ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лесовик. В гостях у спящих
Маленькая жизнь
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Как возрождалась сталь
Добрый волк
Превышение полномочий
Стигмалион
По кому Мендельсон плачет
Илон Маск: изобретатель будущего
* * *

Все это было похоже на обрушившийся поток.

Сначала грибы и бедняга Ионыч.

Потом Бритиков.

Потом исчез Фофанов.

Что случилось?

Что случилось, Светлова не знает. Но когда это случилось — очевидно. Точнее — после чего.

После того, как Светлова побывала в бойлерной.

Как бы там ни было, но по времени это и стало тем моментом, после которого обрушился смертоносный поток.

Глава 15

Ужас заключался в том, что Светлова могла теперь ехать домой со спокойной душой: никто ее больше не задерживал.

Но она не могла ехать. Потому что никакой спокойной души не было и в помине.

Ощущение, что где-то близко свернулся кольцами и лежит, поджидая свою добычу, тот, кого она назвала Питоном, не давало ей шанса закинуть сумку с вещами в машину и тронуться по направлению к столице.

А в то, что это Леночка Туровская, Светловой все-таки не верилось. Просто не по силам такое осуществить Елене Ивановне, не по силам! Она ведь даже не Немая. И уж тем более не немой Герасим, переворачивающий телеги…

Аня, усмехнувшись, вспомнила разглагольствования Туровской об особой физической силе умственно отсталых и прочих дефективных.

А у Елены Ивановы — ну, никаких дефектов… Совершенная во всех отношениях дама! Не дама, а произведение искусства, несколько, правда, устаревшее, скорей — антиквариат… Откуда у нее такие силы?

Ну, от силы — отравы в грибы подсыпать, ну, радиотелефон, соединенный со взрывным устройством, в подъезде организовать… Но повесить Немую? Справиться с Фофановым?!

Даже если ей помогает скрывающаяся Амалия. Даже если это и так, все равно что-то не сходится.

Чего-то или кого-то тут не хватает!

И что теперь дальше делать? С какого конца подбираться к Питону? Если это, конечно, Питон, а не энное количество отморозков, отдельно стоящих за каждым из автомобильных преступлений. Ну вот опять вернулась на круги своя…

И опять, распаковав вещи, Анна набрала Петин номер.

— Да, дорогой… Гуляла по берегу… Замечательно…

Бедный Петя. Если бы он понял, до какой степени она умеет врать, — развелся бы тут же.

Нет, Петя Стариков, конечно, не дурак и подозревает о способностях своей супруги… Но масштаба.., он оценить, к счастью, не может.

Да, масштабности ее бесконечного вранья он и представить себе не может!

* * *

Итак… Не найдены ни пропавшие люди, ни их тела, ни того, что бы от них могло остаться. Вообще ничего не найдено. Ни от кого ничего не осталось. Ни руки, ни ноги. Никакая собака ничего случайно не отрыла и своим хозяевам, чтобы те сразу побежали в милицию, не принесла.

Просто как этот китаец Лао-Цзы в Стране Снегов — перешли некую границу и исчезли. Больше никто их не видел.

Эта “бермудская” составляющая, по идее, должна быть очень важной особенностью этого дела. Исчезли полностью. Будто затянуло в какую-то неведомую черную дыру. Как в мясорубку.

Это значит, у него должен быть какой-то безупречный способ сокрытия…

Не у всякого есть дом, в фундамент которого можно что-нибудь этакое замуровать. Не у всякого есть стройка, на которой работают с бетоном…

Не у каждого. И это, хоть и немного, но сужает круг подозреваемых.

У него такая возможность — безупречный способ сокрытия — есть.

* * *

И надо искать способ сокрытия и место сокрытия.

* * *

Вместо долгожданного отъезда из Рукомойска Светлова опять заявилась в милицейский “теремок”.

— Богул, я могу вас попросить?

— Нет, нет! Не можете! — отрезал лейтенант.

— Мне нужны некоторые, не скрою, конфиденциальные данные о…

— Даже ничего не произносите. Нет, нет и нет.

— Так, значит?! Ну, ладно. А скажите тогда, Богул… Не вы ли случайно — дело теперь, конечно, прошлое — поведали Фофанову про детективное, агентство?

Лейтенант отвел глаза в сторону:

— Я не специально. Случайно вышло.

— Вот как? Случайно?

