ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты вел себя как настоящий друг. — Мэгги сжала его руку. — Потому что ты знаешь, что Берни этого не делала.

— Мэгги, я знаю, кому принадлежат отпечатки пальцев на орудии убийства.

— Берни? — Желудок Мэгги подскочил куда-то к горлу.

— Берни.

— Ну да, — произнес Сен-Жюст, — я так и думал. Наш убийца весьма предсказуем.

Венделл посмотрел на Сен-Жюста и покачал головой:

— Деттмер велел мне привести Берни, но я объяснил, что она уже под крылышком у адвоката. С этого все и началось, а уж когда он узнал, что Дж. П. прибыла на место преступления раньше меня… Он пока не арестовал Берни лишь потому, что отпечатков пальцев для этого недостаточно. Остается надеяться, что мы не найдем чего похуже, а Берни отмажется от разговоров с Деттмером.

— Да я ничего и не помню, Стив. Правда-правда. Мэгги, расскажи ему о моих провалах в памяти.

Дж. П. жестом заставила ее замолчать.

— Нет. Никаких провалов в памяти. Провалы в памяти для защиты не годятся. Стив, я одного никак не могу понять. Почему Деттмер до сих пор не стоит на пороге с ордером на арест?

Мэгги заметила, что Сен-Жюст ведет себя непривычно тихо, лишь наблюдает.

— Хотя бы потому, что техники нашли следы крови в душевом сливе. Пока мы с этим не разберемся, у нас больше вопросов, чем ответов. Деттмер, может, и придурок, но не дурак же. Он не сдвинется с места, пока не получит что-нибудь весомее, чем отпечатки пальцев.

— Например, мотив, — предположила Мэгги. — Он в курсе насчет страховых полисов Бадди?

— Пока нет, потому что сегодня воскресенье и у него связаны руки. Но завтра узнает. Кстати, а что он узнает, Мэгги?

— Ну, понимаешь…

— Немедленно заткнись, Солнышко Мэри. — Дж. П. заслонила ее от Стива. — Ты зачем сюда пришел?

— Чтобы нам помочь, — наконец заговорил Сен-Жюст. — Я готов поручиться за лейтенанта.

Дж. П. оглядела остальных. Берни кивала. Мэгги довольно улыбалась. Сен-Жюст спокойно выдержал взгляд Дж. П. и подмигнул ей, отчего Мэгги пробрала дрожь. Стив без особого удивления смотрел на Сен-Жюста.

— Ну, хорошо, — наконец произнесла Дж. П., — пока никто не собирается браться за руки и распевать гимны, будем считать, что мы — одна команда. Только не заставьте меня об этом пожалеть. Колись, детка.

Мэгги подалась вперед и выпалила:

— Бадди застраховался на три миллиона, и эти деньги должны выплатить Берни, потому что прошло семь лет, правда, на самом деле семь лет не прошло, потому что Бадди умер только сейчас, и Берни получит эти деньги как раз вовремя, чтобы спасти «Книги Толанда», у которых начались проблемы после смерти Кёрка, если, конечно, ее не посадят в тюрьму за убийство Бадди, но окружной прокурор все равно найдет мотив, неважно, вернулся ли Бадди, чтобы наложить лапу на часть денег, унаследованных Берни от Кёрка, или чтобы заставить ее поделиться страховыми тремя миллионами, что он, наверное, давно планировал, но это все равно не снимает подозрения с Берни, потому что они могли быть в сговоре эти семь лет, а в последний момент Берни не захотела делиться — ну как, понятно кому-нибудь?

— Теперь у нас есть мотив, — Стив похлопал Мэгги по руке. — Все понятно, любовь моя.

На несколько секунд в комнате повисла тишина, затем Сен-Жюст произнес:

— Объясни, откуда взялась кровь в душе, Венделл. По-твоему, убийца сначала совершил преступление, а потом решил помыться?

Стив кивнул:

— Звучит довольно глупо, потому что Берни была вся в крови, когда вы ее нашли, с ног до головы, но испачкаться кровью, артериальной кровью после смерти жертвы невозможно.

— Если она не убила его сама. Вспорола ему глотку, потом быстренько легла на свою сторону, пока Бадди… фонтанировал, чтобы получился контур ее тела. Сняла пижаму, приняла душ, отмылась хорошенько от этой пакости, надела пижаму обратно, слегка вымазала кровью лицо и руки и позвонила нам. Но зачем?

