ЛитМир - Электронная Библиотека

— Луза? О нет, как можно. Это же, моя дорогая юная леди, приспособление в бильярдном столе, куда падают шары.

— Говорил тебе, Мари-Луиза, — Джорджи ткнул девушку в плечо, — говорил тебе, что это дебильное прозвище.

— На себя посмотри, Киллер, — Мари-Луиза тоже ткнула Джорджи в плечо, и того шатнуло в сторону тротуара. — Короче, или мне щас купят бургер и картошку, или я уматываю.

Сен-Жюст почувствовал, что ситуация выходит из-под контроля. И ему это не понравилось.

— Мне будет очень приятно заказать еду для вас, мисс Мари-Луиза.

Девушка выкинула сигарету прямо на проезжую часть.

— Ага, а мне будет очень приятно пырнуть тебя под дых, если ты еще раз назовешь меня так. Усек?

— Хотя говорят они не совсем по-английски, — озадаченно произнес Стерлинг, следуя за Лузой и ее дружками, Верноном и Джорджи, к «Стильному кафе».

На сей раз Сен-Жюст избежал проблем, с которыми столкнулся вначале, когда впервые посетил это заведение (тогда он стоял минут двадцать, прежде чем понял, что никто не собирается его обслуживать). Он дал Джорджи двадцать долларов и попросил принести заказ.

Верной отправился помогать нести подносы и прихватить бесплатные пакетики с горчицей и кетчупом. Сен-Жюст, Стерлинг и Луза сели за столик у кафе.

— Итак, — проговорил Сен-Жюст, стараясь не смотреть на прекрасные голубые глаза, ангельский ротик и белоснежную тонкую кожу. Странно, розовые волосы оказались ей к лицу. — Вы подделываете документы?

— Боже праведный, — присвистнула Луза и пригнулась, обхватив голову руками и оглядевшись. — Ты бы еще громче сказал.

— Простите, — ответил Сен-Жюст, заметив, что начинает извиняться за каждое слово. Нужно за этим проследить. — У вас, конечно же, есть удостоверение личности?

— Конечно. Тебе доказать, что я — это я? А еще чего надо? Я же состряпаю все, что хочешь… зануда.

Стерлинг взял салфетку из пачки на столе и прикрыл ею лицо, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. Сен-Жюст притворился, что не заметил, ведь друг его развеселился впервые с той минуты, как они покинули Пиккадилли.

— Я серьезно, Вик. Что ты хочешь? Ты англичанин, да? И тебе нужно двойное гражданство. Могу сделать, но за это — лишние бабки. Паспорт? Вид на жительство? Студенческую визу? Не, для нее ты староват. Пятьсот баксов с носа за услуги. И двойная такса за двойное гражданство и водительские права, карточку избирателя, номер социального страхования и прочую дребедень. И никаких кредиток, ясно? Я не потащусь в банк. Ты явно из тех придурков с кредитками.

Сен-Жюст заколебался, но потом подумал: а что, собственно, он теряет? Можно ходить вокруг да около все ночь, пытаясь убедить себя в честности этой Лузы и ее подельников — по крайней мере, насколько честными могут быть воришки, — или поверить им, забыв об этих голубых глазах, дерзких и невинных, от взгляда которых болела его душа. Быть рыцарем — иногда испытание.

— Слушай, — нетерпеливо произнесла Луза, устав ждать ответа Сен-Жюста. — Пораскинь-ка мозгами, Вик. Джорджи — мой кузен, и сейчас он в полной жопе. Он пришел ко мне и сказал, что ему нужна помощь, а меня он считает самой умной в нашей семейке. И он прав. Я учусь в университете. Честно. Компьютерная графика и дизайн. Я все умею. Сварганю любые документы, какие хотите. Легко. Как два пальца об асфальт.

— Асфальт? Зачем два пальца? — подался вперед Стерлинг.

— Помолчи, Стерлинг, — несколько рассеянно встревожился Сен-Жюст.

— А он прикольный, — сказала Мари-Луиза и подняла вверх большой палец. — Ладно, в общем, я нарисую. Блин, даже лучше настоящих. Я же спец. Постоянно их делаю для ирландцев, когда им неохота уезжать после окончания визы. Так что все чики-поки. Идет?

Сен-Жюст все выслушал, кое-что даже понял и поверил голубым глазам Лузы. На самом деле ему ничего другого не оставалось. Он порылся в кармане, вынул горсть золотых монет, отсчитал три.

— Они все будут ваши, когда вы принесете бумаги. Я уже продал две таких, и, уверяю вас, сумма оказалась намного больше той, что запросили вы.

