ЛитМир - Электронная Библиотека

Кстати, вот это бы их здорово объединяло, если бы речь шла о пропаже машин. Все до одной машины — дорогие.

Но машины, получается, тут ни при чем.

Что же все-таки объединяет владельцев этих автомобилей в меню Питона?

Ага!.. Меню!.. Батюшки, неужто каннибал? Не к ночи будь помянут!

И то сказать, его жертвы все такие разные, но зато все одинаково съедобные. И это их, конечно, сильно объединяет.

Фу!.. Светлова проверила задвижки на окне.

Додумаешься же до такого на ночь глядя!

Нет?

А что же тогда?

Проблема в том, что перечень пунктиков, на которых у человека может съехать крыша, поистине бесконечен. Он может быть каннибалом, он может быть садистом… Тут, увы, его возможности так же, как у питона, огромны.

"Почему я все время говорю “он”? — укорила себя Светлова. — Может быть, это она?

Может быть, конечно, и “она”. Не исключено.

Говорю “он”, потому что мысленно уже прозвала его для себя Питоном”.

* * *

— Горенштейн говорит, — объяснила Анна лейтенанту Богулу, — что ему нужно еще минимум три сеанса, чтобы добиться хоть какого-то положительного результата. Причем, между ними, этими сеансами, должны быть непременно некоторые временные интервалы.

— Так… Значит… Иного пути, как ждать и сидеть сложа руки, выходит, у нас просто нет?

— Но почему же…

"Вы, например, можете продолжать разыскивать упущенного вами Отарика”, — хотела съязвить Светлова, но удержалась от этого проявления вредности. Анна знала, что это “больное место” Богула — он и так нервничает по этому поводу и ищет Кикалишвили изо всех сил.

— Во всяком случае, мы вовсе не обязаны сидеть все это время сложа руки, — только и заметила Светлова.

— Интересная мысль… И что же?

— Вы обратили внимание, Богул, что вызов родственницы одного из тех, кто исчез в вашем “треугольнике”, дал нам очень много новой информации?

— Обратил.

— А не заняться ли нам, с мелким, так сказать, ситом в руках для просеивания, и другими потерпевшими? Представим всерьез, что все они — звенья одной цепи, а не так, как подходили к этим делам раньше, когда они были все разрознены. Представим. И вплотную займемся! Кто там у нас еще, кроме владельца отстающих часов, среди пропавших значится?

— Ну… Есть, например… Шматриков Вячеслав Егорович. Ехал из пункта А в пункт Б.

— Получается, что просто ехал мимо?

— Да.

— И исчез по дороге. Не сумев преодолеть вашего “бермудского” отрезка…

— Есть и женщина…

— Да? Интересно!

— Кривошеева Галина Александровна…

— И тоже ехала из пункта А в пункт Б?

— Да как сказать… В общем, ее муж именно это и утверждал.

— Но что-то вас тогда смутило?

— Да как-то странно он это утверждал. Неубедительно.

— Глаза отводил?

— Что-то вроде…

— Не верите ему?

— Чувствуется, что лжет. Вроде бы приличный человек.., из тех, что и врать-то не умеют. Ну и не получалось у него это — врать!

— Что же не надавили в свое время?

— Ну, как-то не имело прежде смысла. Мало ли куда женщина ехала. Создается ощущение, что цель их путешествия не имеет отношения к тому, что с ними случилось. Кстати, это еще один признак, который их объединяет.

— Что-то вроде кирпича на голову? Стихия?

— Да…

— А вот это напрасно! Напрасно вы, Богул, зациклились на этом объяснении. Может быть, именно это и уводит вас в сторону. Надо с ними, родственниками и близкими пропавших, еще поговорить. Может быть, как раз цель путешествия и имеет отношение к тому, что с ними случилось. Этой целью и стоит поинтересоваться.

— Ну что ж… Попробуйте… У меня лично нет особой охоты встречаться с родными потерпевших. Комплекс вины уже развился. Получается, помочь ничем не можем, а только тормошим понапрасну… Бередим больное место.

— Ну, что ж.., хорошо. Я попробую сама встретиться с Кривошеевым, — пообещала Анна.

* * *

Но сначала, обнаружив, что у Богула есть телефон супруги господина Шматрикова В.М., “ехавшего мимо”, Светлова решила недолго думая им воспользоваться.

— Алло!

Ей ответили сразу.

