ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, разумеется, подобного я не достиг — на это уходят годы тренировок, отшельничества, учения у наставников…

Но кое-что из того, чем наградила меня природа, развил безусловно… В некоторой степени — да, безусловно!

— В какой степени, если не секрет?

— Понимаете, — продолжал Туровский, словно не слыша ее вопроса. — В тех краях как само собой разумеющееся воспринимают то, о чем в других местах земного шара привыкли узнавать только из сказок.

Путем внушения человек развивает в себе такие способности и силу, что может даже на расстоянии приказывать совершить любое угодное для него действие — людям, животным, демонам, духам и прочим…

— Богатый выбор. Туровский усмехнулся:

— Из всего этого соблазнительного перечня я выбрал Лешу Кудинова.

— И у вас получилось? Приказывать ему на расстоянии?

— Зачем же на расстоянии? У нас тут и расстояний-то в Рукомойске — кот наплакал, все рядом. В общем-то, ничего особенного мне от него не было нужно. И, разумеется, применить все, что я умею, на Кудинове не составляло большого труда. Тут и чудес никаких нет. Леша — легкая добыча: мягкий, внушаемый человек — без стержня в жизни и без царя в голове.

Ну, вот вам пример. У Леши Кудинова, как всем известно, руки золотые. И я попросил его смастерить ни мало ни много — взрывное устройство, смонтированное с радиотелефоном.

— Да, я знаю, что он, к сожалению, это сделал.

— Ну, не буду преувеличивать… Я, конечно, не посвящал его в подробности. Не говорил ему, разумеется, что это покушение на Валю Осич. Сказал только, что мне это надо. Просто для того, чтобы кое-кого немного попугать. Мол, это связано с бизнесом. Ну, а уж устанавливал взрывное устройство в подъезде Осич я сам. Леша мне только объяснил, как это сделать. А я прикинулся монтером из сервисной конторы, которая профилактику домофонов осуществляет. И вот так оно все и вышло. А в общем, он все равно ни в чем не мог мне отказать.

Не скрою, это его подчинение и его зависимость тешили меня. Хотя я и не держал, наверное, это особенно в голове. Но отчасти бессознательно все же мстил Кудинову за то, что мне пришлось пережить, когда Леночка к нему ушла. Хотя он был в этом совсем не виноват — она так решила, она выбрала!

— Надо полагать, вы испробовали свои способности к внушению не только на нем?

— Полагайте что хотите. — Туровский усмехнулся.

— Но почему… — Аня запнулась, — почему вы не стали…

— Почему не мог таким же образом воздействовать на Леночку?

— Да.

— Увы… Очевидно, можно заставить летать кинжал, но невозможно заставить женщину, которая разлюбила, снова полюбить. Моих возможностей для этого — тогда! — оказалось явно недостаточно.

Все уже сказано на эту тему: “Но для женщины прошлого нет, разлюбила, и стал ей чужой”.

Леночка ушла к Кудинову не потому, что его любила, а потому, что разлюбила меня. Выбрала Лешу, потому что это вечная проблема Рукомойска — не из кого выбирать. С генофондом положение аховое.

Возможно, я мог повлиять на Кудинова и заставить отказаться от Леночки, но вот ее — я не мог заставить тогда ничего. Даже выпить со мной кофе.., не говоря уж обо всем остальном!

Впрочем, тогда, до отъезда в Лхасу, я не мог повлиять даже на такого, как Леша…

Знаете, почему столько людей, выросших в европейской культуре и традициях, все-таки обращаются к восточным практикам? Почему Тибет так манит? Потому что не хочется до конца жизни бессмысленно болтаться, как цветок в проруби! Приходишь в ярость от своей беспомощности. Это унизительно — зависеть все время от болезней, желаний, воли других людей, мужчин и особенно женщин. Тибет дает силу управлять своим телом, своим здоровьем, своими желаниями, своими мыслями, своей жизнью…

— И чужими тоже?

— Да. Безусловно.

— Вы хотите сказать: у вас все это получилось? — спросила Светлова.

— Что именно?

— Ну.., управлять своими желаниями, своими мыслями, своей жизнью?

