ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сен-Жюст…

— М-м-м? — Он сделал глоток из коньячной рюмки.

— Кажется, ты… ну… немного волнуешься.

— Вздор, Стерлинг, — ответил Сен-Жюст, поднимая голову. — Признаюсь, я слегка разочарован тем, что Бернис удалилась, но все же поспешу начать.

— Боже правый, кажется, я догадался! Ты не знаешь, что сказать, да? — тихо спросил Стерлинг. — У тебя нет ни одной даже самой завалящей идеи. Ты созвал сюда всех только потому, что всегда так делаешь, но сейчас тебе нечего сказать. Вот оказия. Надо попросить помощи у Мэгги. У нее хватит фантазии.

— Попросить помощи у Мэгги? Я отказываюсь, — усмехнулся Сен-Жюст и аккуратно поймал монокль, который ему бросила Мэгги, огибая низкий столик с закусками. Он смотрел, как она взяла ролл, плюхнула на него ложку тунцового салата, безжалостно сунула все в сдобную булочку, надкусила это безобразие и взглянула на Сен-Жюста. — Кажется, сейчас не самое удачное время просить ее о чем-либо.

Прохаживаясь по комнате, виконт задержался возле Табиты Лейтон и с легкой улыбкой понаблюдал, как агентша Мэгги пытается отпихнуть Веллингтона, который прилип к ее ноге. Мэгги говорила, что у миссис Лейтон аллергия на котов, и, похоже, Велли с Наппи чрезвычайно радовались этому обстоятельству, они попеременно запрыгивали ей на колени, расхаживали по спинке дивана, когда она там сидела, и терлись об ее ноги. Вот и сейчас миссис Лейтон одной рукой отбивалась от Веллингтона, другой же вскрывала упаковку таблеток.

Табита Лейтон нравилась Сен-Жюсту, с ее подачи он даже называл агентшу Табби. Хотя не мог взять в толк, почему она соглашалась на такое идиотское прозвище. Впрочем, еще меньше он понимал, как женщина в здравом уме могла соединить судьбу с таким самодовольным отребьем, как Дэвид Лейтон. Сколь непредсказуемо женское сердце.

И естественно, как ему показалось, он вспомнил Бернис Толанд-Джеймс. Эта женщина не позволяла своему сердцу увлекаться. Больше не позволяла. Кёрк Толанд десять лет назад проехался телегой по сердцу Бернис, а второй ее брак, как слышал Сен-Жюст, был ничуть не лучше. Мэгги однажды призналась, что ее подруга никогда раньше так не пила. Сен-Жюст невольно подумал, не пьет ли она для того, чтобы скрыть свою ранимость. Или преступление. Преступления, поправился он, вспоминая исчезновение Джона Ливингстона Джеймса.

Кроме того, Бернис была ближайшей подругой Мэгги. Сен-Жюст совершенно не понимал почему, но уже одно это отводило от Бернис всяческие подозрения.

Странно. Ему казалось, что он — из породы «Да, Точно», что его создала твердая и решительная часть сознания Мэгги. Но сейчас он понял, что относится к одному из переходных типов, которые вскользь упомянула Мэгги. Чертовски неподходящее время для «Да, Наверное», который сбивает его с толку своими сантиментами.

Он сделал еще один глоток бренди. Стало спокойнее. Бернис Толанд Джеймс пока вне игры.

Кто еще? Не пора ли проявиться его дедуктивным способностям? Виконт Сен-Жюст никогда не волновался, не мучился и не сомневался. Он действовал. Он становился в центре комнаты, призывал всех к вниманию (для этого достаточно было одного его присутствия) и оглашал свои предположения, наблюдая за всеми и ожидая реакции подозреваемого.

Да, так все и было, так Мэгги (или он) всегда делала. И так должно произойти сейчас.

Поставив рюмку, Сен-Жюст прошел в центр гостиной, как раз между двух диванов возле кофейного столика, и встал в свою излюбленную позу. Оглядел присутствующих. Нельсон Пинкер смотрит на золотые наручные часы. Мышастая Кларис Саймон застыла перед книжными полками, читая названия справочников. Табита Лейтон чихает и сморкается. Стерлинг сооружает себе очередной сэндвич с креветочным салатом. Мэгги свернулась в углу любимого дивана со страдальческим лицом, что не предвещало ее участия в расследовании.

Никто из них, даже Стерлинг, не обращал на него ни малейшего внимания. С лордами и леди было куда проще.

Ничего не поделаешь, придется говорить, увлечь всех своими блестящими предположениями и выводами.

И чертовски жаль, что сейчас у него их почти нет.

— Если вы не против, я попрошу вашего внимания…

Позвонили в дверь, и Стерлинг, который стоял ближе всех, ответил Эргилу, чтобы тот впустил последнего гостя, лейтенанта.

