий храп Александра; несомненно, подумала Карен, с его носоглоткой что-то не в порядке. Учитывая, что вся его голова была скроена как-то нескладно, это было бы неудивительно.

Оторвавшись от записей в тетради, которые она изучала, Черил улыбнулась:

— Я как раз подумала, что чашка чаю будет ко времени. Ты не устала? Может быть, мне уйти, чтобы ты могла лечь в постель?

— Я все еще на взводе. Мне нужно развеяться. Но если ты уже засыпаешь...

— Нам пора заканчивать так лебезить друг перед другом, — сказала Черил. — Сказать по правде, я просто умираю от желания просмотреть твои записи. Если ты не возражаешь...

— Так кто сейчас чересчур вежлив? Я буду только рада, если ты займешься этими проклятыми книгами. В отношении ведения учета я совершенно безнадежна; я постоянно забываю заносить сведения в тетрадь. — Карен свернулась клубком в кресле, которое до этого занимал Марк. — Чего я действительно хочу, так это просто сидеть здесь и смотреть, как ты работаешь.

— Это верно. Ты — художественная половина нашей команды, а я больше по деловой части. — Черил нахмурилась, прочтя одну из записей. — Ты занесла сюда платья миссис МакДугал? Я вижу только запись: «Разн. вещи мис. Мак».

— Ой, правда. Я хотела расписать все подробно, только...

— Только отвлеклась на другое, — сказала Черил, хитро улыбаясь. — Давай начнем с тех двух платьев, которые ты продала своей подруге.

Сделав запись, она спросила:

— Когда, ты ей сказала, они будут готовы?

— Я ничего не говорила. Но нам нужно заняться ими в самое ближайшее время. Часть бусин оторвана. Кроме того, платья надо будет отдать в чистку.

— Я займусь этим завтра днем. Кому ты отдаешь в чистку вещи?

— Мне посоветовала мастера миссис Мак. Больше того, — добавила Карен, — меня представили ему. Да будет тебе известно, он не принимает клиентов с улицы. Но он знает, как обращаться с нежными вещами. Не забудь объяснить ему...

— Я все поняла. Надо будет упомянуть несколько раз миссис МакДугал и настоять, чтобы мастер лично занялся этими платьями.

— Раз ты все равно пойдешь туда, захвати вещи, которые я отдала несколько дней назад. Квитанция, кажется, где-то здесь. — Порывшись в сумочке, Карен, наконец, вытащила листок. — Не забудь записать стоимость работы. И раз уж речь зашла о деньгах...

— Зачем говорить о том, чего у нас нет? — усмехнулась Черил. — Какое-то время мы будем едва сводить концы с концами. Рано или поздно у нас будет налажен надлежащий учет, но пока придется довольствоваться тем, что есть.

Карен не заразилась ее весельем.

— Я знаю, что некоторое время наше положение будет очень неустойчивым. Наверное, мне придется воспользоваться предложением Пата и занять у него до тех пор — если, конечно, это вообще произойдет, — пока не получу денег от Джека.

— Правильно, ты сегодня виделась с адвокатом. Извини, я даже не спросила, как прошла встреча. Нам так много нужно было обсудить.

— Он был очень мил. Он только начинает, должно быть, именно поэтому мистер Бейтс порекомендовал его мне. Думаю, его гонорар гораздо меньше, чем у «Бейтса, Бейтса и кого-то там еще». Но он не слишком-то обнадежил меня. Глубокомысленно заверил, что все это потребует много времени — особенно потому — это, впрочем, очевидно, — что Джек не склонен к щедрости. Что ж, черт возьми, мне не нужна щедрость, мне нужна только справедливость. Видит Бог, я это заслужила.

— Все решено? Ты не передумаешь?

— Насчет развода? Ни за что. Даже если у меня хватит глупости сунуть голову в эту петлю, Джек не примет меня назад. В первую очередь это была его инициатива.

Черил внимательно посмотрела на нее.

— Я сожалею, если сожалеешь ты, и не сожалею в противном случае. Не пойми меня превратно — я просто не хочу остаться без компаньона еще до того, как мы выкатим нашу повозку на дорогу.

— Этого не бойся. Даже если мое сердце полностью изменится, магазин я не брошу. Я не смогу это сделать. Он слишком много для меня значит. Знаешь, я сама хотела задать тебе тот же вопрос. Когда-нибудь ты снова выйдешь замуж...

— Нет.

— Возможно, сейчас ты думаешь так, но...

— Нет, я больше никогда не выйду замуж.

Она сидела, склонив голову над тетрадью, и растрепанные волосы закрывали ее лицо. Через какое-то время Карен ласково спросила:

— Как давно это произошло?

— Два года назад. Я знаю, что ты сейчас скажешь. — Повернувшись к ней, Черил смахнула волосы с лица. У нее было такое выражение, которого Карен никогда не видела, — смесь торжественного ликования и боли. — Все говорят одно и то же: ты со всем смиришься, время залечивает раны... Но этого не произойдет. Моя жизнь не кончена, ничего подобного. Я — очень счастливый человек, правда. Но я никогда не буду любить никого, кроме Джо.

Спокойная решительность, прозвучавшая в ее голосе, пресекала в корне дальнейший спор, даже если бы Карен и смогла придумать какие-то аргументы. Она была поражена. Одна мысль о том, что Черил, внешне такая веселая и беззаботная, носила в себе такое сентиментальное вымышленное заблуждение...

Карен не сомневалась, что это заблуждение. Любовь не вечна, горе не длится бесконечно. «Мужчины и женщины умерли, и их съели черви, но все это было не ради любви». Она верила в эти штампы так же, как верила в то, что утром взойдет солнце.

— Прости, — начала она. — Мне не следовало поднимать этот вопрос...

— Как раз хорошо, что мы поговорили об этом начистоту, — спокойно сказала Черил. — Люди постоянно пытаются познакомить меня с разными парнями. Это пустая трата времени; тебе лучше знать об этом с самого начала.

— Значит, вот почему Тони... — Карен осеклась, прикусив губу.

— Тони — хороший друг.

— Кроме того, он самый красивый мужчина, которого я когда-либо видела. Как говорится, шик с отлетом. Интересно, почему ты не упомянула это маленькое обстоятельство.

— Наверное, он действительно красивый, — безразличным тоном ответила Черил. — Джо был не таким. Я

хочу сказать, большинство людей не считало, что у него прекрасная внешность. Ты нравишься Тони, Карен. Это я точно говорю.

— А я не уверена, — пробормотала Карен. Многие вещи она теперь увидела в другом свете.

— Скорее, ты снова выйдешь замуж. Красивая, образованная женщина...

— Сомневаюсь в этом. Мне не понравилось быть замужем.

Это заявление удивило ее саму не меньше, чем Черил.

— Правда? И не было ничего...

— Нет. Теперь, размышляя об этом, я прихожу к выводу, что в браке мне не многое понравилось. Я ничем не владела. Все, что у меня было, являлось милостивым отеческим подарком — деньги, одежда, еда, дом, даже мое время. На первом месте стояла работа Джека, я же довольствовалась тем, что оставалось.

48
{"b":"18412","o":1}