ЛитМир - Электронная Библиотека

Молли не стала напоминать, что обещание запоздало — все равно Синара и Дерек уезжают. Поэтому она просто расцеловала их на прощание, попросила позвонить, как только они что-нибудь узнают, быстро сбежала по лестнице… и остановилась как вкопанная. У двери, загораживая проход, стояла мама Билли.

— Вы — Маргарет Эпплгейт?

— Берта, вы мешаете мне пройти.

— Нет. Вы — Маргарет Эпплгейт. Я… простите меня.

Молли сжала губы.

— Простить? За что?

— За… — Она запнулась. — За то, что я вас сразу не узнала, моя дорогая. Подождите минутку, не уходите. Кажется, вы еще не познакомились как следует с моей Бетани. Такая чудная девочка. Может, пообедаете с нами? В самом деле. Мы должны узнать друг друга поближе.

— Поздно спохватилась, Берта, — ответила Молли и попыталась выйти.

Но мама Билли не шелохнулась.

— Неужели вы заставите Ника выгнать Бетани?

— На моем месте ты бы так и поступила, да, Берта? Не дергайся. Я не вмешиваюсь в дела Доминика. Не забывай, я просто няня.

— Но…

— Повторяю, Доминик делает то, что хочет он, а я — то, что хочу я. Вот сейчас я хочу вернуться в дом и пообедать. Если не будешь попадаться мне на пути, я тебя не трону. Я не шучу, если ты еще не поняла. Не послушаешься, я тебе устрою такое, что от тебя мокрого места не останется.

Всю дорогу к дому Молли улыбалась. Даже то, что моросящий дождь превратился в ливень, ее не огорчило. За сегодняшнее утро ей полагались два бойскаутских значка: на одном надпись «Спасительница» (за Синару), а на другом — «Вышибала» (за Берту Уайт).

Если бы Джейни вдруг оказалась здесь и спросила бы сестру, как та себя чувствует, Молли ответила бы — хорошо. Лучше не бывает.

Глава 27

По пути из аэропорта солнце светило Доминику прямо в лицо и слепило глаза. Что не мешало ему любоваться красотой мелькавших за окном пейзажей. Синим небом с несколькими белоснежными облачками. Белыми изгородями вдоль полей, увитыми темно-красными розами. Вирджиния — очень красивый штат. Его штат. Его дом.

Если бы он остановился, то почувствовал бы аромат цветов и услышал пение птиц, которых Молли легко может перечислить.

Но остановка отсрочит его возвращение в поместье, а это в планы Доминика совершенно не входило!

Его не было почти четыре дня, в течение которых пришлось спорить и убеждать добрых два десятка человек. Большинству он заткнул рот заключением специалиста, осмотревшего Синару. Ее недомогание вполне излечимо. Да, она действительно перестала слышать часть верхнего регистра — или как там это у врачей называется, — что для певицы является серьезной потерей. Но это можно исправить.

Если Синаре не удастся получить страховку, пока шоу будет идти на Бродвее, придется ему заплатить за нее самому. А какой смысл жить, не рискуя?

Сегодня он решил рискнуть: в кармане у него лежало кольцо с бриллиантом в два карата. Если чего-то хочешь, надо к этому стремиться. Добиваться, черт подери. Он не может ошибаться. Молли его любит. По крайней мере, хочет — а это уже неплохо для начала. Лучше, чем ничего.

И все-таки, подъезжая к дому, он автоматически бросил взгляд на парковку: на месте ли «Мерседес». «Мерседес» был на месте, и Доминик вздохнул с облегчением.

— Длинные ноги, взбалмошный характер, доброе сердце — и грозный продюсер мурлычет у ваших ног, как котенок, — сказал он себе, вылезая из машины. — Я скажу в ее пользу вот что: она любого сумеет укротить. Я бы еще кое-что сказал, но хватит разговаривать с самим собой, как она. Всему есть предел.

Оставив багаж в машине (Тейлор не стал с ним возвращаться), Доминик в два прыжка преодолел ступеньки и распахнул входную дверь.

— Молли, — позвал он.

— Мистер Ник?

— Добрый день, миссис Джонни, — поздоровался он с экономкой. Та выглянула из кухни, вытирая руки полотенцем. — Я ищу Молли.

— Я так и поняла. С приездом, мистер Ник. Все ушли в конюшню. Дождь лил почти двое суток, так что Джонси попросил Молли помочь ему размять лошадей. А детишки побежали на них посмотреть.