— Госпожа Шматрикова?

— Слушаю.

— Извините за беспокойство.

— Вы уже побеспокоили. Теперь постарайтесь излагать короче.

Светлова вняла совету и совсем кратко поинтересовалась:

— Госпожа Шматрикова, а вы не могли бы приехать к нам?

— К кому это еще к “нам”?

— К нам, в город Рукомойск.

— Куда-а?!

— В город Рукомойск, — мужественно повторила Аня, сознавая всю чудовищность своей просьбы. Она уже по первым интонациям оценила эту мадам Шматрикову, с мобильником в руке, разговаривающую с ней, может быть, из Парижа, а может быть, из ресторана “Три пескаря”. Интонации тянули на сюрреалистические цены из меню именно этого ресторана… То есть цены, существующие сами по себе, без всякой связи с реальностью.

— А что это за город такой? — все-таки поинтересовалась Шматрикова.

Аня поняла, что мадам старается быть вежливой.

— Это город, где произошло исчезновение вашего супруга.

. Аня постаралась ответить как можно официальное: не “исчез”, а “произошло исчезновение”, чтобы хоть таким-то образом повлиять на сложную даму.

— А где это? Город Руко.., что?

Аня поняла, что объяснять ей географическое положение города Рукомойска довольно бессмысленно. Госпожа Шматрикова никогда не приедет в этот город, даже если ей прислать поводыря и эскорт мотоциклистов.

Город Рукомойск и госпожа Шматрикова существовали даже не на разных планетах — в разных измерениях.

И сколько бы Аня ни старалась, дальнейший разговор будет состоять из “а кто это?”, “а что это?”, “а где это?”, “а зачем это?”, и так далее, и тому подобное.

— А можно мы к вам приедем? — предложила Светлова, в общем-то совсем не рассчитывая на успех.

— Кто это — мы?

— Мы — это представители правоохранительных органов города Рукомойска.

Было слышно, как в трубке фыркнули в ответ на эту усложненную словесную конструкцию.

Что ж.., получи, Анюта!

— Вообще-то вы довольно смешливы, — позволила себе обидеться Светлова. “Для вдовы”, — добавила она про себя.

— Нет, но… Девушка, не обижайтесь… Но… А куда вы приедете?

— К вам.

— А где я сейчас, как вы думаете, милая девушка? Я говорю с вами по мобильному — и сама не знаю, где я через полчаса буду. Куда вы приедете, хотела бы я знать?

"Я бы тоже не отказалась”, — уныло подумала Светлова.

— Но все-таки.., можно? — упорно повторила она.

— Не можно.

— Ну, ладно. Давайте поговорим по телефону?

— Мы и так с вами говорим по телефону. Но вы еще ничего толком не сказали, хотя мы потеряли уже кучу времени.

"И денег!” — хотелось добавить Светловой, но она понимала, что для Шматриковой это “не вопрос”.

— Что мог делать в нашем городе… — Аня уже и сама не заметила, как у нее появилось это “нашем”, — ваш муж?

— В вашем городе?

— Да.

— Что мог делать в вашем городе мой муж? — Мадам Шматрикова залилась каким-то странным смехом. — Ни-че-го, — произнесла раздельно по слогам, отсмеявшись вдоволь, смешливая вдова.

И повторила:

— Ничего!

— Но все-таки… Поясните, какова была цель его поездки? Ведь куда-то же ваш супруг ехал?

— Он ехал по делам. Не вижу смысла объяснять, по каким делам, потому что это не имеет к вашему Рукомойску никакого отношения. И он ехал мимо! И уверяю вас, со скоростью не меньше ста километров в час. Мимо! Мимо вашего города! Все?

— Не все… Я бы хотела еще…

— А я бы не хотела. Все.

У Кривошеева тоже был телефон. Но, впечатленная диалогом с госпожой Шматриковой, Аня решила больше не искушать судьбу.

С полсотни километров до городка Путятинска, где проживала до своего исчезновения Галина Кривошеева, Аня доехала за час.

Это был уже и вовсе крошечный населенный пункт. По сути, с единственной — главной! — улицей и некоторым количеством ответвлявшихся от нее закоулков, поросших желтеющими лопухами.

26
{"b":"1842","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я дельфин
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Любовь не выбирают
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
Полночная ведьма
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Предложение, от которого не отказываются…
Метро 2035: Красный вариант
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!