ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так вас куда подбросить? — поинтересовалась Анна.

— Меня? — На лице лейтенанта появилось странно задумчивое выражение. — Меня-то в отдел. А вот с вами что делать?

— Со мной? Почему вы думаете, что со мной надо что-то делать? Я так не считаю.

— А вот я, извините, считаю.

Выражение лица у Анютиного сотрапезника как-то быстро менялось.. Причем в нелучшую сторону.

Очевидно было, что возникшее между ними расположение, вызванное совместной трапезой, быстро испарилось. Потому что физиономия лейтенанта стала совсем официально-кислой, и…

— Придется вам все-таки задержаться в нашем городе, — наконец изрек он.

— То есть? — У Светловой появилось неприятное предчувствие. — Меня все-таки подозревают?

— Ну что вы! Конечно, нет. Просто нам еще нужно вас расспросить.

— Допросить, вы хотите сказать?

— Нет, именно расспросить. Всего лишь. Пока. Кроме того, нужно оформить все документально. У следователя, если будет возбуждено уголовное дело, могут появиться к вам вопросы. А вы уедете — и ищи вас потом… Я не уверен, что, если мы вас повторно пригласим к себе, вы незамедлительно откликнетесь на наш призыв и примчитесь.

— Да уж! В чем-то вы правы…

Внутренне Светлова согласилась, что лейтенант дальновиден: вряд ли ей захочется побывать в этих местах еще раз.

— Ну вот… Так что по всему выходит, что лучше нам вас пока не отпускать.

— Ничего себе “лучше”!

— Ну, не будем спорить, — миролюбиво заметил лейтенант. — Я вам советую пока устроиться в гостинице. А мы вас чуть позже — у нас сегодня, извините, жуткая Запарка! — вызовем к себе.., поговорить.

— Это не подлежит обсуждению?

— Обсуждать можно все, — философски заметил лейтенант. — А вот изменить… Кстати, вы, собственно говоря, я так и не полюбопытствовал, далеко ли направлялись?

— Далеко.

Светлова решила, что имеет конституционное право не вдаваться в подробности.

Ибо лицемерие ментуры, как выяснилось, не знает предела — ел, пил человек, разговаривал — почти уж по душам! — и вот, пожалуйста!

— Куда и откуда вы направлялись? Извините за настойчивость…

По легкому настороженному прищуру внимательных глаз собеседника Аня поняла, что вопрос этот продиктован не праздным любопытством.

— Я еду отдыхать. Точнее, ехала…

— Неужто на курорт?

— Именно.

— Да вроде не сезон?

— Ну как вам объяснить… Иногда полезно бывает на неделю все бросить. И просто походить по берегу моря, сменить обстановку, посмотреть на пальмы, пусть они уже, возможно, скоро и будут припорошены снегом.

— На пальмы? — Лейтенант снова прищурился. — Да, пожалуй, неплохо бы. Ну да вы не грустите. Хотя у нас, правда, пальм нет. Липы и те почти повырубили.

Машина между тем въехала на городские улицы. Лейтенант говорил Светловой, куда нужно свернуть.

— Вы меня у гостиницы высадите.., я дальше пешком, — попросил он.

— Как прикажете, — согласилась Анна.

— Но вам все равно у нас понравится. Город наш гостеприимный, — обронил Богул на прощание.

— Я заметила.

Светлова достала из машины сумку и направилась к гостинице.

В скучном, неуютном гостиничном номере Анна присела на край застеленной, как в пионерском лагере — подушка треугольником, уголком вверх, — постели и уныло уставилась на казенную в лиловых обоях стену.

Зачирикал любимую мелодию — из мультфильма про розовую пантеру — сотовый телефон. Светлова обрадованно схватила трубку. Словно весточка из другого мира, привычного и любимого!

— Ты где? — поинтересовался Анин муж. На часах было девять утра. Далеко в Москве, в их уютной квартире, Петя проснулся и собирался на работу.

— Я? — Светловой потребовалась некоторая пауза, чтобы сообразить, что следует отвечать. — Я, видишь ли… Я еду.

— Догадываюсь! Где едешь-то?

— Да уже больше половины пути одолела! Скоро увижу море.

— У тебя все в порядке? — подозрительно спросил Петр.

— Да.., да, конечно! Все отлично.

