ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мой адвокат? Откуда ты это взял?

— Из телевизора, конечно. Стерлинг просил меня посмотреть вместе с ним очередное шоу, так что я знаю, что при допросе должен присутствовать адвокат. Еще я знаю, что если копы докопались до тебя, то уж точно не отпустят. Из телевизора можно многое узнать, Мэгги. А Венделл мог бы перенять оттуда кое-что для своего гардероба.

— Копы, — повторила Мэгги. — Твой словарный запас растет, Алекс.

— Полиция, копы, легавые. Ничего нового, правда.

— Я никогда не писала «легавые», и вряд ли так говорили в эпоху Регентства. Звучит очень современно. Никто не поверил бы мне. — Мэгги наблюдала, как Сен-Жюст ступает на проезжую часть, делает едва заметный жест рукой, и такси, взвизгнув тормозами, останавливается рядом с ними. — Как у тебя это получается?

— Ожидай услуги, Мэгги, и ты получишь ее. Я едва сдержался, когда наблюдал за твоими попытками со свистом и воплями поймать для нас такси до больницы. Совсем не женственно.

— Ладно, извини. — Мэгги забралась на заднее сиденье и продиктовала водителю адрес. Потом откинулась на кожаную спинку и закрыла глаза. — Кёрк умрет уже к утру, а меня арестуют за убийство не позднее завтрашнего вечера. Это кошмар, Алекс.

— Я с тобой, Мэгги, — проговорил Сен-Жюст, — Ничего страшного не произойдет, обещаю. Ты можешь спросить, откуда я это знаю? Ответ очевиден. Я просто не позволю этому случиться.

Мэгги глухо засмеялась:

— Ты говорил это леди Сильвии в «Деле графа-самозванца».

— Но не уберег ли я леди Сильвию, не раскрыл ли убийство и не передал ли убийцу в руки правосудия? И при этом любезничал с ней, оставаясь совершенно невозмутимым?

— Да, все так. — На глаза Мэгги опять навернулись слезы. Сен-Жюст притянул ее к себе и всю дорогу до дома гладил по руке.

Приятно быть героем.

Носокс подбежал к такси, пока водитель искал, где бы остановиться, и помахал Сен-Жюсту, чтобы тот открыл окно.

— Скажите этому парню, чтобы он заезжал сзади, Мэгги, — он просунул голову в салон автомобиля. — В холле полно газетчиков.

— Уже? — Мэгги отыскала руку Сен-Жюста. — Что им нужно?

Носокс закатил глаза:

— Сфотографировать, как вы держите окровавленный нож. Алекс, уведите ее отсюда. Я уже отправил мисс Толанд-Джеймс на грузовом лифте и оставил его открытым для вас.

— Спасибо, Носокс. — Мэгги придвинулась ближе к водителю, чтобы объяснить, как объехать здание.

— Да, спасибо. А теперь будь так любезен отойти немного, нам нужно проехать.

— Алекс, — взглянула на него Мэгги. — Ты не слышал, что сказал Носокс? Толпа газетчиков в холле. Камеры, свет, вопросы. Я не могу показаться им.

— Можешь, моя дорогая. Ты высоко поднимешь голову, пройдешь твердым шагом и позволишь мне говорить от твоего имени. У нас двадцать первый век. Мы же цивилизованные люди, и я уверен, победит разум. Я поговорю с ними, и они уберутся.

— О да, конечно. Прямо сразу уберутся, — фыркнула Мэгги. — Ты чокнулся?

— Слишком поздно, они нас заметили, — предупредил Носокс, когда с полдюжины репортеров просочилось в двери, будто псы на охоте, взявшие лисий след. И все знают, что случается с лисой в таких случаях.

— Мисс Келли! Сюда, мисс Келли! Это правда? Вы отравили его?

— Он бросил вас? Женская месть? Как вы сделали это?

— Холли Спивак, «Новости» телеканала «Фокс». Посмотрите в камеру, вот сюда, мисс Келли.

— В полиции сказали, что вы будете арестованы сразу после смерти Толанда. Кто это? Ваш новый любовник? А он позволяет вам готовить для него?

Мэгги наклонила голову, надеясь прорваться сквозь небольшую толпу с традиционным «без комментариев», зная, что выглядит, как первоклассная преступница в десятичасовых новостях, но, у Сен-Жюста были другие планы.

Он остановился на пешеходной дорожке, поднял руки в ожидании тишины и, черт возьми, добился ее. Может, потому, что он был с тростью. Репортеров не напугаешь физической расправой, но Сен-Жюст выглядел угрожающе.

