ЛитМир - Электронная Библиотека

— Шоколад? Превосходная идея! — Сен-Жюст вместе со Стерлингом прошел в кухню следом за Мэгги, где она достала упаковку шоколадного мороженого из морозильника и вафельные стаканчики из шкафа.

Она положила по шарику мороженого в два стаканчика, приставила их шариками друг к другу и хорошенько сжала. Стерлинг забрал упаковку с мороженым и прополоскал под краном ложку.

Держа прилипшие друг к другу стаканчики и облизывая мороженое, Мэгги потопала обратно в гостиную.

— Вот сейчас я точно потолстею, — проворчала она, — и во всем виновата Венера.

— Очень неприятная персона эта мисс Симмонс. Ей никогда не превзойти тебя, Мэгги, — нервно произнес Стерлинг и уселся на другой диван, наблюдая, как Мэгги ест свое странное блюдо.

— Спасибо тебе, Стерлинг, — проговорила она и расплакалась.

Да уж. И впрямь незабываемый вечерок. Но настало время действовать, пора мужчинам выйти на сцену и выполнить свой долг.

Сен-Жюст остановился на тротуаре и оглянулся на друга:

— Стерлинг, ты отстаешь. Не зевай.

Стерлинг поспешил, по-прежнему заглядывая в каждый темный проем.

— Сен-Жюст, мне кажется, это ошибка. Мэгги это совсем не понравилось бы.

— Мэгги сейчас думает о другом. — Сен-Жюст внимательно осматривал улицу. — Например, о Бернис Толанд-Джеймс. Если Мэгги удастся не позволить этой бессердечной женщине закатить пир, как только Толанд протянет ноги, мы будем крайне признательны ей. Опасайся оскорбленных женщин, Стерлинг.

— Так ты думаешь, это сделала она? Отравила Толанда?

— У нас избыток подозреваемых, Стерлинг, — сказал Сен-Жюст, когда они подошли к неоновой вывеске «Стильного кафе», до которого он не добрался, когда в последний раз отважился выйти на улицы Манхэттена среди ночи. — Во-первых, Нельсон Пинкер. Он амбициозен. Если ты помнишь, каким Вильям Шекспир изобразил Кассия, таков же и Нельсон Пинкер. «А Кассий тощ, в глазах его холодный блеск. Он много думает, такой опасен»[26]. Ах да, Стерлинг, я выясню, как смерть Толанда отразится на нашем дражайшем мистере Пинкере. Судя по тому, что мне довелось услышать по телефону, он ждет, будто наследники Толанда поставят его во главе издательства. А как показывает история, Стерлинг, наследники зачастую сами возводят убийцу на престол.

— Это первый. Кто еще? — настроение у Стерлинга улучшилось, как только он учуял запах жареного картофеля.

— Это второй, Стерлинг. Ты забываешь Бернис. Она сейчас абсолютно счастлива.

— Я сомневаюсь. Она не любила мистера Толанда, но вряд ли ненавидела.

— Верно, однако я пока приберегу свое мнение. Я лишь знаю, что Мэгги не травила Толанда. Она не способна на убийство.

Стерлинг кивнул, затем отступил назад. Из темноты появились две фигуры.

— Сен-Жюст, мы не одни.

— Прекрасно! Я знал, что они тут околачиваются, воришки обычно верны своим привычкам, но я и не предполагал, что нам посчастливится так скоро. — Придерживая трость обеими руками, готовый обнажить шпагу, Сен-Жюст покосился на две фигуры. — Мистер Змей? Мистер Киллер? Как приятно снова увидеться с вами. Кажется, прошел чуть ли не год.

Змей — тот, что со шрамом от операционных швов на щеке — зарычал и шагнул вперед. Что-то блеснуло у него в руке, и Сен-Жюст услышал легкий щелчок.

— Мы ждем тебя. Сейчас, мужик, я тебя уберу. Неслабо уберу.

Из-за спины Сен-Жюста Стерлинг издал едва различимый звук, похожий на «ух».

— Надо же. Какой эффектный выпад. — Сен-Жюст крепче сжал трость. — Отставьте ваши оскорбленные чувства, мистер Змей, и вспомните, ведь вы сами напали на меня. А я лишь защищался. Не так ли, мистер Киллер?

— Он тебя поймал, Змей. Ты первым его ударил.

— Причем сзади, — добавил Сен-Жюст. — Нечестно, так ведь, Змей? Но я прощаю тебя. Кстати, я специально шел к вам, потому что хочу… м-м-м… поручить вам небольшое дело. Вы будете щедро вознаграждены.

Змей посмотрел на своего напарника:

— Чё он сказал?

— Бедный недалекий Змей. Наверное, его родители в отчаянии, как думаешь, Стерлинг? — уголком рта прошептал Сен-Жюст. Он был ужасно доволен собой.

