ЛитМир - Электронная Библиотека

— Обсудим? Чего тут обсуждать? — Билли ткнула пальцем в сторону Синары. — Вы должны от нее избавиться, вот что. Мне плевать, с кем вы спите, Доминик, подсунуть эту подержанную певичку в один спектакль с Бетани вам не удастся.

Лиззи сползла с кресла почти на пол и потянула за собой Молли.

— Я еще ребенок, я не должна такое слушать, — прошептала она, зажмурившись.

— Ого, Берта, — донесся со сцены мягкий голос Синары. Как будто она пела колыбельную. — Я и не знала, что ты так ревнуешь ко мне. Наверное, твоя позавчерашняя попытка закрутить с Ником роман оказалась такой же безуспешной, как и все предыдущие. Ну, ничего, думаю, в твоем возрасте пора бы уже привыкнуть. Сочувствую. Может, тебе обратиться к хорошему хирур…

— Синара! Перестань! — Доминик встал между ними: Синара уже была готова броситься вниз со сцены и вцепиться в маму Билли. — На сегодня репетиция закончена. Мы еще раз попробуем в понедельник, когда вернется Тейлор, договорились? А ты, — прибавил он, хватая маму Билли под локоть, — пойдешь со мной.

Когда дверь за ними захлопнулась, Молли облегченно вздохнула и посмотрела на Синару, которая выглядела совершенно убитой.

— Синара, с тобой все в порядке? — спросила она, но актриса даже не обернулась. Она отложила ноты, взяла сумочку и вышла через служебный выход в правой кулисе.

— По-моему, ей нехорошо. — Лиззи вскочила. — Ты видела, какой был дядя Ник? У него чуть дым из ушей не повалил.

— Кажется, он сильно расстроился, — согласилась Молли, поднимаясь на сцену, хотя это строго запрещалось. — Бедняжка, вид у него был — хоть в прорубь головой. Ух ты, отсюда все совсем по-другому. Иди сюда, Лиззи, здесь так здорово.

И хотя она просто хотела отвлечь внимание девочки от недавнего скандала, на сцене действительно все ощущалось иначе. На этой маленькой сцене, в маленьком зале. Молли так развеселилась, что даже начала отстукивать каблуками несложный ритм.

— Хочешь посмотреть, как я танцую «Леденцовый кораблик»? [14] — улыбнувшись, спросила она. — Когда я училась во втором классе, мой танец произвел фурор.

И, не дожидаясь ответа, она принялась отбивать чечетку, подпевая и размахивая руками.

— Фу, ну и старье, — протянула Лиззи. — Ширли Темпл сейчас никто не исполняет. Даже вонючка Бетани.

— Ты знаешь Ширли Темпл? — поинтересовалась Молли, продолжая танцевать.

— А кто про нее не знает? Мама заставляет меня смотреть «Маленькую мисс Маркер» раз в год, а то и чаще. У нее полно дурацких старых фильмов. Смотрит их и рыдает в три ручья. Попробуй лучше вот это. — Она подошла и встала рядом. — Я покажу, а ты повторяй.

Молли остановилась. Лиззи медленно подняла одну руку и взялась за невидимую шляпу, а второй уперлась в бедро.

— На голове — шляпа, правильно? — Молли повторила движение. — Это из «Чикаго»?

Не меняя позы, Лиззи кивнула.

— Я его видела четыре раза. Три раза с родителями и один — с друзьями. Вот это фильм! Но мне все-таки больше нравится спектакль. Знаешь, где они вдвоем, все в черном… и танцуют… — Лиззи вытянула носок, сделала ногой полукруг и снова поставила ноги вместе. — Ты видела «Чикаго» на сцене?

— Конечно. Между прочим, с Биби Ньювирт [15], — Молли повторила за ней взмах ногой. — А ты когда-нибудь видела «Весь этот джаз»? [16] Не песню, а фильм?

Вдруг она вспомнила один танец из этого фильма, который (переключала каналы и наткнулась) сильно ее потряс.

— Нет, забудь о нем, такое тебе еще рано. Но ты же видела хореографию Боба Фосса в «Чикаго», хотя и не всю. Правда же он гений?

— Ага. Мама с ним никогда не работала, но во время одних гастролей танцевала то, что он поставил. — Лиззи взялась двумя пальцами за поля воображаемой шляпы и задвигала плечами в такт звучащей в голове музыке. — Он любил работать со шляпами. И широкие мягкие движения. Как это. — Она взмахнула руками и сделала несколько мягких длинных прыжков по сцене.

— Лиззи, у тебя здорово получается.

— Ага. Я знаю весь танец со шляпой и тростью, меня мама научила. Она много танцев знает. Давай, Молли, потанцуй со мной.

Молли критически оглядела свое летнее платье.