Туровский промолчал.

"Это и есть ответ, — подумала Светлова. — Он потерпел крушение в главном. Этим и объясняется его удивительная откровенность. То, что он так подробно все рассказывает. Ему уже все равно… Нет никого откровеннее людей, которым уже нечего терять”.

— Когда я вернулся через два года, Леночка уже вдоволь накушалась Лешиной болтовни, его беспомощности, безденежья, его пьянства. И она вернулась ко мне. Но не потому, что полюбила вновь, а снова по той же неизбывной для Рукомойска причине — отсутствия выбора.

В общем, можно сказать, что все было именно так. А можно сказать и по-другому.

Возможно, она снова полюбила меня, и все случилось именно так, потому что я решил воспользоваться кое-чем понадежнее и посильнее, чем сила моего внушения.

Туровский проницательно взглянул на Светлову:

— Вы видели маску Махакалы? Запомнили ее? Аня кивнула:

— Вряд ли когда-нибудь забуду.

— Что не по силам человеку — по силам божествам.

— Вы не хотите рассказать, что с вами случилось?

Но Туровский словно не слышал ее.

Некоторое время он молчал, и Светлова понимала, что не следует прерывать это молчание даже вздохом.

Наконец он начал говорить:

— Это случилось со мной там.., в августе. Конец июля — начало августа — это время “саун”. Траурное время без богов. В это время боги, по мнению тамошних жителей, удаляются для медитаций в подземный мир, в царство змей. И люди остаются без защиты. Наверное, и я был тогда беззащитен!

Сон богов — это время, когда происходят несчастья, болезни, смерти. В том числе и болезни рассудка.

Иначе как болезнью, расстройством ума я не могу объяснить то, что посмел решиться на это.

Дело в том, что я был допущен к некоторым шаманским тайнам, в круг избранных.

Видите ли, шаманизм никак нельзя назвать смесью шарлатанства и знахарства.

Это что-то древнее. То, что существует на земле тысячи лет.

И то, что появилось на свет раньше всех других богов, еще в те времена, когда первобытные люди жили в пещерах.

Например, бога Шиву жители Тибета считают первошаманом.

Когда я в первый раз увидел шамана — своего будущего наставника! — во время обряда, я был ошеломлен.

Его лицо совершенно переменилось. На лбу проступила толстая жила, как проволока.

Хош! Он бьет в свой магический барабан. И.., только что он был здесь — и вот он уже путешествует по другому миру, отблески которого наблюдатели видят на его лице.

Хош! Он проносится сквозь врата сознания. Барабан затихает — он уже там.

Глаза смотрят вверх, вниз, по сторонам. Он прокладывает себе путь в невидимом мне мире.

Я не сводил с него глаз. Я понимал: то же самое люди видели и тысячи лет назад…

Ну, в общем, это все не фантазии, поверьте, это все соответствует реальности.

Это древняя практика, когда люди и боги становятся очень близки. В религии этого нет. Шаман в тех местах, где я постигал истину, может быть буддистом, может быть индуистом. Но когда солнце заходит и он берется за свой барабан — это уже не имеет никакого значения.

«А солнце как раз опускалось за лес, когда я подъехала к “Огоньку”, — подумала Светлова. — Ну точно поспела к началу! Это называется: “А вы, Светлова, как всегда, вовремя!»

— Понимаете, Аня, все дело в том, что шаманом человек становится по призыву божества, духа. Он не может выбирать это занятие по своему желанию. Это не профессия. Духи сами избирают человека и извещают об этом, насылая шаманскую болезнь. Обычно это слуховые галлюцинации, видения, головная боль…

Это началось уже после первого года моей жизни в горах. Очень хорошо помню, как это было.

Бесконечный теплый дождь. Белая от пены бурная река. Я обливаюсь потом под плащом, поднимаясь в гору.

Террасами — на склонах гор — поля с молодым рисом: женщины несут корзины фруктов, домишки с крошечными двориками; огромная, ростом с деревья — как в галлюцинациях наших наркоманов — конопля…

И вдруг все словно растворяется в воздухе…

59
{"b":"1842","o":1}