ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ненавижу эту сучку
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Девочка, которая любила читать книги
Пиковая дама и благородный король
Страсть под турецким небом
Запасной выход из комы
Наследство золотых лисиц
Свежеотбывшие на тот свет
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги

— Погодите, — Мэгги схватила его за руку. — Пинкер мертв? Но они уверены, что это он?

— Абсолютно. Его нашли в кабинете. Что скажете, Блейкли?

— Уверяю вас, лейтенант, он был очень даже жив, когда я уходил от него.

— И некто, кого никто не видел, толкнул вас под автобус. И вас тоже едва не убили. Отличный ход — притвориться жертвой, а потом вычеркивать подозреваемых. Я заметил, как быстро вы вычеркнули себя.

— Господи, что за ерунда, — сказала Мэгги, отдирая никотиновый пластырь. — Черта с два бросишь курить в таких условиях. Лейтенант, Стив, ты же, черт возьми, знаешь, что Алекс не убивал Пинкера. Знаешь ведь.

— Я уже ничего не знаю, Мэгги. — Венделл встал и направился к двери. Потом остановился и указал на Сен-Жюста: — Я никогда не думал, Блейкли, что скажу это, особенно человеку, который доводит меня до белого каления, но не уезжайте из города.

Сен-Жюст выпрямился.

— Лейтенант, вы можете быть уверены в том, что я не покину окрестности в ближайшем будущем. Возможно, вообще никогда.

— День удался, — сказал Венделл и закрыл за собой дверь.

После ухода Венделла в гостиной на несколько мгновений воцарилась мертвая тишина, потом все заговорили одновременно.

— Нельсон мертв? Убит? О боже правый, его убили прямо в том угловом кабинете. Я не хочу даже думать об этом.

— Так лейтенант подозревает тебя, Сен-Жюст? Ты не говорил, что такое возможно, когда мы решили сюда прибыть.

— Я приготовлю кофе.

— Алекс, ты тоже догадываешься? Теперь, когда Нельсон умер? А может, и раньше догадывался?

Сен-Жюст улыбнулся Мэгги:

— Все может быть, моя дорогая. О чем ты догадываешься?

Она схватила его за руку и отвела в угол.

— Кларис. Ты не думаешь, что это Кларис? Серая мышка, о которой сразу забываешь. Ты же оправдал всех, кто был на той вечеринке, кроме Кларис. Почему?

Сен-Жюст рассеянно покрутил монокль и улыбнулся ей:

— Ты увидишь, Мэгги, лейтенант тоже не заметил, что я не позаботился упомянуть Кларис Саймон. Это должно что-то говорить тебе о нем, не так ли?

Мэгги сморщила нос.

— Ага. Это говорит о том, что тебе нравится его забывчивость. Вы же не меряетесь, кто дальше пустит струю, Алекс, это расследование. Расследование двух убийств. Боже мой. Я не могу поверить. Пинок мертв!

Глаза Сен-Жюста сверкнули.

— Я предупреждал его, что он доведет себя до смерти своими экзерсисами. — Он потер руку, потому что Мэгги стукнула его. — Можно вам напомнить, мадам, что я и без того ранен?

— Да? А могу я напомнить тебе, что это не книга? Это чертова реальность, а Кёрк с Нельсоном мертвы.

— Да, и теперь мы знаем, кто убил хотя бы одного из них, — сказал Сен-Жюст. — А сейчас, будь любезна, найди способ выпроводить отсюда Бернис и Табби, чтобы мы могли закончить разговор.

Мэгги подставила Табби щеку для поцелуя и закрыла дверь, предоставив своей агентше погрузить Берни в такси. Она заперла замки, накинула цепочку, повернулась и взглянула на Сен-Жюста.

— Все. Они ушли, Стерлинг на кухне занимается уборкой. Теперь объясняй. Мы уже знаем одного из убийц? То есть их двое?

— Возможно, — ответил Сен-Жюст спокойно, и ей снова захотелось стукнуть его. — Ты понимаешь, что у нас одинаковый набор персонажей — подозреваемых, — которые знали, что Толанд будет обедать у тебя в тот роковой день, и знали, что Пинкер собирается сегодня работать в кабинете? Я уверен, это не ускользнуло от тебя, да? Не знаю, как тебе, но мне все это нравится. Я был совершенно прав, считая, что убийца — кто-то с нашей вечеринки. Но я пока не уверен, то ли недавно почивший мистер Пинкер рассорился со своим соучастником, то ли стал жертвой того же убийцы.

— А убийцей ты считаешь Кларис, — сказала Мэгги, подняв глаза. — Теперь я вижу, что у тебя сотрясение мозга. Кларис даже комара не прихлопнет. А ты говоришь, Пинкер. Его-то она тем более не смогла бы убить. Она боготворила его. Не знаю, любит ли она его или просто видит — видела — в нем некое божество. Может, и то и другое… Нет, фу-фу-фу, не хочу даже продолжать.