Луза взяла монету и повертела в руках.

— На вид вполне настоящие, — сказала она, складывая их в маленький карман под ремнем джинсов. — Попрошу своего братца-банкира проверить их. Он разбирается. А я разбираюсь в бумажках. Ну чего, давайте ваши данные. Или как хотите. Мне по фигу.

Сен-Жюст развернул листок и подал ей.

— Все нормально, но мне нужна ДР.

— Простите?

— ДР. — дата рождения.

— Это очень просто, верно, Сен-Жюст? — Стерлинг поставил локти на стол. — Я родился в один год с нашим лордом, семнадцатого… ой! Сен-Жюст, что ты меня бьешь?

— Не глупи, Стерлинг. Я и не думал тебя трогать. — Сен-Жюст улыбнулся Лузе. — Мы ровесники. Нам со Стерлингом тридцать пять лет. Можете поставить любую дату, которая вам понравится. Вам еще что-нибудь нужно?

— Ага, — Луза вытащила из кармана авторучку, — цвет глаз и волос, рост, вес, — она посмотрела на Стерлинга и начала записывать.

К тому времени, как Джорджи и Верной вернулись с едой, сделка состоялась. Луза взяла листок Сен-Жюста, где значились их имена и адрес в Ассоциации молодых христиан, и сделала свои пометки. Она сняла обоих на маленький фотоаппарат, сказав, что отсканирует снимки, уберет фон и наложит их лица на другой, официальный. Тоже «как два пальца об асфальт».

И все. Встречу назначили через три дня. Луза принесла их документы и монеты, а Сен-Жюст выдал ей две тысячи долларов «нормальными деньгами».

Все прошло превосходно. Пока Сен-Жюст не попросил еще об одной услуге кого-нибудь из троицы или их приятелей.

— Да, кстати, — начал он, а Стерлинг извинился за неприличный звук, который издал, втягивая через соломинку клубничный коктейль, — если вас не затруднит, я хотел бы еще и мушкет.

— Мушкет? — спросил Джордж, стукнув по спине Вернона, который чуть не подавился гамбургером.

— Да, мушкет. Пистолет. А что? Наверняка кто-нибудь из вашей почтенной семьи имеет дело с огнестрельным оружием. — Он посмотрел на Лузу, потом на Джорджа и улыбнулся. — Какие-то сложности?

Именно так описала бы все это Мэгги.

На самом деле, за исключением путешествия во времени и золотых монет, все примерно так и произошло…

Глава 14

Бывают просто дни, а бывают Ужасные Дни.

Судя по всему, наступил именно он, Ужасный День. Это знакомо всем. И Мэгги в том числе. Иногда ее Ужасный День мог длиться целую неделю. Но на этот раз Мэгги шла на рекорд — целый месяц под знаком Ужасного Дня.

В пятницу, в девять часов, она вышла на улицу и зашагала под утренним дождем, что-то бубня себе под нос. Подумаешь, в Нью-Йорке все ходят и бубнят под нос.

— Ах вот как? Вот как? Так, ты и чья армия, а? Надо было сказать ему. Это малодушие, конечно, но надо было. Или просто послать. Четко и без лишних слов. Как Берни. Запросто. Но нет, что вы. Раз — и лапки кверху. «Ладно, простите» — и ушла. Ладно? Черта с два ладно! А что я должна была… Ой!

— Притормозите, мисс Келли! — проговорил лейтенант Стив Венделл, ухватив ее за плечи. — Куда вы так торопитесь? Кажется, ваш друг поотстал и не слышит, что вы говорите.

Она взглянула на него, сморгнула капли дождя и увидела ослепительную улыбку Великолепного и Неотразимого. Мокрые волосы, мокрые потемневшие ресницы. Белоснежные зубы. Взгляда не оторвать. Так бы и придушила.

— Не смешно. — Мэгги сбросила его руку и продолжила путь. Венделл пошел рядом. — Я злая. Мне нужно кого-нибудь побить. Вам это вряд ли понравится. Уж поверьте. На меня редко такое находит, но если уж находит, то спасайся, кто может.

Венделл взял ее за локоть, с трудом развернул и поволок в кофейню.

— Я сказала — нет!

— Да, знаю. Вы по-прежнему имеете право хранить молчание, — ответил Венделл, не отпуская ее.

Мэгги упиралась изо всех сил, но тщетно. Почему она не боится этого типа? Он же носит значок полицейского, черт подери. Его она спокойно может обругать. А от Марио убежала. Нет в мире справедливости, а в мире Мэгги и подавно.

41
{"b":"18420","o":1}