— Видите ли.., когда Фофанов тут орал, что менты такие-сякие.., ну непрофессиональные… Ничего, мол, не умеем.., что, мол, когда государство — то ничего хорошего, а вот когда частный сектор… Я и сказал: вон он ваш частный сектор.., частный детектив! Вы, Аня, как раз только что с ним тогда в коридоре столкнулись… К ней и обращайтесь, если мы такие.., непрофессиональные! Пошутил.

— Пошутили?

— Ну, вроде как.., пошутил.

— Вот гад!

— Я?!

— А то кто же?! Вы, конечно! А вы думали, я похвалю ваше чувство юмора?! Пошутил он! Да с Фофанова — что взять?! Он живет, как умеет — как мама воспитала и пионерская организация.., его она еще успела воспитать! Но вы же должны были меня, как гражданина, защищать! А вы взяли — и подставили! Из-за вас я тут торчу?! Отвечайте, из-за вас?

— Клянусь, не нарочно.

— Не верю! Думаю, что где-то в подсознании вы все-таки…

— Ань, никакого подсознания!

— Ну, не знаю. Однако вот вам случай искупить…

— Так вы к этому все и вели? — вздохнул Богул.

— В общем, да.

— Ну, хорошо. Валяйте! Что там у вас? Искуплю.

* * *

Туровских Анна, как всегда, застала вечером коротающими досуг под абажуром. Елена Ивановна, подперев кулачком щеку, слушала, а Леонид Алексеевич читал жене. Вслух.

— Так и живем, как в прошлом Веке. Телевизор не смотрим, зато книжки вслух читаем по вечерам. Была такая, Анечка, знаете, семейная культурная традиция в прошлом веке. Верно, дружочек?

— Да, я люблю, когда Леня читает, — кивнула Туровская.

«Ну надо же! Как трогательно, — подумала Светлова. — Все эти “дружочек”, “читаем вслух”!»

Вообще в отношении Туровского к жене много почти отеческого — он иногда разговаривает с ней, как с ребенком.

— Что же вы читаете? — Светлова взяла со стола красивый “подарочный” том. — Неужели сказки?

— И сказки тоже.

"Боже, какой трогательный.., сумасшедший дом”.

— Как это ужасно!.. Ну, с этим водителем рефрижератора, — заметила Аня вслух. — Вы его хорошо знали, Леонид Алексеевич?

— Кто ж его тут не знал, — усмехнулся Туровский.

"Ну, разумеется: все, кроме меня!” — чертыхнулась Светлова.

— Бритиков появился здесь еще в то время, — объяснил Ане Туровский, — когда эта девчонка Фофанова.., ну та, которая потом покончила с собой на дороге.., когда она еще сидела в колонии. Все плакался и говорил: вот сестры не вернуть, а эти убийцы отсидят немного — закон у нас гуманен по отношению к малолетним! — и выйдут, как ни в чем не бывало. Ну, мол, они выйдут — а я встречу. И воздам им должное.

— Даже так? — Аня сделала вид, что удивлена.

— Ну, знаете ли, он был из тех, кто много болтает и кому собственная болтовня дает возможность чувствовать себя лучше.

— Вот как?

— Ну, разумеется, когда эта девушка вышла на свободу, он, видно, не решился, — заметил Леонид Алексеевич. Причем Светлова не поняла: с осуждением или с одобрением он это произнес. — Это ведь не каждый может на такое пойти. Правосудие вершить!

— Да-да…

— Потом он стал ездить тут все время, стал убеждать себя, что дождется, когда выйдут другие. Так все ездил, болтал и тешил себя мыслью, что все-таки отомстит убийцам сестры.

— Говорят, они встретились тут у вас, в мотеле? Бритиков и Фофанова? — заметила Светлова, краем глаза косясь на Туровскую.

— Да, — спокойно подтвердил Леонид Алексеевич.

— Как вы думаете.., этот Бритиков… Что же, он ничего не предпринял, когда увидел Фофанову? Он же с ней “мечтал” встретиться? Из-за этого и ездил тут все время?

— А он, по-моему, этакий Гамлет на рефрижераторе — все ездил, играл в слежку и думал: отомстить или не отомстить.

— Гамлет на рефрижераторе?

— Конечно, он бы никогда не решился.

— Нет?

— Но эта игра в месть, думаю, избавляла его от чувства вины. Он успокаивал себя тем, что “все-таки отомстит”. Разумеется, подобные люди никогда не решаются на такое.

48
{"b":"1842","o":1}