Сен-Жюст налил себе бренди, сел на диван и изящно закинул ногу на ногу.

— Благодарю тебя, Мэгги. Я бы тоже не стал. А теперь вернемся к мотивам.

— Хорошо, — Мэгги схватила сигареты, зажигалку и уселась на диван напротив. — Поговорим о мотивах. Зачем Кларис убивать Кёрка? Нет! Подожди. Вначале скажи, что ты подразумевал, когда говорил сегодня о неопытном новичке?

— Я всегда к вашим услугам, моя дорогая, — ответил Сен-Жюст, и Мэгги захотелось шлепнуть его по ухмыляющимся губам. Раньше она и не представляла себе, как же чертовски он раздражает, когда разгадывает преступление.

— Как я уже говорил, я был у Пинкера в кабинете сегодня, в его последний день жизни.

— Ага, и, вероятно, очень осчастливил его, — вставила Мэгги, выпуская струйку дыма.

— Нет, он не обрадовался, — протянул Сен-Жюст. — Я отправился к нему, дабы прояснить ситуацию — обвинить его или оправдать. И убедился, что он не убийца. Потом меня толкнули под автобус.

— Ну да, под автобус. И Пинкер не толкал тебя? Ты в этом уверен?

— Пинкер показал мне свои руки, — Сен-Жюст закрыл глаза, вспоминая. — Очень мускулистые. Судя по всему, он очень гордился ими. Если бы он толкнул меня, я получил бы более серьезные травмы. Нет, человек, который это сделал, вовсе не был так силен. Это женщина, Мэгги. И чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что прав.

— Женщина? Ладно. За тобой не следили от дома? Кто-то следил за тобой, а потом попытался убить. Так?

— Нет. Я думаю, что кто-то следовал за мной от издательства и попытался убить. Безрассудный, торопливый акт, и это, увы, говорит нам о том, что наш убийца тут ни при чем. Отравление требует тщательной подготовки. А толчок в спину, удар по голове — такие преступления совершаются в порыве чувств, спонтанно. Или от отчаяния.

— Кларис… — Мэгги представила себе эту женщину, о которой несколько дней назад сама заявила, что она «и мухи не обидит». Все это не стыкуется. — Ты хочешь, чтобы я поверила, что Кларис способна на хладнокровное, обдуманное убийство? И одновременно на порыв? Вряд ли. Не способна. Можешь объяснить, почему ты ее подозреваешь?

— Сию секунду. Для начала я объясню, почему уверен, что из наших дам именно Кларис толкнула меня под автобус. Табита просто не смогла бы вначале толкнуть, а потом сдувать с меня пылинки и предлагать похлебку. Бернис слишком броская — из-за своих ярких рыжих волос. Значит, это должен быть человек неприметный, почти невидимый, который мог толкнуть меня и пойти дальше, и никто этого не увидел.

— Кларис… Ладно, я уже начинаю соглашаться с этим. Немного. Давай дальше.

Сен-Жюст поджег сигару, зажал ее в белых зубах. Настоящий книжный Сен-Жюст, человек, ослепляющий своим неожиданным великолепием.

— Я пил свежесваренный кофе у Пинкера в офисе, — сказал он. — Не знаю, почему сразу не обратил на это внимания, почему до меня не дошло, пока я не оказался на том больничном топчане, ведь это же очевидно. Нельсон Пинкер никогда не стал бы варить себе кофе. Это всегда делает кто-то другой.

Мэгги ждала, но Сен-Жюст, видимо, закончил.

— Это все? — спросила она и покачала головой. — И только поэтому ты подозреваешь Кларис? Потому что решил, что Пинкер не стал бы готовить себе кофе? — Она пожала плечами. — Да уж, тебе хорошо знакомы такие. Ты ведь тоже никогда не варишь кофе сам.

— Попробуй сосредоточиться, Мэгги. Если Пинкер не варил себе кофе, значит, кто-то еще был в кабинете. А я в это время излагал свои подозрения, давал понять, что узнал о его пристрастии к играм. Он довольно откровенно сознался в этом, а еще сказал, что если я кому-то передам наш разговор, он станет все отрицать. Обычный ответ для преступника, и все они свято верят, что выкрутились, хотя это вовсе не так. Я уже убедил лейтенанта проверить финансовое положение Пинкера, так что истина все равно выплывет. С той или другой стороны.

Подняв брови, Мэгги смотрела на него с уважением.

59
{"b":"18420","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разрушенный дворец
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Затмение
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Кафе маленьких чудес
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Сама себе психолог
Штурм и буря
Патриотизм Путина. Как это понимать