Напрасно он пригласил его, напрасно подначивал. Сен-Жюст хотел, чтобы к нему отнеслись серьезно, а лейтенант, казалось, видел в нем шутника, комедианта, роль которого, предположительно, отводилась Стерлингу.

— Ты начал говорить, Алекс, — напомнила Мэгги, облизывая пальцы после сэндвича.

— Мы подождем лейтенанта, — ответил тот с легким поклоном, надеясь, что она расценит это как упрек. Неужели она хочет, чтобы плод ее воображения ударил в грязь лицом?

— Да, давайте подождем лейтенанта, — с усмешкой ответила Мэгги. — Он вытащит свой блокнот и запишет все твои блестящие догадки. Так ведь, Алекс?

Значит, все же хочет, чтобы он ударил в грязь лицом. Вот и вся благодарность.

— Стерлинг, открой.

Мгновение спустя лейтенант Стив Венделл, весьма довольный собой, вошел в гостиную. Он оделся так, будто собрался после обеда растянуться на диване, потягивать пиво и смотреть бейсбол. Мятые штаны цвета хаки, темно-синяя футболка с надписью «Копы круче всех» и, как обычно, растрепанные волосы и мальчишеская улыбка. У Сен-Жюста от нее сводило челюсть, особенно когда лейтенант посылал такую улыбку Мэгги.

Венделл оглядел комнату и в конце концов остановил взгляд на Сен-Жюсте:

— Черт, кажется, представление уже началось. Я много пропустил?

— Лейтенант, — произнес Сен-Жюст. — Очень приятно, что вы так стремитесь все увидеть и узнать. Совершенно ясно, что сюда вы пришли не развлекаться.

— Нет, — Венделл улыбнулся еще шире. — Я пришел сюда как раз чтобы развлечься. Пока все нормально.

— Ладно, даже я выпью за это. — Мэгги отставила лимонад, прошла к бару и взяла бокал вина.

— Я что-то пропустил? — Нельсон Пинкер нахмурился и осмотрел гостиную. — Я думал, мы пришли сюда поговорить о Кёрке. А где Бернис? Это же была ее идиотская затея.

Сен-Жюст покачал головой и вздохнул:

— Мистер Пинкер, как сказал Публий Сир: «Сомкнув уста, даже глупец может прослыть мудрецом». Советую вам принять это к сведению.

Пинкер грохнул бокал на стол, едва не сломав ему ножку.

— Знаете ли, Сен-Жюст, с меня уже хватит. Я ухожу. Мне вообще не хотелось появляться здесь. Кларис, ты идешь?

Стерлинг отлично знал свою роль, которую исполнял в пяти последних книгах. Он встал в дверях и загородил Пинкеру выход.

— Пожалуйста, вернитесь, мистер Пинкер. Сен-Жюст обещал великолепную речь. Вы должны это слышать.

— Что такое? — спросил Пинкер, свирепо глядя на Мэгги. — Это что, один из твоих идиотских писательских заскоков? Собрать подозреваемых и протянуть указующий перст? И меня подозревают? Черт-те что!

— А почему бы и нет, Нельсон? — спросила Бернис, прислоняясь к косяку в дверях гостиной. Ее макияж размазался, глаза помутнели, но ум оставался ясным. — Или все эти кривотолки — правда?

— Кривотолки? О чем ты?

— Да так, — проговорила Бернис и, задев Сен-Жюста плечом, медленно прошла к дивану, где сидела Мэгги. — О поездке в Атлантик-Сити. О неудачных ставках в казино. Так, о пустяках.

— Я игрок. Ну и что? Какое отношение это имеет к убийству Кёрка?

Бернис пожала изящными плечами.

— Я была замужем за ним пятнадцать лет, Нельсон, включая и тот год, когда умер его отец, а издательство получило за старика пять миллионов долларов страховки. Сейчас и у Кёрка скопилась примерно такая же сумма, которую выплатят компании по случаю его смерти. Если мне нужно немного урвать у компании, чтобы заплатить долги, то отличный способ прикрыть дыру в бухгалтерских книгах — сделать так, чтобы этот платеж шел только через меня, финансового директора, и распорядиться суммой по своему желанию. Я правильно рассуждаю? Ох, башка трещит…

Пинкер выпрямился и выпятил грудь.

— Я кому угодно покажу эти бухгалтерские книги, и пусть попробуют к чему-то придраться. Меня глубоко возмущают такие оскорбления в мой адрес. Мол, растратчик, убийца! Кёрк Толанд был моим другом. Но, забыли об этом. И меня, как и всех, волнует, найдется ли убийца. — Он повернулся к Венделлу: — Лейтенант, могу я уйти?

48
{"b":"18420","o":1}