ЛитМир - Электронная Библиотека

Туровский ей нравился — “бесконечно обаятельный”.

А Елена, напротив — со своим застывшим из-за подтяжек лицом, похожим на маску с лягушачьей улыбкой, — не нравилась.

Хотя на самом-то деле маска, в буквальном и переносном смысле, была у Туровского.

Не исключено, что Светлову все-таки на уровне подсознания раздражали и вызывали невольную ревность все панегирики во славу прекрасной Елены, якобы суперкрасавицы.

Если это так, то теперь Светлова будет знать о себе, что она, увы, не ангел, в присутствии которого можно без последствий расхвалить какую-либо женщину. Такое испытание скорее всего оказалось Анне не по силам, что, безусловно, никак не в пользу женщины-детектива.

В итоге Елена превратилась в объект подозрений — не то что ее обаятельный супруг.

Ну, это еще раз к тому, как обманчива внешность.

Увы, ничего невозможно поделать с людьми: несмотря на всю очевидную пагубность такого подхода, по Аниным наблюдениям, мир все равно блюдет свои выводы на основании именно этого довода — симпатичен ему некто или антипатичен.

Долгое время на протяжении этого расследования Анна была убеждена, что ее противники Кудинова, Осич, Немая… Даже Богул, Разумеется, Анна вполне допускала вероятность: “при чем” может оказаться и мотель “Ночка”, как удобное место для совершения преступлений.

Мотель, думала она, могут через Немую использовать Осич, с которой Туровские дружат, или Кудинова.

Но они, Туровские, ничего не знают.

Супруги всего лишь жертва собственной доверчивости и заблуждений.

"Они тут ни при чем! — рассуждала тогда Анна. — Им это ни к чему”.

И даже когда Светлова начала подозревать, то не самого Туровского, а Елену Прекрасную.

У детектива создалась иллюзия, что все опасны, кроме Туровского.

Она даже собиралась искать у него помощи. Готовилась к откровенному разговору. Страшно подумать, чем бы закончился этот разговор!..

Вот такие дела… Сначала кажется, что картинка ясная и простая. Две супружеские пары, Туровские и Кудиновы, и “друг дома”, степенная Валентина Терентьевна Осич. Все давно знакомы, давно дружат. Размеренная, скучноватая, без происшествий провинциальная жизнь.

А потом оказывается, что это только на первый взгляд. Впрочем, наверное, как и всегда бывает жизни.

"Преданная подруга детства” Амалия Кудинова, оказывается, затаила обиду на Елену за то, что когда-то к ней убежал ее муж. Она не упускает случая оговорить Елену, бросить на нее тень. Слова Амалии, ее оговоры и стали причиной серьезных заблуждений Анны.

Другая подруга, немолодая степенная и разумная Валентина Терентьевна, оказывается, была влюблена, как девчонка, в Туровского и из-за этого скрывала первостепенно важную для дела информацию.

Особая же сложность в расследовании состояла в том, чтобы увязать смерть Нины Фофановой с исчезновениями других автовладельцев.

И для того, чтобы это получилось, понадобилось появление последней жертвы — автомобиля “Фольксваген-Гольф” Лидии Свиридовой, на колесах которого была обнаружена точно такая же редкая белая глина, как и на машине Нины Фофановой.

А поначалу гибель Нины, обстоятельства которой насильно заставил Аню расследовать Фофанов, существовала в представлении Богула, да и Светловой, как бы совершенно самостоятельно, не в связи с другими преступлениями.

Еще одна трудность заключалась в том, что невозможно было даже подумать, что такой никчемный человек, как Кудинов, владеет “Огоньком” и заводом. Тут расчет Туровкого был более чем верен. Он идеально “замаскировал” свою недвижимость, которой успешно пользовался для того, чтобы совершать свои преступления и бесследно прятать концы в воду.

А Нина Фофанова ехала в колонию навестить подружку. Свидание было, как уже известно, разрешено ей в девять утра.

По-видимому, Нина решила остановиться переночевать в “Ночке”. Там же из-за ее грубости произошла стычка с Еленой Ивановной.

А потом Туровский предложил Фофановой “экзотический ужин” в “Огоньке”: что, мол, скучать одной в номере весь вечер?

