ЛитМир - Электронная Библиотека

— Договорились.

— Нет, это еще не все, дядя Ник. Теперь — самое главное. После всего этого ты посмотришь, как я пою и танцую. Только сначала мне нужно порепетировать.

Доминик поднялся и взъерошил ей волосы.

— Всех тянет в шоу-бизнес, — сказал он и поцеловал Лиззи в макушку.

— Договорились, дядя Ник?

Он протянул ей руку, и она пожала ее.

— Договорились. Знаешь что, Лиззи? Хоть ты и похожа на отца, характером — вся в мать.

— А я знаю, — ответила Лиззи. Выглядела она ужасно довольной.

Глава 18

— Привет, Билли, хороший день сегодня, — поздоровалась Молли. Было утро понедельника. Она пришла посмотреть, нет ли Доминика в кабинете. Там его не оказалось. Тогда она решила прогуляться.

— Для вас — миссис Уайт, — сказала Билли, задирая подбородок. У нее была фигура типичной обжоры. Со своими фиалковыми глазами и начесом на голове она сильно походила на пожилую Элизабет Тейлор. — Кажется, Ника нет в кабинете?

— Боюсь, миссис Уайт, вам слишком многое кажется, — мягко ответила Молли. — Нет, его там нет. Сказать ему, что вы его ищете, если встречу? — добавила она.

— Не стоит, — коротко ответила Билли и повернулась, чтобы уйти. Но через несколько шагов остановилась. — Нет, подождите, поговорим начистоту.

— Простите?

«Вот именно, простите, — подумала Молли. — За то, что я с удовольствием дала бы тебе такого пинка, чтобы ты улетела на луну».

— Мисс Эпплгейт, я здесь с дочерью. Это юная, ранимая и очень впечатлительная девочка. Я уже не говорю про детей Тони, какими бы они ни были. Дети не должны становиться свидетелями непристойного поведения. Я ясно выражаюсь?

Луна, пожалуй, слишком близко.

— Не совсем. Не могли бы вы объяснить все поподробнее?

Билли нетерпеливо поморщилась.

— Да брось. Я же вас видела, ты что, забыла? Когда вы возвращались со своей прогулки. Грязные и расхристанные, а у тебя весь рот распух. Меня передернуло от отвращения. Ты с ним спишь.

Сказать «нет» Молли не могла: во-первых, это была ложь, во-вторых, этим она бы согласилась с тоном Билли. Поэтому Молли ничего не сказала.

— Ха! Небось не думала, что кто-нибудь посмеет тебе сказать такое! Прямо в глаза. А я говорю. Я не допущу, чтобы моя Бетани смотрела на то, как ты виляешь задом. Мало того, что Дерек и эта фифа бегают друг к другу в спальни, когда моя девочка засыпает. Так ты еще бессовестно выставляешь свои грязные делишки напоказ. Омерзительная наглость.

— Каждый думает обо всем в меру своей испорченности, — пожала плечами Молли.

— На что это ты намекаешь? — фыркнула Билли. Точнее, хрюкнула. Так Молли больше нравилось. Хрюкнула, как свинья.

— На то, что у вас, миссис Уайт, грязный умишко, — широко улыбнулась Молли. — Наглый. И омерзительный. По-моему, «омерзительный» к нему очень подходит. Да, еще одно, миссис Уайт. Вас эти дела не касаются.

— Еще как касаются, девчонка! Ты разгуливаешь тут в своих непристойных шортах, тискаешься с Ником, уговорила его отменить репетиции, чтобы он совсем от тебя голову потерял. Дураком его выставляешь. Я сразу тебя раскусила.

— Знаете что, Билли, — спокойно произнесла Молли, не повышая голоса, — нам еще придется свести счеты. Но прежде я зажму нос и не побоюсь испачкать об тебя руки.

Она хотела уйти, но Билли бросила ей в спину:

— Я знаю, ты здесь, чтобы заменить эту корову, Синару. Если она уйдет, это будет единственное, за что тебе нужно будет сказать спасибо.

Молли повернулась.

— Запомни раз и навсегда: я не собираюсь заменять Синару. Мне это совершенно не интересно.

— А Дерек говорит другое. Он-то знает, зачем ты здесь.

— Тебе не пора замолчать?

Доминик предупреждал ее, что подобное может случиться, но тогда она ему не поверила. Но Дерека, секретничающего с Билли, она тоже не могла представить.

— Это он сам вам рассказал?

На секунду Билли смешалась.

— Нет, он не совсем так выразился и лично мне не рассказывал, но прошлой ночью я слышала, как он говорил Синаре…

— Ого. Билли, ты просто подслушиваешь под дверью или еще подглядываешь? — Давно уже Молли так не сердилась.