— Ну, ладно…. Держи меня постоянно в курсе. Впрочем, на вас, Анна Владимировна, надежда небольшая. Так что я, уж извини своего назойливого супруга, скоро опять позвоню!

— Хорошо.

Аня огорченно положила трубку на гостиничную кровать и снова уныло уставилась на лиловую стену.

Ничего себе “еду”!

Ехала, ехала… И приехала.

Глава 2

Октябрь… В это время года пальмы на Черноморском побережье, до которого Светлова так и не доехала, действительно, может, уже, пусть ненадолго, припорошило снегом. Год на год не приходится. Погода прихотлива. Но в эту осень до снега было, судя по всему, еще далеко.

Утренняя осенняя зябкая погода в городе, в котором Аня волею судьбы задержалась, в полдень уже сменилась теплым благодатным солнечным деньком, вполне подходящим под определение “бабье лето”.

И город сразу преобразился. От густых, еще не облетевших лип — очевидно, уцелевших от вырубки! — лежала на старых, протоптанных каблуками тротуарах узорчатая тень, окошки в домах чисто поблескивали. Светлова уже почти с удовольствием прошлась по тихим улицам. В конце концов, такой тихий старинный городок чем хуже моря? Там, на море, сейчас, наверное, ветер дует А здесь тихо, солнечно. Хочется добавить: покойно. И если бы не утренняя покойница на трассе, можно было бы так и сказать.

Аня бродила без всякой цели, коротая время, в ожидании, когда ее вызовет лейтенант Богул. Рассеянно разглядывала двухэтажные старинные, очевидно, еще купеческие, дома…

В одном из них белели современно пластиковые окна. Над входом — вывеска “Молодость”.

Оказалось, косметический салон.

Вот! Этим Светлова и займется, чтобы скоротать время. А то никогда у нее “на себя” его не хватает!

Анна толкнула стильную дверь — сразу звякнул, оповещая о ее появлении, невидимый колокольчик.

— Поднимайтесь, поднимайтесь! — услышала Светлова женский голос.

Голос доносился сверху, со второго этажа, на который вела красивая винтовая лестница.

— Не робейте!

Дама-косметичка внимательно оглядела ее кожу.

— Собственно, вам вполне можно и без наших услуг еще долго обходиться. Но начинать ухаживать за кожей следует все-таки заранее. Это должно стать привычкой. Тогда вы встретите возраст во всеоружии.

— О'кей! Я согласна: давайте вооружаться!

— Я бы вам посоветовала… — дама задумалась. Аня терпеливо ждала.

— Время от времени нужен курс. А потом поддерживать.

— Курс?

— Ну да, восемь недель интенсивных процедур — сеансы через день. А потом можно два раза в месяц. Или даже всего лишь раз в месяц. Ну, допустим, сегодня у нас двенадцатое… Значит, в следующий раз я вас назначу на…

Светлова блаженно закрыла глаза. Прохладная кремовая маска обволакивала лицо, пальцы косметички нежно скользили, очерчивая овал Аниноголица…

Какие числа? Зачем все это? О чем говорит эта женщина?! Светлова, слава богу, максимум завтра будет уже далеко-далеко отсюда. Анна хотела усмехнуться, но скользящие пальцы погасили, разгладили эту зарождающуюся усмешку на ее лице.

Долой усмешки, улыбки, ухмылки, а также натужные мысли! Долой удивление, негодование и прочие сильные эмоции, всевозможные гримасы и гримаски! Ибо от всего этого на лице морщины, морщинки и морщиночки… Покой, и только покой. Лицо расслабляется, разглаживается, и вместе с исчезающей мимической морщинкой, которая появилась, пока о чем-то усиленно думала, уходят и соответствующие мысли…

Так и заснуть можно: славно, безмятежно! Покойно. Тьфу! Вот привязалось это слово!

Внизу звякнул колокольчик. Анина фея взглянула на часы и озабоченно пробормотала:

— Извините… Полежите так — с масочкой… Это полезно… А я скоро вернусь.

Она ушла вниз.

А Анну явно клонило в сон. В самом деле, способ релаксации — просто замечательный. Как бы там ни обстояло дело с будущими морщинами, но как отдых — это замечательно!

Снизу неясной бубнежкой доносились голоса.

4
{"b":"1842","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Предложение, от которого не отказываются…
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Тайна тринадцати апостолов
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Всплеск внезапной магии
Трамп и эпоха постправды