ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Несбывшийся ребенок
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Ремейк кошмара
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Эрхегорд. Старая дорога

Он присел, держа револьвер двумя вытянутыми вперед руками, и стал осматривать комнату, резко поворачиваясь на месте, как герой кинобоевика.

Потом он тихонько затворил дверь, и все оставшиеся в коридоре переглянулись, не осмеливаясь нарушить тишину ни словом, ни вздохом.

— Что здесь происходит? — раздался удивленный женский голос. — Какого дьявола вы здесь собрались?

Митци с перепугу завизжала, Энни вздрогнула, Дейзи очнулась. И лишь один невозмутимый Диккенс медленно обернулся и, поклонившись Мьюриел Пиверс, промолвил:

— Возможно, с вашим отцом случилась неприятность, мадам. Если же это не так, то мистер Салливан выставит себя ослом и будет с позором уволен. Сейчас мы все ждем, когда он оттуда выйдет.

Мьюриел плотнее запахнула полы своего выцветшего лилового халата на тщедушной груди, провела рукой по жидким волосам, накрученным на розовые бигуди, и дрожащим голосом спросила:

— Надеюсь, с папочкой ничего страшного не случилось?

— Разбилось окно в его спальне, — пояснила Энни, обнимая дрожащую женщину за плечи. — Мы пока не знаем, что произошло на самом деле. Сейчас там находится детектив Салливан, он делает свою работу. Успокойтесь!

Диккенс хмыкнул и, пожав плечами, стал соскребать ногтем краску с манжеты.

Дверь распахнулась, и все замолчали, уставившись на Грейди. Он взглянул на Энни и сказал:

— Старик сильно напуган и просит вызвать к нему врача. Можете войти, но ни к чему не прикасайтесь. Диккенс, позвоните доктору Сандборну!

— О Боже! Его здесь только не хватало! — вскричала Мьюриел и рванулась в спальню.

Все устремились за ней, в коридоре остались только Энни и Грейди. Детектив убрал револьвер в кобуру, висевшую у него на плече под пиджаком, потер ладонями лицо и с досадой произнес:

— Этого следовало ожидать. Я нашел его лежащим на полу возле кровати, белым как мел и дрожащим как осиновый лист. Он стоял на коленях, прикрыв голову руками. Я немедленно осмотрел туалет и ванную, но никого там не обнаружил и усадил беднягу в кресло. Думаю, что он все еще находится в шоке.

— Но что произошло? — спросила Дейзи, заглядывая в комнату через его плечо. Однако там было темно, и рассмотреть ей толком так ничего и не удалось.

— Сходи взгляни сама, только ничего не трогай, — глухо сказал Грейди.

Энни медленно вошла в спальню и увидела Арчи, сидящего в кресле у камина, и Мьюриел, стоявшую возле отца на коленях.

Молокосос, обняв Дейзи за талию, тискал ее задницу. Подгузник молча уставился на Митци. Митци, прищурившись и поджав губы, смотрела на кровать Арчи. Энни тоже взглянула на кровать.

Чуть выше подушки из спинки в изголовье торчала короткая толстая стрела, выпущенная из арбалета.

Сердце Энни похолодело, по коже поползли мурашки, а с уст сорвалось то самое непечатное ругательство, которое дважды за этот вечер произнес Грейди.

Глава 7

Любой скандал хорош уже сам по себе. Так зачем же портить его, пытаясь найти ему логическое объяснение?

Ричард Бринсли Шеридан

Доктор Милтон Сандборн прибыл спустя двадцать минут. Распахнув настежь входную дверь, которую Диккенс лишь слегка приоткрыл, он отпихнул его своим могучим плечом в сторону, широким шагом пересек вестибюль и молча поднялся по лестнице на второй этаж.

Грейди достаточно было лишь мельком взглянуть на него, чтобы понять, что перед ним весьма колоритная фигура.

Не обратить внимания на этого здоровяка двухметрового роста, с бочкообразной грудью и плечами в косую сажень, который и в свои семьдесят с лишним лет сохранил завидную бодрость, было столь же не просто, как не заметить разъяренного слона в кабине лифта.

На фоне толстых отвислых щек, придававших его физиономии сходство с грушей, багровый, в лиловых прожилках, нос походил на баклажан; и только серебристый ежик волос на голове слегка облагораживал общий облик эскулапа.