— Твое дело — книжки писать, Солнышко. — Дж. П. встала за спиной у Берни и положила ей на плечи унизанные кольцами руки. — Большинству женщин не нравится кровь, вряд ли Берни — исключение. Это уж слишком. Нет смысла смывать кровь, чтобы потом опять ею испачкаться. Должно быть какое-то другое объяснение. Ничего удивительного, что Деттмер пока не пришел за Берни, таща судью на буксире. Он хочет арестовать ее наверняка, чтобы не пришлось потом обклеивать кабинет моими ходатайствами об освобождении. Стив, они нашли одежду жертвы?

— Нашли, — кивнул Стив. — В ванной. Аккуратно сложенную стопочкой на крышке унитаза. А что?

— Можно я отвечу? — спросил Сен-Жюст, усаживаясь на подлокотник дивана рядом с Мэгги. Мэгги окончательно запуталась, оказавшись меж двух огней. Это все равно что выбирать между двумя одинаково красивыми книжными обложками. — Ни один нормальный мужчина не станет в предвкушении или в приступе — прошу прощения, леди, — страсти, аккуратно складывать вещи. Следовательно…

Мэгги подняла руку:

— Ну, он мог попасть в ванную к Берни до того, как она вернулась домой. Прокрался как-то и решил принять душ. Берни наткнулась на него голого. Скандал, скандал, секс, секс, сон, прокрасться вниз, схватить нож — и вуаля, он мертв.

— Я бы никогда не занялась любовью с этим ублюдком, — жестко произнесла Берни. — Пьяная, трезвая, без сознания, в здравом уме или выжив из ума, я бы никогда не занялась любовью с Бадди Джеймсом. К тому же Бадди нипочем бы не сложил свои шмотки аккуратно. Ему пришлось бы сначала уроки брать.

— Стив, как там с тестом на сексуальное насилие? — спросила Дж.П.

— Официально — пока никак.

— А неофициально?

— Я отстранен от дела, Дж. П., но я по-прежнему коп. Выясняй сама, по официальным каналам.

— Человек чести, да? Весьма оригинально. Они, конечно, проверили ее на наркоту? Результатов пока тоже нет?

Этот вопрос задал Сен-Жюст. Мэгги с удивлением посмотрела на него:

— Ты сказал «наркота»? А, дошло. Полицейские сериалы. Ну конечно.

— На самом деле, милая моя, образовательный и исторический каналы. Но хватит о пустяках. Итак, этот тип, Деттмер, очень хочет арестовать Берни и ждет результатов криминальной экспертизы, которые укрепят его позицию, хотя его намерения и так крепки, как скала. Сколько у нас времени, Дж. П.?

— На то, чтобы раскрыть преступление или на то, чтобы спрятать Берни?

— Прошу прощения? — обернулась Берни. Она как раз отмеряла очередную порцию виски в стакан. — Что, правда? Вы собираетесь меня спрятать?

— Как-то это сомнительно, Дж. П., — произнес Стив.

— Пока нет ордера на арест — все чисто. Ее ни в чем не обвинили. Ее даже еще не допросили. Никто не аннулировал ее паспорт. Она свободна как птичка, и я собираюсь сделать все возможное, чтобы так оно и продолжалось. Ну, примерно. — Дж. П. открыла свой «дипломат» и достала какие-то официального вида бумаги. — Алекс, ты был прав. Полезный ход. Это совершенно аморальный тип, довольно известен и любит светиться в прессе. Он прямо-таки вцепился в эту идею.

Мэгги сощурилась и посмотрела на Сен-Жюста:

— Довольно известен? Вцепился? Черт, Алекс, как ты умудряешься всюду сунуть свой нос? Что ты сделал?

— Давай, Берни, собирайся, — приказала Дж. П. — Багаж тебе не понадобится, просто накинь что-нибудь и пойдем, повидаем доброго дядю доктора и подпишем эти бумажки. Когда я пришла, журналистов внизу не было, но долго это счастье не продлится. Я не хочу тащить за собой хвост.

— Мэгги? — Голос Берни задрожал.

— Минуточку, Берни. Алекс? Кто ухватился? Доктор Боб? Мой доктор Боб? Я угадала?

Сен-Жюст лишь улыбнулся и пересел на противоположный диван, к Берни.

— Мы хотим защитить тебя, милая, — произнес он так, что ему поверила даже Мэгги. — Мэгги все правильно угадала. Ты же помнишь доктора Боба? Психоаналитика Мэгги? Ты еще опубликовала его книжку «Страстно люби, прекрасно живи».

— Господи Иисусе, Алекс, вы что, собираетесь меня запереть?

— Всего лишь спрятать от полиции, — поправил ее Алекс. — У доктора Боба, судя по всему, обширные связи, и он уже распорядился принять тебя в одном милом учреждении в Катскиллах.

27
{"b":"18419","o":1}