— А можно делать шаги поменьше?

— Конечно. Ладно, смотри и запоминай. Ноги должны быть очень прямые. Теперь немного согнись, как будто горбишься. Руки тоже прямые. Смотришь в зал. Делаешь три длинных шага, потом подпрыгиваешь, закрываешь глаза, щелкаешь пальцами, открываешь глаза, щелкаешь пальцами, стреляешь глазами в зал.

— Стреляю глазами, понятно, — повторила Молли, сдерживая смех. — Откуда ты знаешь, как стреляют глазами?

— Я же тебе говорю, мама научила. Ну, я на нее смотрела, смотрела, спрашивала обо всем, а потом она мне все объясняла.

— Ну давай, стрельни в меня.

И она стрельнула, юная акселератка. Она закрыла глаза, потом широко их открыла, одновременно выбросив руки вверх, и стрельнула в Молли глазами. Что ж, неплохо. Страшно подумать, скольких она уложит, когда у нее начнется половое созревание.

— Подожди, мне надо самой попробовать, — сказала Молли, присоединяясь к девочке.

— Отлично. Тогда начали.

И Лиззи прошлась «классическим шагом Боба Фосса». Не успела она дойти до середины сцены, как Молли уже повторяла за ней, и они обе останавливались, подпрыгивали, щелкали пальцами, стреляли глазами в невидимых зрителей и шли дальше, продолжая танец. Молли мешало платье, но не сильно,

— Ну все, хватит, — засмеялась Молли, выпрямившись. — А из какого это шоу?

— Не знаю. Мама знает очень много танцев, она тренируется на них. Говорит, чтобы сохранить фигуру. Но для «Весь этот джаз» очень подходит. Только я не могу его исполнить как надо — Малыш Тони такой недотепа, и потом, он слишком маленький, чтобы меня поднять. Подожди, я тебе покажу.

Лиззи побежала за кулисы и тут же вернулась с двумя котелками и тросточками.

— Это мой тайный реквизит. — Она отдала Молли котелок и трость. — Я иногда привожу сюда Малыша Тони — то есть Эла, — пока никто не видит, и мы репетируем. Но он так лажает, Молли, просто ужас. Ты готова?

Молли надела котелок, шлепком надвинула его пониже, игриво сдвинула на один глаз, потом подхватила черную трость с белым наконечником и повертела в пальцах.

— Готова. Так что мы делаем? Твой номер из «Весь этот джаз»?

— Ага. Ты поешь?

Молли еще раз шлепнула по котелку.

— Как павлин.

— Чего? Какой павлин?

— Не обращай внимания, это я неудачно сострила. Да, пою.

— Отлично. Начинаем на счет «три». Раз, два…

Глава 10

Доминик устало прислонился к одной из колонн на веранде и раздумывал, что ему сейчас нужнее — еще одна понижающая кислотность таблетка или порция белого порошка, который хранился в ящике комода с того дня, как Тони нашел его в офисе и устроил всем жуткий разнос.

И до сих пор непонятно, что хуже: сложности с голосом у Синары или отсутствие у мамы Билли мозгов и такта.

Раньше все было по-другому. Радостно, черт побери. Весело. Всегда по-новому. Даже проблемы не сильно огорчали, потому что он умел с ними справиться.

Ему по-прежнему нравится быть продюсером. Почти всегда. Но иногда приходится становиться великим и ужасным судьей, наставником. А еще чаще — слишком часто — надсмотрщиком. Саймоном Легри [17].

Когда же все это превратилось в работу? В проклятую обязанность! В бесконечную, безрадостную гонку? Надо бежать, торопиться, а он запутался и потерял направление. Давно уже потерял.

Тони хотел, чтобы они вдвоем взяли отпуск и отдохнули как минимум год. Но это невозможно. Когда ты на самой вершине, деваться некуда — только падать вниз. Это Доминик знал точно, в это он верил. После четырех мюзиклов, ставших легендой, труднее всего сделать пятый. Не верите — спросите Эндрю Ллойда Веббера.

вернуться

14

«Леденцовый кораблик» — песня и танец из фильма «Сияющие глаза» (1934), где ее исполняет американская актриса Ширли Темпл (р. 1928).

вернуться

15

Биби Ньювирт (р. 1958) — американская актриса. Среди ее фильмов — «Джуманджи», «Факультет».

вернуться

16

«Весь этот джаз» (1979) — фильм знаменитого американского режиссера, танцовщика, актера и хореографа Боба Фосса (1926—1987). Среди других его работ — «Кабаре», «Милая Черити».

вернуться

17

Саймон Легри — рабовладелец в романе Гарриет Бичер-Стоу (1811—1896) «Хижина дяди Тома».

22
{"b":"18416","o":1}