ЛитМир - Электронная Библиотека

Разгоряченная, потная и злая на весь свет, Энни готова была вывернуться наизнанку, чтобы избавиться от негодования и отчаяния, охвативших ее, когда она узнала, что Грейди Салливан запретил ей покидать комнату. А ей так хотелось побегать по парку в это чудесное субботнее утро! Роль цербера исполняла Мейси, сам же Грейди отправился играть с адвокатом Баннингом в гольф.

— И долго еще ты намерена лежать на полу моей комнаты и отравлять в ней воздух, милочка? — язвительно поинтересовалась Мейси, придирчиво разглядывая свои ногти. — Тебе не повредит душ. Марш в ванную, а потом пойдем потусуемся в гостиной. Не торчать же нам здесь весь день вдвоем! Так и с ума сойти можно.

— Это уж точно, — пробурчала Энни, поднимаясь с пола.

— Как хорошо, что мы друг друга понимаем! — приторным голосочком съязвила Мейси. — Кстати, рекомендую вернуть в магазин то голубое платье, которое ты так и не достала из пакета. Оно тебе абсолютно не идет!

— Какое ты имеешь право рыться в моих вещах! — вскричала Энни, возмущенная бесцеремонным вторжением в ее личную жизнь.

— Не забывай, милочка, что в этой комнате я хозяйка! — парировала Мейси, вставая и разглаживая ладонями свою ярко-желтую юбку с красной волнистой окантовкой. — Я подумала, что ты разрешишь мне разок пощеголять в чем-то из твоих обновок. А что, разве я не права? — Она сделала большие невинные глаза. — Ведь мы с тобой подружки!

Энни заскрежетала зубами, подошла к шкафу и, взяв из пакета новое белье, отправилась принимать душ. Спустя четверть часа, примерив голубое платье, она была вынуждена признать, что Мейси права: в этом наряде могла бы позволить себе красоваться разве что дешевая проститутка. Надев вместо него темно-синюю юбку и зеленую водолазку, Энни спросила у Мейси, как она догадалась, что это платье ей не пойдет.

— Объяснить это невозможно, милочка, — ответила Мейси, потянувшись, словно сытая кошка. — Это Божий дар. У кого-то он есть, у кого-то его нет.

Поборов желание задушить ее, Энни кое-как расчесала свои влажные локоны и, слегка успокоившись, спросила:

— Так мы куда-то идет или нет? Кажется, ты хотела спуститься в гостиную.

— Мои ногти еще не просохли, — сказала Мейси. — К тому же выйти отсюда мы все равно не сможем, пока не вернется Грейди. Я обязана выполнять его приказы. Но у меня возникла идея, как нам убить время до его возвращения. Почему бы нам не попутешествовать по Интернету? Надеюсь, что с твоей помощью мне удастся получить информацию о некой Энни Кендалл. Представляешь, в Пенсильвании такой особы, оказывается, нет!

— Что? — Энни раскрыла рот и остолбенела. — Что за фокусы?

— Босс поручил мне собрать о тебе исчерпывающие сведения, — с невинной улыбочкой пояснила Мейси. — Так вот, я разыскала сорок восемь твоих тезок, но ни одна из них не соответствует твоим установочным данным. Так ты мне поможешь, милочка?

В ее глазах запрыгали лукавые чертики. Она села за стол и открыла крышку портативного компьютера. Энни подошла к столу, взяла с него большой коричневый пакет с надписью «Арчи Пиверс» и собралась уж было ознакомиться с его содержимым, как Мейси вырвала досье у нее из рук и предостерегающе воскликнула:

— Веди себя прилично, детка! Это конфиденциальная информация, исключительно для служебного пользования.

Энни пожала плечами и, сев рядом с ней на круглый стульчик, уставилась на экран, чувствуя себя старшеклассницей, робеющей перед строгой учительницей. На экране появились адреса и номера телефонов сорока восьми Энни Кендалл. От удивления у нее округлились глаза.

— А что еще можно о них узнать? — спросила она.

— Все, вплоть до того, что они едят на завтрак, — ответила Мейси. — Однажды я навела справки о своем бывшем муже и узнала, что в настоящее время Ленни Бертлиманн отбывает срок в тюрьме за угон автомобиля. Так ему и надо, придурку!

Энни стало не по себе. Сама она заглядывала лишь на сайты магазинов, предлагающих товары с доставкой на дом. Разумеется, она слышала, что с помощью компьютера можно проникнуть в самые сокровенные чужие тайны, но почему-то не увязывала это с собственной персоной.

