ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не советую ронять его, — медленно ответил Сен-Жюст. Ему было почти забавно, хотя и не вполне. Он знал, что найдет пистолет в запирающемся шкафчике Мэгги, поэтому не сопротивлялся. — И еще я не рекомендую идти с ним по улице вот так. Прохожие могут обидеться.

— Да замолчи ты, — ответила Мэгги и неуклюже повертела незапечатанный конверт. В конце концов открыла его и опустила туда пистолет. — Вот так. А теперь идемте домой, там уж я отведу на вас душу. И поторопитесь. Стив приедет через полчаса, а я хочу все спрятать подальше. Он сказал, у него есть план.

Сен-Жюст ловко сунул трость под мышку и поклонился Стерлингу, оттесняя того на обочину.

— У лейтенанта есть план, — произнес он, ни к кому не обращаясь, без насмешки в голосе. — Я трепещу.

Глава 20

— Напомни, зачем я согласилась, — произнесла Мэгги в вырез блузки и улыбнулась женщине, которая посмотрела на нее так, будто увидела одну из тех нью-йоркских чокнутых, о которых в Бейкерсфилде говорят на каждом углу. Слушайте, дамочка, я говорю со своими сиськами. А вы нет?

Женщина быстро отвернулась. Мэгги прижала ладонь к уху и постучала по передней застежке бюстгальтера.

— Эй, Стив? Ты меня слышишь? Я тебя нет.

— Мы слышим тебя, Мэгги, — голос Стива щекотал ей ухо. — Ты не слышишь меня, потому в эфире должно быть тихо. Только перестань стучать по микрофону, иначе я вообще больше никогда ничего не услышу. Эти микрофоны сверхчувствительные.

— Ладно, извини. — Мэгги едва удержалась, чтобы опять не постучать по этой штучке, и быстро опустила руку. — Знаешь, так прикольно, — она пробовала говорить, не шевеля губами. — Ты даже можешь услышать, как урчит у меня в животе. Или уже услышал? Я жутко хочу есть.

— Слышал, — сказал Стив. — Минут пять назад. Почему ты не поела?

— Я слишком нервничала. — Мэгги приложила ладонь ко рту, словно закашлявшись. — Алекс еще с тобой? Ради всего святого, Стив, не спускай с него глаз.

— Они здесь со Стерлингом. Мы сидим в углу главного обеденного зала, нас не видно, но в случае чего успеем добежать до тебя. Запомни, столик зарезервирован на твое имя. Хозяйка уже знает, куда вас посадить.

Мэгги кивнула, но вспомнила, что Стив не видит ее.

— Все в порядке. — Она чувствовала себя еще глупее. — Сейчас я лучше помолчу, вдруг Кларис уже идет.

— Правильно, — ответил Стив, — всем лучше помолчать, но микрофон не выключай. Будь осторожней, Мэгги. Говори о пустяках, пока вы не сядете за стол. Потом начни задавать вопросы.

— Угу, — буркнула она и прошлась перед входом в «Зеленую таверну» в ожидании Кларис Саймон.

Мэгги поправила на плече лямку сумочки, или торбы, как называл ее Алекс. Сумочка была тяжелее обычного из-за маленького серебряного пистолета, который Мэгги сунула туда в последнюю минуту. Ни Алекс не знал об этом, ни Стив. Стрелять ли ей, если вдруг что? Сколько лет тюрьмы ей дадут за ношение незарегистрированного оружия? Не дольше, чем лежать в могиле, это уж точно.

Она может выстрелить, защищаясь. Она сумеет это сделать. В ее книгах никогда не было слабых героинь. К тому же она сможет попасть в цель. Она ведь играет в шарики, так ведь? И умеет целиться.

Да и Стиву она верит, он поспешит на помощь, если все покатится в тартарары. Он ей все объяснил вчера, а потом два раза — Алексу, который оказался против этой затеи.

Странно. Они все считали, что Кларис — убийца, но каждый объяснял по-своему.

Довод Алекса — что в офисе у Пинкера стоял свежеприготовленный кофе — для Мэгги был самым слабым. Хотя то, что под автобус его толкнула женщина, казалось более обоснованным.

Ей нравился собственный довод: телефонный звонок, о котором на самом деле Кёрк и не просил Кларис. Это казалось логичным. И потом, это была ее собственная версия, и притом, черт возьми, весьма разумная.

Но она допускала (и даже Алекс допускал!), что лучшим оказался довод Стива: «Кларис Саймон родилась и выросла в Рочестере. У нее до сих пор там собственный дом».

Это был его довод, и когда Стив объяснил, почему он так важен, Алекс кивнул и, кажется, даже зауважал его.

