ЛитМир - Электронная Библиотека

Грейди взял с собой чемоданчик с набором для дактилоскопирования и поспешил в гараж, где и нашел черный джип в третьем боксе. Как он и предполагал, никаких отпечатков на машине не было. Не оказалось их ни на рулевом колесе, ни на рычаге переключения скоростей, ни на замке зажигания. Но хитрец, стеревший их, не мог предвидеть, что ему придется иметь дело с Грейди Салливаном.

Руководствуясь своим основным жизненным принципом — всегда бороться до конца, — Грейди сел на сиденье для водителя и тотчас же сообразил, что оно отодвинуто назад до упора умышленно, с целью скрыть истинный рост человека, сидевшего за рулем. Затем он посмотрел сквозь лобовое стекло и попытался представить себе, как выглядел с этого места автомобиль Энни. Воображение нарисовало ему игрушечную машинку.

Грейди приказал своему мозгу работать. Злоумышленник должен был совершить какой-то промах, потому что все преступники ошибаются и оставляют следы.

Он положил руки на рулевое колесо и мысленно восстановил все действия водителя, впервые собиравшегося управлять незнакомой машиной.

В первую очередь он, вероятно, поправил бы зеркальце заднего обзора. Грейди открыл свой чемоданчик и нанес на зеркало специальный порошок. Но как выяснилось, отпечатков пальцев на зеркальце тоже не оказалось.

Это не обескуражило Грейди, он опять напряг свой мозг и стал анализировать ситуацию. Однако единственное умозаключение, к которому он смог прийти, было то, что автомобилем имеет право управлять любой гражданин, обладающий удостоверением водителя.

Ему не оставалось ничего другого, кроме как признать, что некоторые негодяи соображают лучше, чем большинство преступников, и покинуть гараж. Еще в коридоре он услышал громкий голос, доносившийся из опочивальни Арчи, и понял, что там разгорелся нешуточный спор. Когда он дошел до двери, из комнаты вышел Диккенс.

— Почему в спальне мистера Арчи находятся посторонние? — строго спросил у него Грейди. — Вы не должны были никого к нему впускать!

— Я взял на себя смелость все же впустить туда парочку безобидных ничтожеств, — ответил Диккенс и, вскинув подбородок, пошел по коридору.

Грейди проскользнул в маленькую прихожую, отгороженную от опочивальни портьерой, и стал слушать. Ему не потребовалось много времени, чтобы узнать голоса споривших: надтреснутый старческий тенор Арчи, глухой баритон Артура Уильяма и, наконец, фальцет Юниора.

— Как ты можешь так говорить, папа! — возмущенно пропищал Молокосос. — Ты ведь знаешь, что мы все тебя любим!

— Ха! — воскликнул Арчи. — Разве что в гробу в белых тапочках!

Грейди кивнул, выражая свою солидарность с ним.

— Слушайте меня внимательно, сосунки! Мне все известно. Я не хотел говорить это вам, но проклятый Салливан все равно обо всем прознал, а Баннинг сегодня утром позвонил вам и сообщил, что мне уже все известно. Так что хватит играть в кошки-мышки!

— Папа! — патетически воскликнул Артур Уильям. — Мы лишь пытались защитить тебя!

— Защитить меня? Как это понимать? Что за бред ты несешь, Подгузник?

— Если бы здесь была Митци… — пролепетал сынок, но осекся, потому что Арчи швырнул в него подушкой, она отлетела от его головы и упала к ногам Грейди. Он решил, что это знак свыше к тому, что ему пора вмешаться, и вошел в спальню.

— Занимаетесь послеобеденной гимнастикой, Арчи? — язвительно поинтересовался он, кивнув обоим братьям, и сел на один из стульев, стоявших возле камина. — Немного крика вместо дыхательных упражнений, чуточку швыряния подушками, и на сердце сразу же становится легче. Не правда ли?

— Вон отсюда! — взвизгнул Юниор. — У нас семейный совет!

— Нет, Молокосос, все обстоит совсем не так, — спокойно сказал Грейди, закидывая ногу на ногу. — Вы обсуждаете печальное финансовое состояние фирмы «А-А». И я, телохранитель вашего папочки, в чьи обязанности входит защищать его от коварных происков его милых родственников, обязан быть в курсе всех ваших дел.

— Какое вы имеете право… — заикнулся было Артур Уильям, но замолчал и затрясся, словно бы собрался расхныкаться.

