ЛитМир - Электронная Библиотека

— Со мной? Ничего.

— Тогда не стойте на дороге, — посоветовал он и двинулся дальше.

— Пора прекращать разговаривать с собой, — сказала она и обнаружила, что снова говорит сама с собой. — Пора перестать думать, что Кларис убийца. И вот еще что. Полиция ведь может проверить бутылку, если она осталась у меня дома.

И до нее дошло.

— Ах ты, мать твою, — проговорила она, останавливая такси. Теперь она ехала в «Книги Толанда».

Глава 19

Стива Венделла отозвали с места преступления, и он встретил Мэгги в вестибюле издательства. Она смотрела, как он приближается к ней. Бирка с именем на кармане рубашки, очаровательный беспорядок на голове, мрачное лицо.

— Мэгги, что-то случилось?

Она покачала головой.

— Нет, не случилось. Не совсем. — Она посмотрела на копов, толпившихся в вестибюле, и схватила Венделла за рукав, когда двое в голубых комбинезонах везли носилки к лифту. — Они вынесут его вниз?

— Очень скоро. Ты поэтому пришла? Убедиться, что это Нельсон Пинкер? Это он. Кто-то здорово поработал — разнес ему череп.

— Его гантелей, да?

— Ее не хватает на полке, и мы предполагаем, что да, но пока не совсем уверены. Мэгги, что произошло?

Она глубоко вздохнула и подняла на него глаза:

— Почему меня уже не подозревают? Только потому, что мусорщик унес все улики?

— Черт. — Венделл почесал за левым ухом. — Я надеялся, что ты не догадаешься.

— Не догадаюсь? Ведь отсутствие улик — это очень удобно. А если я специально ударила Кёрка, поэтому он остался у меня, ему стало плохо, и сыграла роль этакой истеричной подружки, которая не способна отравить душечку Кёрка? Стерлинг выбросил какой-то мусор, но у меня была куча времени, чтобы выбросить кое-что другое, пока Кёрк не проснулся, уже больной? Я могла для отвода глаз купить грибы у Марио, хотя у меня уже были припасены собственные, которые я насобирала в Центральном парке или где-то еще? Я все еще должна быть под подозрением, так ведь? Стив, почему же меня не подозревают?

Он подхватил ее под локоть и усадил на один из диванов, стоящих в вестибюле.

— И зачем ты все это говоришь мне? — спросил он, подсаживаясь к ней.

Мэгги достала сигарету и зажигалку, но охранник немедленно гавкнул:

— Здесь нельзя курить, леди.

— Надо бросать, честное слово. Или стану отшельницей. — Она сложила все обратно в сумочку. — Ладно, справлюсь без никотиновой поддержки. Я не нахожусь под подозрением, Стив, потому что ты думаешь, будто я должна была стать второй жертвой.

— Вот черт, — тихо сказал Венделл. — Как ты догадалась?

Мэгги почувствовала, как засосало под ложечкой, но не от страха, а от волнения. Так всегда бывало, когда у нее появлялась новая удачная идея.

— Значит, я права? Давай посмотрим, правильно ли я рассуждаю. Кто-то узнал, какое будет меню, и отравил вино, которое стояло у Кёрка в кабинете. Шприцем или чем-то еще впрыснул туда яд. По крайней мере, я бы так сделала, если бы захотела отравить вино.

— Всегда напоминай, чтобы я приносил на свидание свои напитки, — улыбнулся Венделл.

— Подожди, еще не все. Вернемся к вину. То, что я приготовила грибы, еще ничего не значит, потому что яд, скорее всего, был в вине, и ты понял бы это, когда увидел бы наши тела. Ядовитые грибы были всего лишь отвлекающим маневром, чтобы сбить вас с толку, замести следы. Наш убийца очень хотел оставить вас с носом.

— И до сих пор ему это вполне удается.

— Пожалуйста, не перебивай, Стив. Тяжело держать все в голове без заметок на бумаге. Но я права, да? Черт, может, сработала интуиция — отравление грибным ядом и грибы на обед. Совпадение. Но неважно, все равно не предполагалось, что я попаду под подозрение. Потому что — подвожу итог — я тоже должна была умереть. Вместе с Кёрком. Так вы считаете.

— Если мы уверены в том, где ты взяла грибы, то да, — ответил он и взял ее руку, которая начала дрожать.

— Алексу такое и в голову не пришло. Он только знал, что я не убивала Кёрка, и начал искать, кто мог бы пожелать Кёрку смерти. Он будет вне себя, когда я ему расскажу.