Сиреневый шелковый пуловер обтягивал его налитое туловище и могучую шею так плотно, что лицо всегда имело особый оттенок, характерный для гипертоников или чревоугодников. Модные джинсы с этикеткой престижной фирмы на заднем кармане, к сожалению, не могли отвлечь внимание окружающих от его мясистых ягодиц. А сандалии, надетые на босые ноги, и черный саквояж колоссальных размеров, способный вместить два ночных горшка, медсестру и кучу медикаментов, свидетельствовали о широте его натуры и нетерпимости к ограничениям.

— А почему вызвали только врача? — спросила Энни, выйдя из спальни. — Нужно позвонить и в полицию!

— Арчи не хочет выносить сор из избы, — ответил Грейди.

— Странно! Ведь в него стреляли из арбалета и могли убить. Нужно с ним поговорить! — воскликнула Энни.

Грейди схватил ее за локоть и кивнул Диккенсу, давая ему понять, что Энни следует увести отсюда. Грейди вывел Энни на свежий воздух и, сняв пиджак, накинул ей на плечи.

— Послушай, ты, разумеется, права в отношении полиции, — сказал он, оглядевшись по сторонам. — Но в данной ситуации, когда речь идет о грызне потенциальных наследников из-за миллиарда долларов, неразумно впутывать сыщиков в семейное дело. Или тебе хочется, чтобы они заинтересовались твоим прошлым?

Энни пожевала губами, вздохнула и промолвила:

— О’кей, ты прав. Полиция нам не нужна.

— Рад это слышать. Зачем нам лишняя нервотрепка? Здесь и так становится жарковато и попахивает паленым. Арчи не намерен поддаваться угрозам и хочет продолжать свою идиотскую игру. Мне же он поручил выяснить, кто собирался проткнуть его стрелой, как шашлык шампуром.

— И кого же ты подозреваешь? Может быть, это очередная провокация самого Арчи? Поэтому ты не хочешь позвонить в полицию?

Грейди покачал головой, вспомнив, какой напуганный был у старика вид, когда он вошел в его опочивальню.

— Вряд ли, он едва не описался с перепугу. Давай обойдем вокруг дома и поищем какие-нибудь зацепки.

— Мы идем искать вещественные доказательства? Прекрасно!

Энни взяла Грейди за руку, и они вместе отправились на задний двор, чтобы еще раз взглянуть оттуда на разбитое окно.

— И какие же мы должны найти здесь улики? — спросила Энни, озираясь по сторонам.

— Табличку с надписью «Я стоял здесь! « и красный указатель в виде большой стрелы, — ответил Грейди.

— Не нужно надо мной смеяться! — Энни топнула ножкой.

— А если говорить серьезно, юная леди, то я должен признать, что у нас мало шансов отыскать что-либо в темноте, даже вооружившись фонариком, который мне дал Диккенс. Пистолет мне вряд ли пригодится, я сомневаюсь, что злоумышленник находится где-нибудь поблизости, в ожидании когда его схватят на месте преступления. А вот что нам действительно пришлось бы весьма кстати, так это набор юного сыщика. Он, случайно, не при тебе?

— Прекрати надо мной издеваться, Грейди! — Энни от обиды даже выдернула руку из его лапы. — Мне сейчас совсем не до шуток. Беднягу Арчи едва не пронзила стрела! Тогда бы он точно испустил дух. И вдобавок страшно мучился бы перед тем, как отбросить копыта. В детстве я читала об ужасных пытках и казнях, которые применяли к своим врагам варварские племена. Так вот, некоторые дикари сажали своих врагов живыми прямо на кол? Почему ты так странно смотришь на меня, Грейди? Это исторический факт.

— Так вот, значит, на каких замечательных историях ты воспитана, Энни! — покачав головой, промолвил Грейди. — Теперь мне многое становится понятно…

— Ну и что особенного в том, что я увлекалась историческими и приключенческими романами, когда училась в старших классах? — подбоченившись, воскликнула Энни. — Я обожаю бесстрашных пиратов и отважных благородных рыцарей! Они готовы рисковать жизнью ради спасения прекрасной дамы! И прекрати таращить на меня глаза, Грейди. Ты ведь и сам наверняка запоем читал детективные романы и тому подобную дребедень. Или тебе больше по душе наставления по судебной аутопсии? Любишь покойников?

15
{"b":"18417","o":1}