— Он сказал, что знает, кто ты такая, — не унималась Билли, ткнув в Молли пальцем. — Этой корове он ничего не сказал, чтобы она по-прежнему грела ему постель, но он все знает. И я тоже.

— Понятно. Приятно было поговорить, Билли. Пока. — Молли развернулась и ушла, не оглядываясь.

Она заглянула в театр. Повезло — Дерек сидел во втором ряду и читал какие-то ноты.

— Дерек? Можно с тобой поговорить? — Она подошла к сцене. Потом уселась там напротив Дерека.

Вид у него был усталый.

— Конечно, Молли. — Он отложил ноты. — Что-то случилось?

Молли посмотрела в потолок, пытаясь собраться с мыслями. Нет, лучше сказать как есть, без обиняков.

— Ты решил, что Доминик привез меня на замену Синаре?

— Хм, детка, кажется, ты привыкла сразу брать быка за рога. Ладно. Сначала я именно так и подумал. Стоило только взглянуть на тебя. Ты рождена для сцены. Высокая, красивая. Про ноги я молчу. Не знаю, сумел бы он нарядить тебя в костюм средневекового пажа, но не сделать этого — значит быть полным идиотом.

— Спасибо за комплимент, Дерек., — Молли покачивала скрещенными ногами.

— Всегда пожалуйста. — Он послал ей воздушный поцелуй. — Но потом я догадался, кто ты на самом деле, и теперь знаю, что Синара здесь ни при чем.

Молли улыбнулась.

— Ты уверен?

— Ты ведь Маргарет Эпплгейт.

Молли кивнула.

— Я так и думал! Только не сразу понял. Тогда у тебя были шикарные длинные волосы, но я все равно тебя узнал. Пять лет назад. Благотворительный спектакль по «Беседке». Помнишь?

Молли еще раз кивнула и улыбнулась.

— Пять лет назад. В Чикаго. Я помню.

— Значит, вы с Ником теперь вместе? А вся это возня с племянниками Тони — только прикрытие, чтобы держать все в секрете, пока не объявите о помолвке. Повезло Нику.

— Я… мы… — растерялась Молли. Объяснение Дерека было таким правдоподобным. Хотя он и ошибался.

— Я бы, конечно, сразу вас раскусил, но Ник представил тебя как няню, а мы всегда видим то, что нам сообщили. Но я вас нисколько не обвиняю. Если бы Билли Уайт знала, кто ты на самом деле, она бы уже язык стерла, вылизывая тебе сандалии. Как это случилось? Ты так неожиданно приехала. Конечно же, Ник сразу отменил репетиции, хотел побыть с тобой. Я его отлично понимаю.

Железная логика. Дереку только статьи для желтой прессы сочинять.

— Дерек, ты поверишь, если я расскажу, что случилось на самом деле? — решилась Молли.

Он почесал в затылке.

— Не знаю. Разве я что-то упустил?

— Немного.

— Черт. Только не говори мне, что ты — один из спонсоров и за это хочешь получить роль. Молли, ради бога.

Молли умоляюще подняла руки.

— Все, Дерек, хватит фантазировать. А то у меня уже голова кругом. Понимаешь, у меня есть кузина, которая руководит детским центром. Центр сейчас закрылся на каникулы, но перед этим я несколько дней ее замещала. И оказалась под рукой, когда Доминику понадобилась няня. Он сначала даже не подозревал, кто я. Да, я люблю театр, немного танцую, немного пою. Но — совершенно не хочу на сцену. Так что не гожусь на замену Синаре. Да, еще я катаюсь на роликах и хорошо умею свистеть. Но заниматься этим с утра до вечера не хочу. Понимаешь?

Дерек облегченно вздохнул.

— Но вы с Ником встречаетесь. Здесь я не мог ошибиться.

— Дерек, ну как тебе не стыдно, — улыбнулась Молли.

Дерек захохотал.

— Обещаю: никому ни слова. Я-то знаю, каково это, когда в твою жизнь то и дело пытаются влезть посторонние с расспросами. Здесь я еще в безопасности. А так не могу подойти к Синаре ближе, чем на десять футов, чтобы нас не поженили и не раззвонили об этом во всех газетах. Театр — это определенный круг людей, которые иногда начинают кружить вокруг тебя, словно акулы. Шагу нельзя ступить. Она бы сбежала от меня с такой скоростью, что я и глазом моргнуть не успел.

40
{"b":"18416","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наше будущее
Проводник
Грани игры. Жизнь как игра
Дочь убийцы
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Хищная птица
Дикий дракон Сандеррина