— Наверное. Но черт с ним, с секретным агентом и его ущемленным эго. Что ты думаешь по этому поводу, Мэгги?

Она покачала головой:

— Не знаю. Я уверена только насчет смерти, потому что в другом ты ошибаешься. — Она спокойно посмотрела на него и задала самый важный для нее вопрос: — Именно поэтому ты не спускаешь глаз с моего дома и с меня? Ты думаешь, что мне грозит опасность?

— Вначале так и было, — согласился Венделл, снова сжал ее руку и помог встать. — Во всяком случае, я не рвался выслушивать перлы Блейкли относительно нашего дела. Но наше свидание? Оно же было в нерабочее время, Мэгги.

— Значит, я хоть почти неотразима? Здорово. — Она не знала, куда девать глаза, и, к несчастью, посмотрела в сторону лифта именно в тот момент, когда выносили Пинкера, упакованного в пластиковый мешок. — Господи…

У нее подогнулись колени. Венделл тут же подхватил ее и прижал к себе.

— Мы распутаем это дело, Мэгги, обещаю тебе. — Он зарылся лицом в ее волосы. — А потом сходим в ресторан. Ладно?

Мэгги было хорошо в его объятиях, уютно и безопасно. Любая другая на ее месте выжала бы из этого момента все, чего ей хотелось. Но не Мэгги. У человека должны быть приоритеты, и сейчас убийство стояло на первом месте.

Она вырвалась из его рук и обрушила на него вторую порцию выводов:

— Стив, это же важно. Я говорила тебе, что не пью красное вино? Я сказала это в больнице доктору, но тебе вряд ли. Тебе я говорила только, что Кёрк ел на обед.

— Это все, о чем я спрашивал, — ответил Венделл, пытаясь представить, куда клонит Мэгги. — Черт, я совсем запутался. Прости.

— Нормально. Я должна была сама сказать, но не сказала. Я слишком старалась доказать, что не убивала Кёрка. Теперь слушай. Я сказала об этом Кларис, когда она позвонила. Я не пью красное вино, я пью «Зинфандель». Этого она не стала бы упоминать в записке Кёрку, ведь он знал, что я пью только розовый «Зинфандель». Она записала только меню. Так что единственный, кто был уверен в том, что я не стану пить красное вино, — это Кларис. Никто больше не знал. Ни ты, потому что я не сказала тебе, ни другие, потому что Кларис этого не записала. Понимаешь теперь?

— Вполне, — ответил Венделл, слегка улыбнувшись. — Продолжай.

— Хорошо. Кёрк принес бутылку красного вина и розовый «Зинфандель». Фактически Кларис могла и не звонить — Кёрк знал, что у нас будут стейки, знал, что он станет пить красное вино, а я «Зинфандель». Я никогда ничего не готовила ему, кроме мяса. Мясо и красное вино. И Кёрк это знал. И я сомневаюсь, что он просил ее позвонить. Никто не пытался убить меня, Стив. Кто-то, наоборот, хотел убедиться, что я останусь жива. Что умрет только Кёрк. Каждый убийца совершает какой-то промах. Этот телефонный звонок и был тем самым промахом. Причем вполне женский промах, потому что даже если она убийца, у нее все равно остается совесть, ведь я — ее приятельница.

Венделл долго смотрел на нее, потом сказал:

— Точно. Черт…

— Ты повторяешь мои слова. Ты искал того, кто хотел убить нас обоих — Кёрка и меня, да? Но убийца хотел, чтобы умер только Кёрк. А теперь и Пинкер… — Она посмотрела через высокое окно на улицу. Двери труповозки уже захлопнулись. — Алекс тоже думает, что это Кларис.

— Ты сказала, что он не знает про две бутылки вина.

— Нет, но у него есть другая причина. Он вспомнил, что, когда пришел сегодня к Пинку в кабинет, там стоял только что сваренный кофе. Он убежден, что Пинок и пальцем бы не пошевелил, чтобы приготовить кофе. Значит, Кларис, верная помощница, была где-то рядом. Она слышала их разговор, где Пинок признался, что растрачивал деньги издательства, потом пошла следом за Алексом и толкнула его под автобус. Чтобы защитить Пинка.

Венделл отошел на два шага, повернулся к ней и вцепился себе в волосы.

— Так. Ты думаешь, убийца Кларис, потому что она позвонила тебе и узнала, что ты не пьешь красное вино. А если бы ты его пила?

61
{"b":"18420","o":1}