ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Силиконовая надежда
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Под сенью кактуса в цвету
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Самогипноз. Как раскрыть свой потенциал, используя скрытые возможности разума
Очаровательная девушка
Истории жизни (сборник)
Ключ от твоего мира

— По-моему, он назвал это платой за консультацию. — Алекс внимательно изучал свои ногти.

— Ох, — задумчиво произнесла Мэгги, — может, он и прав. Пятьсот долларов?

— Ерунда по сравнению с тем, что ты заплатила ему за эти годы.

— Может, хватит? Он мне помогает.

— Правда? Недавно звонила твоя мать, оставила сообщение на автоответчике. Она хочет, чтобы ты вернулась в Нью-Джерси, к ней под крылышко. Я бы даже сказал, требует.

— Господи Иисусе! — воскликнула, скорее даже взмолилась, Мэгги. Ее желудок куда-то провалился, ноги подогнулись.

Алекс погладил ее по щеке.

— Да уж, помог тебе доктор Боб… Мэгги, милая, тебе скоро стукнет тридцать три года. Не пора ли уже повзрослеть и сказать ей, что ты больше не ребенок и сама отвечаешь за свою жизнь?

— Ага, — Мэгги не двигалась, впитывая в себя прикосновения Алекса, тепло его руки. — Я так и сделаю. Как только научусь не бояться парня из химчистки, который объясняет, что испортил мою синюю куртку по моей вине. Давай поговорим о чем-нибудь еще?

Алекс улыбнулся:

— Давай лучше займемся чем-нибудь еще. Обещаю, ты забудешь обо всех своих проблемах.

— Кхгм… прошу прощения? — сдавленно произнес Стерлинг. — Я, пожалуй, приберусь в твоей ванной, Сен-Жюст, если ты не против. Я имею в виду, если у тебя романтическое настроение или вроде того. Змей вернулся от мамочки, собирается выбросить останки твоего телевизора. Мне очень жаль. Я скормил ему сэндвич и привлек к уборке. Кажется, я физически не могу жить в развалинах. Мэгги, ты знаешь, что сделала меня чистюлей? Забавно, правда?

Пока Стерлинг сбивчиво тараторил, Алекс смотрел на Мэгги, а Мэгги смотрела на Алекса.

Мэгги казалось, что они одни в комнате — да что там, во всем мире. Она позволила себе потянуться к Алексу, неотрывно глядя на его губы.

— Нет! — внезапно вскрикнула она, отступила и схватила Стерлинга за руку. — Алекс, запрети ему.

— Все в порядке, Стерлинг, можешь идти, раз уж ты так старательно ищешь повод не снимать эти гнусные перчатки. Я тут вспомнил твой жилет — тебе, похоже, нравится желтый цвет. Передай Вернону привет и мою благодарность за помощь.

Мэгги проводила Стерлинга взглядом, затем повернулась к Алексу:

— Ты что, с ума сошел? Он же увидит надпись!

— Да нет, не увидит. Ее предусмотрительно стерли. Однако мы задержались. Табита наверняка покончила со своим сэндвичем и жаждет поделиться ошеломительными новостями.

— Придушить ее, что ли, — вздохнула Мэгги. — Разве сегодня вечером могут быть хорошие новости?

— Убей меня, если то, что произошло между нами пару минут назад, — это не счастливые новости. — Он протянул ей руку: — Пойдем, послушаем, что скажет Табита, а потом вышвырнем ее отсюда. И всех остальных тоже.

— Хватит, — Мэгги взяла его под руку, — ты же не думаешь, что я считаю секс панацеей от всех моих проблем?

— Я просто хотел, чтобы ты это обдумала.

— Ну, укуси меня!

— Это приглашение? С удовольствием, моя дорогая. Я буду очень нежен.

У Мэгги засосало под ложечкой.

— Прекрати. Ты пытаешься возбудить меня и заставить Стива думать, будто на кухне что-то происходит. Как это низко!

— Жаль, не сработало. — Мэгги направилась к дивану и весьма неэлегантно плюхнулась рядом с Табби: — Давай колись, что еще за поразительные новости?

Табби промокнула рот салфеткой и положила ее обратно на колени.

— Возможно, сейчас не самое подходящее время…

— Хорошо, — Мэгги хлопнула себя по коленкам и вскочила, — ты совершенно права, сейчас неподходящее время. Я беспокоюсь о Берни, на пороге — свора журналюг, за Алексом и Стерлингом охотится мафия, а за мной — моя милая мамочка, и…

— Мы продались киношникам.

Мэгги застыла с разинутым ртом и моргнула. Потом моргнула еще раз.

— Что ты сказала? Табби гордо произнесла:

— Я работала над этим несколько месяцев. Я и мой партнер в Лос-Анджелесе. Я не хотела тебе говорить, чтобы зря не обнадеживать, но в эти выходные все решилось. По трем твоим первым книгам снимут телефильмы. Я понимаю, это еще не большой экран, но для начала совсем неплохо. Сценарии будет писать кто-то другой, но я добилась, чтоб их сперва показывали тебе, — поверь мне, это было непросто. Подбор актеров, все, что пожелаешь. Я очень хорошо поработала, Мэгги. Честное слово.

Мэгги села. Скорее даже упала.

— Мы… мы продались киношникам? Боже правый…

— Эй, Мэгги, это же здорово! — Стив уселся на подлокотник дивана и наклонился, чтобы ее поцеловать. Она еще раз моргнула. У нее зазвенело в ушах.

Табби похлопала Мэгги по руке:

— Ну, я не всего добилась, чего хотела. Это комплексная сделка, на три книги, но я решила, что лучше мы получим меньше денег, чем рискнем и продадим только одну. Нам надо найти свою аудиторию, хотя они рассчитывают на твоих читателей. И вот еще что важно: если рейтинги будут хорошие, по третьей книге снимут настоящий фильм. Или сериал, это еще лучше. Они даже согласились вынести твое имя в титры. Что-то вроде «Клео Дули: Записки о виконте Сен-Жюсте — Дело о потерянном графе». Длинно, конечно, зато с твоим именем. Мэгги? Ну скажи уже что-нибудь.

И она сказала. Ляпнула первое, что ей пришло в голову:

— Я не могу лететь в Калифорнию.

— О господи. — Мари-Луиза схватила сумочку и потащила за собой Киллера. — Теперь видишь? Я же говорила, что она со странностями. Нам пора. У меня с утра занятия. Эй, Мэгги, ты же не против, чтобы я забрала сумочку? Ну, помнишь, ту, что ты одолжила мне для конференции. Мне она очень нравится.

— Я не могу лететь в Калифорнию. Просто не могу.

— Вот и здорово. Так и знала, что ты не против. Увидимся, Вик, — она помахала рукой Алексу, — в час у мистера Пьера, так? Подпишем бумажки.

Мэгги, словно в тумане, слышала, как Алекс договаривается о встрече с Мари-Луизой. Она расслышала и просьбу Мари-Луизы, но не смогла даже произнести: «Это Алекс одолжил тебе мою сумочку, а не я, так что верни ее немедленно, черт побери!» — или: «Не смей называть его Виком. Он — виконт, виконт, понятно тебе?»

Алекс. Александр Блейк, виконт Сён-Жюст. Ее Алекс Блейкли. Он слышал слова Табби. Он должен был их слышать, понять, что они означают. Но он молчит. Почему он молчит?

— Алекс? — Она выглянула из-за Стива. Сен-Жюст теребил шнурок от монокля. — О чем ты думаешь?

— Обдумываю, какие возможности это нам дает, разумеется. Это хорошо, что мы должны утвердить сценарий, молодец, Табита. Итак, мы можем влиять на подбор актеров. Я хочу, чтобы роль Сен-Жюста сыграл только тот актер, которого я одобрю.

Мэгги закатила глаза. Замечательно получается. Один вымышленный персонаж проводит кастинг на роль другого вымышленного персонажа. То есть самого себя.

— А ты не хочешь сам сыграть эту роль, Алекс? — Мэгги прикусила язык, но поздно.

— Это я тоже обдумываю.

— Но… но он не может. Конечно, он весьма импозантен, и я знаю, что ты списала своего Сен-Жюста с него, — Табби потянула Мэгги за руку, — но им нужны настоящие актеры. Мэгги? Ну скажи ты ему.

— Она права, Алекс, — усмехнулась Мэгги. — Им нужны настоящие актеры, а не настоящие герои. Впрочем, это неважно, все равно мы никуда не поедем.

— Потому что ты не можешь лететь в Калифорнию, — Алекс слегка наклонил голову. — Это мы уже слышали. Не объяснишь, почему?

Мэгги посмотрела на Табби, на Стива, на Алекса.

— Потому что у них там постоянно землетрясения, и вы прекрасно это знаете. Наверняка одно произойдет как раз в тот момент, когда колеса моего самолета — кстати, я вообще не люблю летать, — коснутся посадочной полосы. Не успею оглянуться, как Невада станет морским курортом, только мне уже будет по барабану, потому что я останусь в консервной банке, пристегнутая к сиденью ремнями безопасности, а надо мной будет три мили океанской воды и пара миллионов фунтов Калифорнии.

— Весьма впечатляет, — поделился Алекс со Стивом, — сразу видно, писательница. Очень развитое воображение.

31
{"b":"18419","o":1}