Киллер, явно думающий за двоих, но, увы, трусоватый, потер нос и уставился на Сен-Жюста.

— Он хочет нанять нас на дело.

Змей подскочил на месте.

— На дело? Ни за что, парень. Я не заморачиваюсь делать дела для кого-то. Ни в жизни.

— Да-а-а, — протянул Сен-Жюст. — Значит, я правильно вас понял. Джентльмен с независимым мышлением. Мои аплодисменты. Но это очень легкое задание, уверяю вас.

Стерлинг появился из-за спины Сен-Жюста.

— Это правда, джентльмены. Сен-Жюст замечательный парень, он всегда говорит лишь чистую правду и все такое.

Змей шагнул вперед и снова что-то прорычал, сверкнув ножом, Стерлинг же вновь скрылся за спиной Сен-Жюста… который каким-то образом успел приставить кончик шпаги к безвольному подбородку Змея.

— Спасибо тебе, Стерлинг, — промурлыкал Сен-Жюст. — Как обычно, ты моя надежная опора. Отлично прикрываешь мне спину, хотя неприятель прямо передо мной. Но я уверен, что смогу устранить его. Змей, дружище, скажу тебе откровенно. Я очень дорожу своим другом. И даже не думай обидеть его, ибо месть моя будет страшна.

После чего убрал шпагу внутрь трости, а Змей вытянулся по струнке, будто мальчик в церковном хоре.

— Благодарю тебя, мой предусмотрительный друг. А сейчас вернемся к делу. Нам с другом нужно раздобыть кое-что, и я весьма надеюсь на ваше содействие. Это, как вы понимаете, нечто противозаконное, и у меня возникла чудесная мысль обратиться за помощью именно к вам.

— Блин, чувак, говори нормально! — взорвался обалдевший Змей (так утомительно быть церковным мальчиком), и Сен-Жюст почувствовал, как Стерлинг схватился за его ремень.

— Да, Сен-Жюст, — согласился Стерлинг, — не стоит рассчитывать на поддержку этих парней.

— Прекрасно. Джентльмены, я, конечно, верю, что вы сохраните все в тайне.

— Мы не скажем ни одной душе, что видели вас и эту вашу чертову штуковину, — сказал Змей. — Скорее все поверят, что мы встретились с Пасхальным Зайцем.

— Ах, уже шутим? Это прогресс. Сомневаюсь, что мы станем друзьями, разделим трапезу и вместе выпьем, но нет в мире совершенства. Киллер, мне сказали, что если я желаю достать настоящие документы, паспорт и прочее, то следует поискать кого-то в вашей криминальной среде.

— Эй! Я усек. — Змей сжал кулаки. — Он назвал нас преступниками.

— Чего? — Киллер ткнул товарища в плечо. — А ты как назвал бы нас? Господами с Уолл-стрит? — Он взглянул на Сен-Жюста. — Вам нужны ксивы? Это будет дорого стоить.

— Представляю. Вы знаете, как достать эти… ксивы?

Киллер отвел Змея в сторону, и они зашептались, тряся головами и размахивая руками. Затем повернулись к джентльменам, и Киллер произнес:

— Ладно. Мы знаем кое-кого.

— Прекрасно. Пожалуйста, проводите нас к нему.

— Ага, сейчас. Нет уж, парень. Нас вы не обойдете. Гоните деньгу, и мы принесем вам ксивы.

Сен-Жюст посмотрел на Стерлинга.

— Стерлинг, дорогой мой друг, — миролюбиво протянул он, — неужели я выгляжу так, будто внезапно утратил рассудок?

— Нет, Сен-Жюст, — ответил Стерлинг. — Но желваки у тебя на скулах опять ходят ходуном. Это не к добру. — Он посмотрел на Киллера. — Совсем, совсем не к добру.

Юнцы снова посовещались. На этот раз все закончилось крепким подзатыльником для Змея. Киллер подтянул спадающие джинсы и заявил:

— Ладно, по рукам. Мы знаем эту… персону, короче. Но надо позвонить ей… м-м-м… этой персоне, захочет ли она вас видеть. Мало ли, вдруг вы легавые.

Сен-Жюст вытянулся во весь рост.

— Только этого не хватало. Вы еще и оскорбляете меня? Мы — легавые свиньи? Нет. Я всего лишь человек, которому нужно удостоверение личности. Однако я все больше убеждаюсь, что вы не можете помочь нам. Я осознал, что вы всего лишь мелкие воришки. Вам достаточно вырвать сумочку из рук несчастной старухи, и вы уже счастливы. Идем, Стерлинг, мы возвращаемся домой.

вернуться

26

У. Шекспир. «Юлий Цезарь», акт I, сцена 2, перевод М. Зенкевича.

34
{"b":"18420","o":1}