К своему несчастью, мужа она по телефону предупреждать об этом не стала: Фофанов и так бешено ее ревновал, и отношения между супругами были тяжелые.

"Экзотики” на ужине действительно оказалось более, чем Нина могла себе представить. Но, даже почувствовав неладное, позвонить Фофанова уже не могла: там, в лесу, рядом с “Огоньком”, оказалась какая-то странная “яма”, где телефон не прозванивает. Чуть дальше, на дороге, это сделать еще можно, а рядом с “Огоньком” — уже нет. Почему — неясно. Возможно, причуды сотовой связи. А может, и происки всесильного опасного Шивы, точнее, одного из его обликов, действующих в образе “разрушителя мира”. В данном случае разрушителя сотовой связи “Билайн”.

Это объясняет и то, почему многие жертвы Туровского, имея телефон, не смогли сообщить о надвигающейся опасности. Возможно, Туровский потому и выбрал подобное место для строительства “Огонька”?

Если его потенциальные жертвы не додумывались предупредить знакомых и близких еще на трассе о том, что отправляются на экзотический ужин, в “Огоньке” они этого уже сделать не могли.

На экспромте — не дать потенциальной жертве оповестить кого-либо! — Туровский и строил свой кошмарный план. Если намеченная жертва успевала позвонить и уведомить кого-нибудь из знакомых или близких или просто упоминала в разговоре ориентиры, где его искать, — по-видимому, намеченный ритуал отменялся.

Атак… Ехал человек по трассе, останавливался заправиться, перекусить, переночевать в мотеле. И ему предлагали роскошный экзотический ужин в “Огоньке”. Если владелец автомобиля не успевал никого предупредить по телефону — план Туровского начинал действовать.

Большую роль здесь играло обаяние самого Туровского и его поистине магическое умение вызывать почти мгновенно в незнакомом человеке — Аня испытала это на себе! — доверие и расположение.

И человек просто исчезал. Потом, ночью, иномарка незаметно возвращалась на трассу.

Почему исчезали именно владельцы иномарок? Дело было не в самих машинах. Просто люди, которые могли позволить себе купить дорогую иномарку, могли позволить себе и дорогой ужин в загородном ресторане. Владелец старого “жигуленка” не согласился бы так шиковать.

Всех исчезнувших объединял уровень благосостояния и размеры кошелька.

А что касается Фофановой… То Туровский не учел ее удивительной способности выпутываться. Особой гибкости, которой природа изредка наделяет цирковых артисток, выступающих с номерами “женщина-каучук”, а также магов-иллюзионистов, продолжающих дело Гудини, и участников телепередачи “А вам слабо?”.

Связанная и теряющая кровь Фофанова тем не менее сумела освободиться от пут. Выскользнула из “Огонька”… У нее хватило сил сесть за руль своей еще стоящей поблизости машины. Нина даже сумела добраться по лесной дороге до трассы и почти доехать до города Рукомойска.

Недаром в колонии ей сделали наколку в форме звезды. У зеков это означает несдающаяся, непокорная, бунтарка…

Там, на трассе, силы Фофанову покинули. Возможно, она, будучи еще живой, прождала на дороге помощи еще какое-то время — из-за того, что водители редких проезжавших мимо машин шарахались с испугу и торопились прочь, не желая навлекать на себя неприятности.

Пока наконец не появилась Светлова, строившая планы отдохнуть недельку на южном побережье…

Сейчас Светлова вдруг отчетливо вспомнила свой сон — “на новом месте”, в мотеле “Ночка”, — кошмар, который привиделся ей после памятного разговора с Фофановым, когда он доходчиво объяснил Анне, в каком она оказалась капкане.

Ей приснилась тогда девушка, превращающаяся в старуху. Прекрасная Нина — и одряхлевшая злобная ведьма.

Сон оказался в руку…

Это было вроде как указание на Туровских.

Туровский с помощью мистического обряда хотел передать молодость Нины своей стареющей жене, чтобы остановить ее старость.

Еще один из способов, рецептов омоложения, которых на протяжении веков человечество перепробовало с избытком. Может, больше, чем со всеми остальными бедами, даже больше, чем с болезнями, голодом и холодом, люди боролись именно со старостью, пытаясь остановить то, что остановить невозможно.

62
{"b":"1842","o":1}