— Не тебе говорить о правах, Подгузник! — сурово предостерег его Грейди, борясь с желанием схватить обоих сыночков за горло и душить до тех пор, пока они не признаются, что один из них сидел за рулем черного джипа. — Арчи, а не позвонить ли мне в полицию? У меня уже давно чешутся руки набрать номер местного отделения, — с безмятежным выражением лица добавил он.

— Папа! Ты ведь не позволишь ему это сделать, верно? — воскликнул Юниор, побледнев как мел.

— Какое ничтожество, не правда ли? — сказал, обращаясь к Грейди, Арчи и, обмотавшись одеялом, устроился на своем ложе поудобнее. — Взгляни на них! Они уже наложили в штаны со страху. Пытаются убедить меня, что старались исключительно для моего блага. Вот ведь какие это чудесные, заботливые парни! Бессребреники, пекущиеся только о моем благополучии! И свою вонючую компанию «А-А» они, дескать, создали только для того, чтобы вести мониторинг всех моих операций, дабы подстраховать меня от происков моих поставщиков и служащих. Разве не так, мальчики? Разве не для этого вы старались?

— Именно так, папочка! — кивнул Артур Уильям. — Ваше здоровье оставляло желать лучшего на протяжении довольно длительного времени, однако вы не допускали нас до руководства корпорацией. И мы были вынуждены что-то предпринять, чтобы вас подстраховать. Мы хотели вам помочь! Думали, что так будет лучше…

Подгузник умолк, исчерпав все запасы красноречия, которыми его наделила природа, и, очень довольный собой, плюхнулся в кресло рядом с Грейди.

— Ты веришь этому бреду, сынок? — спросил Арчи, глядя на своего телохранителя.

— Нет, разумеется, — ухмыльнувшись, ответил он. — А вы, сэр?

— Ни одному слову, — сказал Арчи. — И раз уж все карты раскрыты, скажи мне, кто, по-твоему, все это придумал? Я долго ломал над этим голову, но так и не решил, у кого из этих недоумков хватило-таки мозгов на такую аферу. Итак, кто автор гениальной идеи? Или же все это им подсказал Баннинг? Кстати, сегодня утром я его прогнал.

— Как? Вы уволили Джефферсона, папа? — воскликнул Артур Уильям, выпрямившись в кресле. — Означает ли это, что вы больше не намерены изменять свое завещание?

— Нет, Подгузник, — огорчил его Арчи. — Это означает лишь то, что я больше не буду держать твоего сообщника в качестве своего адвоката и поверенного. Ладно, успокойтесь. У меня сегодня хорошее настроение. Признайтесь, кто из вас является создателем этой конторы «А-А», и я, возможно, не стану вычеркивать его имя из своего завещания. Ведь что ни говори, нужно иметь смекалку, чтобы додуматься снимать сливки со всех моих сделок и перекачивать их на свой банковский счет. Ну, я жду! Мне хочется верить, что хоть у одного из вас есть в голове толика мозгов.

— Это придумал я! — разом воскликнули оба братца. Грейди прыснул в кулак: таких законченных болванов ему еще не доводилось видеть. Он встал со стула, вышел на середину комнаты, посмотрел сначала на одного умника, потом на другого и произнес:

— Поздравляю вас, джентльмены! Готов поспорить, что этот задушевный разговор Арчи записал на пленку. На случай, если вам придет в голову упечь его в сумасшедший дом и прикарманить его деньги. Я прав, Арчи?

— И не только разговор, сынок! — весело подтвердил Арчи. — Улыбнитесь, ребятки, вас снимают! Скрытая камера вмонтирована в горшок вон того растения на подоконнике. Его подарила мне на Рождество Мьюриел. А теперь пошли вон отсюда, оба! Ха-ха-ха! Нет, ты только посмотри, как резво они побежали, сынок. Вот умора!

Дождавшись, пока за беглецами захлопнулась дверь, Грейди уселся на стул, стоявший возле кровати Арчи, и спросил:

— Ну и что будет дальше? Может быть, вы поделитесь со мной своими планами?

Арчи поудобнее устроился на подушках, сделал важное лицо и ответил:

— Я намерен подготовиться к очередной попытке покушения на меня. Ждать ее придется, как мне кажется, недолго. Вот уже два дня, как все подозрительно спокойно. Кстати, как чувствует себя девчонка?

45
{"b":"18417","o":1}