— Итак, малышка, которая из этих Энни Кендалл та, что нас интересует? — деловито спросила Мейси.

Энни колебалась, не готовая к такому повороту событий. Папуля уверял ее, что никто в доме Арчи не станет копаться в ее прошлом, да и сама она не испытывала желания раскрывать кому-то свои секреты.

Поначалу вся эта афера представлялась ей своеобразным развлечением, невинной забавой, за участие в которой она вдобавок получит приличное вознаграждение, оставшись анонимной проказницей. Однако дело обрело далеко не шуточный характер. Кто-то пытался убить Арчи, устроил беспорядок в ее комнате, испортил всю ее одежду, изуродовал розового плюшевого кролика. После всего этого ей стало не до смеха.

И, что самое ужасное, у нее возникло неодолимое, несвойственное ей прежде желание покаяться во всех своих грехах парню по имени Грейди, чтобы впредь не видеть сомнения в его чертовски сексуальных зеленых глазах.

Энни сделала успокаивающий вдох, медленно выдохнула и, собрав остатки воли в кулак, резко встала из-за стола, воскликнув писклявым голосом:

— Я американская гражданка и имею право хранить молчание! Мне надоела эта комедия! Я ухожу отсюда!

— Вы что-то не поделили, милые леди? — раздался у нее за спиной голос Грейди, который вошел в комнату через вторую дверь.

Энни замерла, затем резко обернулась, чтобы посмотреть ему в глаза и потребовать объяснить, на каком основании ее проверяют, словно воровку или мошенницу.

Однако слова застряли у нее в горле, лишь только она окинула его взглядом. Загорелый и совершенно неотразимый в своих зеленых брюках и белой в полоску рубахе для игры в гольф, этот блондин вызывал в ней желание задушить его в своих объятиях, повалить на пол и раздеть до трусов. От него пахло свежескошенной травой, теплым осенним днем и мужчиной. Энни почувствовала, что у нее кружится голова.

— У нас был небольшой, чисто женский спор, дорогой, — сказала Мейси. — Не так ли, милочка?

— Что? — вздрогнув, спросила Энни и вдруг сообразила, что мысленно она-уже простила Грейди за его странное намерение выяснить всю ее подноготную, словно бы он подозревал ее в самых невероятных преступлениях. Энни готова была простить ему все, что угодно, только бы он всегда смотрел на нее так, как теперь, и согревал своей неотразимой улыбкой.

Осознание столь непростительной слабости привело ее в большую ярость.

— Твоя верная ищейка Мейси пыталась склонить меня помочь ей выяснить с помощью компьютера, кто я такая на самом деле. Это ты дал ей такое мерзкое задание? — закричала она.

— Конечно, я, каюсь, — миролюбиво ответил Грейди. — Но зачем же так злиться, Энни? Ты же знала, что рано или поздно мне придется навести о тебе справки! Ну, и что же тебе удалось выяснить, Мейси?

— Пока только то, что она не желает сотрудничать, — ответила его помощница. — Вероятно, ей есть что от нас скрывать. Верно, душечка?

— Нет! — взвизгнула Энни, стараясь не думать о своих настоящих документах, которые ока спрятала, надежно завернув в целлофан, в бачке унитаза в своей комнате. — Мне нечего от вас скрывать! Тем более что вам не в чем меня подозревать. Не лучше ли вам направить свои усилия на поиск настоящего злоумышленника? Здесь полно подозрительных личностей! Так нет же, кое-кто предпочитает играть с ними в гольф! Может быть, это делается в интересах расследования?

— Ты намекаешь на Джефферсона Баннинга? — уточнил Грейди, вскинув брови. — Если он тебя так интересует, тогда подожди, пока я переоденусь.

Он повернулся и ушел в свою спальню. Энни последовала за ним. Мейси хмыкнула, наморщив носик, но осталась сидеть за компьютером.

Грейди закрыл дверь и одним ловким движением стянул с себя рубашку. Едва не упав в обморок при виде его мускулистого торса, Энни подавила вздох изумления и подошла к окну, рассудив, что вид, открывающийся из него, для нее менее опасен. Глядя на обнаженного по пояс Грейди, она испытывала странное желание завязать у него на шее голубой бант и уложить его на свою кровать. Стараясь прогнать эту нелепую мысль, Энни срывающимся голосочком спросила:

29
{"b":"18417","o":1}