— Леди и джентльмены. — Он выставил перед собой ладони, чтобы остановить вопросы. — Мисс Келли подавлена внезапной болезнью мистера Кёрка Толанда. Она только что вернулась из больницы, и сейчас на нее возложена пренеприятнейшая обязанность — сообщить об этом печальном событии бывшей жене мистера Толанда. Мисс Келли уже встречалась с представителями полиции, но пока не была допрошена ими и не арестована. Отравление мистера Толанда — это случайность, досадное происшествие. А сейчас я советую вам разойтись, вернуться к вашим… в общем, куда вы захотите.

— Кто вы, черт возьми? — закричал один из репортеров, продолжая что-то быстро записывать в блокнот. — Вы ее адвокат?

— Эй! — завопила Холли Спивак с телеканала «Фокс». — Я знаю, кто это. Боже, я смотрела ту идиотскую кассету миллион раз. Это тот самый неизвестный из парка. Помните? Парень, который запрыгнул на мчащийся экипаж? Спайк, быстро снимай его!

— Это недоразумение, — процедил сквозь зубы Сен-Жюст, когда репортеры принялись напирать на него все больше и больше.

— Какое было твое первое прозвище? Шерлок? — спросила Мэгги, но Носокс схватил ее, втолкнул в вестибюль и запер двери, оставив Сен-Жюста снаружи.

— Погоди! Носокс, его нельзя там оставлять. Они сожрут его заживо.

— Не сожрут. Сначала я провожу вас до лифта, ладно? Потом впущу его. И, может, спою что-нибудь из «Джипси». Перед микрофонами и камерами. Такой соблазн.

Мэгги замотала головой, видя, как Сен-Жюст пробирается к закрытой двери.

— В эпоху Регентства это называлось фарсом, — сказала она как бы между прочим. — Впусти его, ладно?

Лифт едва успел закрыться, когда Носокс распахнул входные двери, и Мэгги услышала первые слова песни.

Глава 11

Пробило полночь. Бернис Толанд-Джеймс похрапывала на одном из диванов в гостиной, Мэгги после столь незабываемого вечера наконец приняла что-то от головной боли и тоже легла в постель.

Десятичасовые новости оказались кошмарными. Холли Спивак сообщила кучу левой информации о Кёрке Толанде, хотя ни полиция, ни больница официально ее слова не подтвердили.

Но кадры с Мэгги, которая, опустив голову, бежала к дому, оказались еще хуже.

Мисс Спивак так и не узнала имени Сен-Жюста, чтобы поместить его на экран, но это не остановило ее от всяческих кульбитов в эфире.

Потом появилась Венера Бут Симмонс. Каким-то образом — скорее всего, потому, что позвонила на телевидение и предложила свои услуги, — она предстала перед камерой в качестве коллеги Маргарет Келли, также публикующейся в издательстве «Книги Толанда». Заявив, что они с Мэгги сильно различаются в профессиональном плане, она добавила так, словно ее вынудили это сказать: кто-то упоминал, что у Мэгги Келли была интимная связь с руководителем издательства, и все знали, что она совокуплялась (да-да, она так и сказала «совокуплялась») с «бедняжкой Кёрком». Пока он ее, конечно же, не бросил.

— Он меня бросил? Я сама его бросила, черт возьми! Ты бы хоть разобралась сначала, Венера! Посмотрите-ка, ее имечко растянули по всему экрану. Венера Бут Симмонс, автор бестселлеров «Нью-Йорк Таймс». Тройное имя и силиконовые сиськи. Как я ее ненавижу!

Мэгги нажала кнопку, чтобы выключить телевизор, и швырнула пульт прямо в экран. Сен-Жюст на это заметил, что предательство друга всегда шокирует.

— Да пошла она, — ответила Бернис, поднимая голову с диванной подушки. Это было все, что она сказала после того, как уговорила пятую порцию двойного шотландского виски.

— Друга? Она мне не друг, Алекс, черт бы ее взял, — запротестовала Мэгги. — Она никак не выберется из своих книжиц в мягких обложках. Подхватила когда-то удачную идейку и доит ее уже добрый десяток лет.

— Правильно, — Берни отсалютовала бокалом и сделала еще один глоток.

— Ты, Мэгги, — проговорил Сен-Жюст ласково, — сейчас слегка не в себе, и…

— Не в себе? Черт, да я в бешенстве! Погоди, я тебе докажу. — Она вдруг оживилась. — Вон, на полке стоят. Я получаю их прямо из издательства, правда, не читала ни одной за эти пять лет. Дай мне ее книжку, Алекс, любую. Спорим, я расскажу тебе сюжет, когда ты прочтешь мне первое предложение. Знаешь, почему? Потому что у нее всегда один и тот же сюжет! Боже! Как я ненавижу ее. Совокуплялась? Совокуплялась? Дайте мне шоколад.

33
{"b":"18420","o":1}