ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэгги! Давненько не болтали, а? Не поверишь: ГиТЛЭР снова в Нью-Йорке! Джон запрещает, поскольку я почти на сносях, но ведь я СМОГУ с тобой увидеться! Ты. же будешь там, правда? Я ставлю ссылку на сайт в конце письма. Ты можешь просто кликнуть и зарегистрироваться, прямо онлайн. А уж я наберусь терпения, чтобы ПОВИДАТЬ тебя, важная шишка из «Нью-Йорк Тайме»! Как же мы долго не виделись!! [3]} Вирджиния.

— О боже! — Мэгги вздохнула. — Она ждет ребенка? Опять? Эта женщина хочет удвоить население штата Колорадо. Ну ладно, я только отвечу ей «нет». Нет, я скажу, что загляну мимоходом и мы с ней перекусим где-нибудь поблизости. Но ГиТЛЭР? Только не это! Ни черта подобного! Эй, прекрати!

Но Сен-Жюст, слишком близко склонившись к Мэгги (ну, не то чтобы слишком), уже щелкнул по ссылке, и тут же загрузилась главная страница сайта Гильдии творцов любовно-эротических романов, Инкорпорейтед.

— ГиТЛЭР — Гитлер. И никто не заметил, выбирая это название? — удивился он, кликнув на ссылку конференции.

— А кому там замечать?! — проворчала Мэгги, скрестив руки на груди, когда список главных событий ежегодной конференции появился на экране. — Там есть даты? А, вот они. С восемнадцатого по двадцать первое сентября. Черт, на той неделе я записана на прием к гинекологу. А то можно было бы поехать туда и попасть на телевидение. Жаль, что я в этом году не смогу попасть на конференцию. Подвинься, — она отпихнула Сен-Жюста. — Не надо печатать, Алекс, мне это не так уж важно… Черт, распечаталось.

— Спасибо, — Сен-Жюст смотрел, как из принтера выползают страницы. — Ничего не мог с собой поделать. Все, что огорчает тебя, дорогая Мэгги, несомненно, понравится мне.

Он забрал страницы, все пять, и сел на диван, изящно скрестив ноги. Высоко поднятый подбородок, прядь черных как смоль волос спадает на лоб, во рту элегантно зажата сигара. Мэгги скрипнула зубами. Этот мужчина будет хорошо выглядеть, даже стоя на голове в клоунском костюме.

Она взяла сигареты, плюхнулась на противоположный диван и наполовину утонула в подушках.

— ГиТЛЭР — это Гильдия творцов любовно-эротических романов. Опубликованные авторы, еще неопубликованные, психопаты и так далее.

— Психопаты?

— Шучу, Алекс. Это большая организация. Девяносто восемь процентов потрясающих трудяг. Я же всегда норовлю попасть в оставшиеся два процента. Например, Венера Бут Симмонс — это круто. А я только рядовой член правления, за все мои грехи. Удивительно, как меня вообще не выгнали.

— С чего бы им это делать? — Сен-Жюст посмотрел на нее поверх бумаг.

— Ну как — с чего? — вздохнула Мэгги. — Не то чтобы они правда этого хотели. Но у них есть ежегодный конкурс — для авторов, которых издают. Для тех, кто не публикуется, тоже есть конкурс, »но сейчас речь не о них. Конкурс — и приз — называется «Гарриет», в честь основательницы. Попасть в число призеров — великое дело. Так или иначе, один я выиграла — за самую первую книгу еще до того, как подписала контракт с «Книгами Толанда» и Берни. Вон там стоит.

Сен-Жюст посмотрел в указанном направлении.

— Этот? — он кивнул на статуэтку нагой нимфы, которая стояла на цыпочках и держала над головой раскрытую книгу, подошел к книжному шкафу и достал ее. — «Лучший любовно-исторический роман, Алисия Тейт Эванс, „Эта цветущая страсть“». Это… тошнотворно.

— Не надо меня обвинять, это не я придумала. Я назвала ее «Поражение сокола». Отличное название. Ну ладно, пусть не шедевр, но зато подходит для этой истории — кстати, это было новое слово в любовных романах. Но издательша его поменяла. Я думала, ей не нравится слово «поражение». Но оказалось, ей не нравятся соколы. Может, ее когда-то напугал сокол?

Мэгги потянулась к кофейному столику, загасила сигарету и зачерпнула из хрустальной вазочки горсть «М-энд-М». Почему, когда она пишет любовные сцены с Сен-Жюстом, ее все время тянет съесть что-то вкусное? И хочет ли она знать ответ на этот вопрос?

— Во всяком случае, у меня есть теория. В каждом издательстве держат большие рулетки. Как в «Колесе Фортуны», — она снова откинулась на подушки и бросила в рот два красных драже. — Только их три, одна под другой. На каждой — слова. Они крутят эти рулетки, и какие три слова выпадут, так и будет называться книга. Феерическая Страсть Любви. Сладчайшая Роскошь Желания. Блевать Почти Еженощно. Так что теперь ты представляешь, как это получается, — Мэгги съела еще две шоколадные горошины.

— Весьма этим очарован, — Сен-Жюст вернул статуэтку в шкаф, а себя на диван. — Но мне так и не удалось понять, почему эта Гильдия может тебя выгнать.

— Хорошо, пусть не выгнать. Я отправила на конкурс самый первый детектив о Сен-Жюсте, и они его не приняли. Заявили, что ты — не романтический герой! Под именем Алисии Тейт Эванс я написала двенадцать любовных романов. Целых двенадцать, Алекс! Но стоило ввести детективную линию — и я «не могу претендовать на приз». При том что выполняю свои обязательства, до сих пор плачу взносы, указываю ГиТЛЭР в списке ассоциаций, членом которых состою, пишу в пресс-релизах, что выиграла «Гарриет». Я поддерживаю ГиТЛЭР, черт подери. И меня не приняли. