ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свергнутые боги
Арктическое торнадо
Призрак Канта
Святой сыск
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Рельсовая война. Спецназ 43-го года
Я супермама
Лес тысячи фонариков

— Мэгги? — Берни протянула руку. — Не уходи, ты нужна мне.

Дж. П. выхватила из рук у Берни бокал с виски:

— Попрощайся с «Джонни Уокером», миссис Толанд-Джеймс. С этого момента ты официально в завязке.

— Но… но… — Берни явно до смерти перепугалась.

— К черту это! — Гнев Мэгги пересилил ее робость. Она подскочила к Берни и уселась рядом с ней. — Все хорошо, милая. Все хорошо.

— Я сказала…

— До свидания, адвокат Боксер. — Сен-Жюст подошел к ней со спины. — Простите за беспокойство, но ваши услуги нам не понадобятся.

Дж. П. повернулась к нему и оглядела с ног до головы. Медленно.

— Я не нравлюсь тебе, англичанин? Вот и прекрасно. Я над этим специально работаю. Но знаешь что еще? Я очень хороший адвокат. Я превосходный адвокат. Я даже вижу, что моя клиентка вся заляпана кровью — вот насколько я хороша. Ты меня нанял, но с этого момента здесь командую я. Если ты не можешь этого пережить, если хочешь, чтобы тут кто-нибудь сюсюкал, жеманился и держал ее за руку, держал их обеих за руки и торговался с копами, чтобы скостить ей срок на пару десятков лет, тогда нет проблем. Но если нет — тогда я тут Большая Мама, даже если это значит, что мне придется немножко нагрубить твоей хорошенькой маленькой подружке-писательнице. Ну так как? Мне уйти или остаться?

Мэгги прикусила губу и посмотрела на Сен-Жюста. Его голубые глаза были непроницаемы, но на левой щеке, как раз под глазом, билась жилка. Никто не смел приказывать виконту Сен-Жюсту.

— Вы остаетесь, — произнес Сен-Жюст, и Мэгги услышала, как Стерлинг с облегчением вздохнул. — Вы остаетесь, но Мэгги оказывает Бернис моральную поддержку, а Бернис получает обратно свою выпивку. В остальном можете нами распоряжаться. Как видите, я способен идти на компромисс.

Дж. П. протянула руку:

— Я тоже. Но перед судом мы отправим ее в клинику для алкоголиков. Я же говорю, я с ней уже встречалась.

— Суд? — Берни глухо застонала и сжала руку Мэгги. — Меня будут судить?

— Возможно. — Дж. П. переключилась на Берни. — Поживем — увидим. А теперь расскажи мне все, что знаешь.

Берни еще сильнее сжала руку Мэгги.

— Я ничего не знаю. Вчера я ушла из дома. То есть в пятницу, так? — спросила она у Мэгги. Мэгги кивнула, стараясь не заплакать. — Утром я проснулась, и Бадди был… Бадди был…

Дж. П. достала из кармана куртки блокнот и ручку:

— Рассказывай. Когда ушла? Куда?

— Мм… на вечеринку. Да, на вечеринку. У Бинки Холстед. Ты же знаешь Бинки, Мэгги? Она замужем за Уолтером Йегером, финансистом. Он сейчас… сидит за незаконные операции с ценными бумагами. О боже, мы ведь над этим смеялись, а теперь я…

— Очаровательные у тебя друзья. — Дж. П. что-то нацарапала в блокноте. — Потом сообщишь мне ее телефон и адрес. Куда-нибудь еще ходила?

Свободной рукой Мэгги погладила Берни по спине.

— Вспомни, Берни, дорогая. Куда-нибудь еще?

— Я… я вернулась сюда. Да, я вернулась сюда. В лимузине. Но мне не хотелось спать. Я прогулялась немного, и… по-моему, я отправилась к «Бренде». Знаете? Два квартала вниз по улице и еще три после поворота.

Дж. П. это записала.

— «У Бренды». Знаю это место. Пивная не без претензий. Они должны тебя вспомнить. Еще куда-нибудь?

Берни пожала плечами.

— Я не знаю. Возможно. Я не уверена. У Бинки подавали текилу.

— Ах, Берни, надо было тебе пойти ко мне, — упрекнула ее Мэгги, — если тебе было грустно и одиноко.

— Было тебе одиноко, Берни? — Дж. П. отбросила условности. — Ты была одна?

Берни бросила взгляд в сторону спальни.

— Наверное, нет. В смысле, я не помню. Господи, Мэгги, я не помню!

Двери лифта отворились, и Мэгги застыла: приехал Стив Венделл.

— Берни, пойдем. Стив уже здесь.

— Я с ним разберусь, — пообещала Дж. П.

— Нет, не сейчас, — мягко произнес Сен-Жюст. — Мэгги, сходи за нашим добрым лейтенантом, пока он не потерялся, и поменьше болтай языком, пожалуйста.

— Спасибо, Алекс. — Мэгги поспешила в фойе. Стив, как обычно, был одет в мятый камуфляж, вязаную сорочку и куртку из другого комплекта. Песочные волосы растрепались на ветру. Стив сообщил, что рад видеть Мэгги, тепло улыбнулся, но улыбка моментально исчезла.

— Мэгги? Это кровь? — Он уставился на ее пижаму. — С тобой все в порядке? Ты не ранена?

— Ох, Стив, я так тебе рада. Она этого не делала. Я знаю, что она этого не делала.

Он взял ее за руку и прикоснулся губами к щеке. Милый добрый Стив. Такой надежный, такой бесхитростный. Совсем не похож на Алекса, который сводит ее с ума, интригует, достает. Со Стивом так уютно и безопасно… если не вспоминать о его рискованной работе… и побороть влечение к придуманному герою, который может исчезнуть из ее жизни как раз в тот момент, когда она признается ему в любви.

— Кто? Ты о Берни? Чего она не делала?

— Не убивала Бадди, — объяснила Мэгги, — своего мужа. Он умер, если это, конечно, он. Там, наверху, кто-то умер. Она позвонила нам и сказала. Но она этого не делала. Ты же знаешь Берни. Ты знаешь, что она этого не делала.

Стив поднял руку:

— Ты пытаешься сообщить мне, что здесь труп? Господи, Мэгги, почему Блейкли не…

— Он подумал… я подумала… мы подумали, что лучше сначала приедешь ты и осмотришься. Раз ты первым оказался на месте, дело поручат тебе, верно?

— Формально да. Но, может быть, и нет. Я же знаком с Берни. Меня могут отстранить. Где Блейкли? И где труп, что куда важнее? Где Берни?

— Мы все там. — Мэгги указала на гостиную. — Кроме трупа. Он наверху, в постели у Берни.

— В ее постели? Я бы подумал, что у него инфаркт приключился во время секса, но на тебе кровь, Мэгги. Почему у тебя одежда в крови?

— Я обнимала Берни. Она вся в крови. Алекс ходил наверх, проверял, есть ли там труп, и говорит, что спальня тоже вся в крови…

— Он ходил наверх? Затоптал все следы преступления? Черт бы его побрал, Мэгги. Теперь он начнет нести всякий бред насчет предполагаемого убийцы.

— Ну, он действительно об этом немного поразмыслил, — тихо произнесла Мэгги.

— Пусть он держится от меня подальше. Что до Берни, то, если она и впрямь этого не делала, я ее лучший друг.

— Ошибаешься, Венделл, не ты, а я. — Дж. П. вышла в фойе. — Если вы двое закончили, может, ты позвонишь кому надо, чтоб увезли жмурика из дома моей клиентки? А то он скоро завоняет.

— Дж. П. — Глаза у Стива полезли на лоб. — Да-а, неплохо денек начался. По-прежнему гоняешься за «скорыми» себе на ужин?

— Только если ты в них едешь, сладенький мой, — подмигнула Дж. П. — Как насчет подняться наверх и осмотреть спальню, прежде чем позовешь коллег?

Стив засмеялся, хотя ему явно было невесело:

— Конечно, дорогая, давай поднимемся в спальню. Эй, кто-нибудь, закажите пиццу, и мы устроим вечеринку.

— Шут гороховый, — проронил Сен-Жюст, уже направляясь к лестнице. — Впрочем, Венделл, будет благоразумно — надеюсь, тебе известно значение слова «благоразумно», — если ты сперва убедишься в наличии трупа наверху, прежде чем вызывать пополнение.

— Терпеть не могу, когда он дело говорит, — пожаловался Стив. — Мэгги, ты остаешься здесь. Стерлинг и Берни, вы тоже.

— Ты что, рехнулся? — Берни основательно отхлебнула из стакана. — Я наверх и не собиралась. Мне он и живой-то не особо нравился.

— Прекрасно, просто прекрасно. Кого-нибудь интересует мое мнение по поводу линии защиты, которую избрала Рыжая? Похоже, никого. Веди нас, Венделл, — произнесла Дж. П. — У тебя запасные перчатки есть?

— Гигантских не держим, — отрезал Венделл. Мэгги прикусила губу. Она подождала, пока все уйдут, затем последовала за ними и встала у дверей так, чтобы слышать разговоры. В конце концов, если Алексу можно здесь находиться, то и ей тоже.

— Оп-па, а труп тут и вправду есть, — констатировал Стив. — Блейкли, держись от него подальше.

— В этих ботинках я к нему и сам особо не рвусь. Нож видите? Весьма удобно, не правда ли?

— Она, наверное, напилась.

8
{"b":"18419","o":1}