— Смотрите, — начал Стив в тот вечер, когда они все ели пиццу и разрабатывали стратегию. — Я не могу арестовать ее только за то, что она приготовила кофе или позвонила Мэгги. Мне нужны доказательства, такие, на основании которых судья выпишет ордер на обыск и ее вызовут на допрос, вместо того чтобы просить отвечать на вопросы добровольно. Так что я провел целый день в поисках, и особо благодарен вам, Блейкли, за одну вашу фразу.

— Неужели? — Сен-Жюст смотрел на него свысока. — И что же такого я сказал?

— Две вещи. Одну вы сказали, а вторую нет. Я объясню. — Лейтенант поставил локти на стол. — То, чего вы не сказали, — имя Кларис Саймон во время нашей последней встречи на игре «Опусти копа». Вы упомянули каждого, кроме Кларис Саймон. Шеф позвонил насчет убийства Нельсона Пинкера, срезав вас в полете, так ведь?

— Срезав в полете? — повторил Сен-Жюст, непонимающе взглянув на Мэгги.

— Прервав в момент кульминации, — пояснила та и улыбнулась. — И Стив прав. Ему позвонили, когда ты чуть не объявил, что Кларис убила Кёрка.

— Вообще-то, — проговорил Венделл и почесал за левым ухом, — я рад, что вас прервали. Если бы я узнал, что ваш аргумент — это чашка свежего кофе, я не внял бы другому, более раннему вашему высказыванию.

— Высказыванию о… — подгонял Сен-Жюст. — Лейтенант, вам следует привести в порядок вашу речь. Воистину.

— Я знаю, к чему веду, и мне этого достаточно. Так вот, о высказывании. Может, вы вспомните. Это было, когда мы искали в Интернете информацию о мухоморах. Я не знал, что действие яда может растянуться на десять дней, а вы сказали…

— Здравомыслящий человек всегда проводит собственное расследование, — закончил за него Сен-Жюст. — Правильно?

— Совершенно верно. Так что я провел собственное расследование о Кларис Саймон и накопал еще кое-что об этих чертовых грибах. И знаете, что я нашел?

— Я сижу, затаив дыхание в предвкушении, — сказал Сен-Жюст и получил под столом пинок от Мэгги.

— Вся информация, которую я получил от больничного доктора и из Интернета, была слишком расплывчата. Что белые мухоморы растут по всей Северной Америке.

— Да, я помню, — согласилась Мэгги, — так что эти грибочки могли появиться откуда угодно. Даже из Центрального парка, так?

— Не совсем, — ответил Венделл с легким самодовольством, напомнив Мэгги, что ее персонаж не занимает почетное место на пьедестале самоуверенных типов. Все мужчины время от времени бывают такими. — Если копнуть, то можно увидеть, что понятие «Северная Америка» — слишком обширное. А конкретно эти грибы растут в Новой Шотландии и понемногу в некоторых других местах.

— Вроде Рочестера в штате Нью-Йорк? — Мэгги наконец сообразила, к чему он клонит. — С ума сойти.

— Ну да. Еще они растут на побережье Сан-Франциско и кое-где в Орегоне, на юге. Но происходят они никак не из Северной Америки и уж точно не из нашей области. В Рочестер их завезли вместе с европейской елью, которую в семидесятых годах посадили на севере города — в парке Истмен, если быть точным. Я теперь просто напичкан информацией о белых мухоморах.

— Мои поздравления, лейтенант, — Сен-Жюст поднял бокал. — Наконец-то вы нашли свое истинное предназначение. Король грибов-захватчиков.

И получил еще один пинок.

— Очень приятно, Блейкли, но это еще не все. Вначале эти грибы росли только под елями, но сейчас расползлись дальше — под дубы и другие деревья. Жители Рочестера уже много лет знают о том, насколько опасны эти грибы и все такое. И вот тут есть загвоздка. Белые мухоморы растут со второй половины сентября и до конца октября.

Он откинулся на спинку стула и улыбнулся Мэгги.

— Но сейчас май, — сказала она, — где она взяла их в мае?

Венделл покачал головой.

— Нет, нет, Мэгги, ты не поняла. Да, сейчас май. И это значит, что Кларис Саймон — а мы все еще не знаем, участвовал ли в этом Пинкер или нет — планировала убийство уже давно. Как минимум с прошлой осени. Преднамеренное, хладнокровное убийство. Теперь у меня есть все основания, чтобы обыскать ее дом в Рочестере. Что и делают сейчас ребята из местного департамента, которые сотрудничают с нами. Но мы не можем использовать это в суде, пока не запишем на пленку признание Кларис, и пройдет ещё немало времени, прежде чем за ней закроются тюремные ворота. Может, она хорошо замела следы. Она совсем не глупая женщина. Мы можем получить ордер, но вернуться ни с чем.

64
{"b":"18420","o":1}