Доминик повернулся, чтобы выйти.

— Мистер Ник, там очень грязно. Не хотите переодеться?

— Отличная мысль. Сам прокачусь на Сильвестре.

Он заспешил по лестнице, перешагивая сразу через две ступеньки. Через десять минут он уже бежал к конюшне, притопывая на ходу наспех обутыми ботинками. Идти напрямик через газон он не решился — ботинки помяли бы еще влажную траву.

Проходя мимо дома для гостей, он улыбнулся. Синара и Дерек уехали, Тейлор тоже уехал. Теперь надо избавиться от Берты с Бетани. Премьеру все равно придется отложить: под утро в баре отеля они с Тейлором придумали, что и как надо изменить в постановке. К тому же сейчас Синару нельзя торопить, у нее сложный период.

Но ни Берты, ни Бетани все эти проблемы уже не касались: контракт с Бетани был законным образом расторгнут. Кое-что юристы умеют, а юристы Доминика умели очень и очень многое. Например, как составлять договор так, чтобы при любых неожиданностях спина клиента всегда была прикрыта. Самому Доминику никогда бы в голову не пришло включить в договор с актером-ребенком пункт «творческие разногласия», зато это не забыл сделать его юрист. Конечно, придется платить, но денег Доминику не было жалко. А вдруг (всякое ведь случается) Берта поумнеет и перестанет заниматься карьерой дочери.

Хотя сейчас Доминика это волновало меньше всего. Или Бетани уйдет со сцены, или однажды сама уволит свою мать. Чтобы убедиться, что Бетани не обдирают, как липку, Доминик позвонил кое-кому и договорился о проверке ее счетов инспекторами по защите прав детей-актеров.

Все складывалось так здорово, что Доминик решил не думать больше о делах, по крайней мере до тех пор, пока не вернется Тони. А потом еще целый месяц. Если он захочет увезти Молли туда, где она никогда не была, наверное, им придется ехать в какой-нибудь захолустный городок в Канзасе.

Зато это будет справедливо. Она уже открыла ему столько нового…

Доминик прищурился от яркого солнца, пытаясь разобрать, кто собрался возле конюшни.

Вот Бутч вскарабкался на ограду, на голове у него была огромная черная шляпа Молли.

Вот Лиззи держит под уздцы Брауни, как будто ждет, когда подойдет ее очередь проехаться верхом по площадке.

Вот Берта и Бетани, разряженные, как на встречу с Ноэлем Ковардом [21], пробираются по лужам грязи возле конюшни. Что они там забыли?

Все они мгновенно перестали интересовать Доминика, потому что он заметил Молли. Она скакала верхом на Дэйзи по лугу, далеко от конюшни.

— В седле держится, как настоящий жокей, скажите, мистер Ник? — сказал Джонси. Он спустился с Сильвестра и, когда Доминик подошел, выводил коня с площадки. — Надеюсь, вы не возражаете, что я попросил ее мне помочь? Сегодня у моей сестры вечеринка в честь годовщины свадьбы, и я хотел пораньше закончить.

— Конечно, Джонси. Сколько лет твоя сестра замужем?

— Тридцать семь, мистер Ник. Я купил ей с Хэнком отличную фритюрницу.

— Постоянство достойно наград, — согласился Доминик, вспомнив рассказ Молли о ее дяде с тетей. — Передайте им мои поздравления.

— Обязательно, мистер Ник. Спасибо. Оп-ля, вот и они. Такой мегеры никогда в жизни не встречал, мистер Ник. Назвала моих лошадок тупыми кобылами. Только потому, что я велел ее дочке сначала научиться ездить на Брауни и Роузи, как детям мистера Тони. Ну и разозлилась же она!

— Представляю себе. Не переживайте, Джонси.

Еще раз взглянув на луг и на Молли (либо она его не заметила, либо хотела дать Дэйзи побегать подольше), он повернулся к Берте и Бетани.

— Здравствуйте, дамы. Прекрасная сегодня погода.

— Разве? Меня интересует другое, Ник. — Берта спрятала Бетани за спину. — Кто заменит Синару? Имейте в виду, сначала я должна дать согласие.

— Привет, дядя Ник! — хором закричали Лиззи и Бутч, подбежали и стали его обнимать. Неплохо. Раньше они этого никогда не делали.

вернуться

21

Ноэль Ковард (1899—1973) — английский писатель и актер, известный своей элегантностью.

59
{"b":"18416","o":1}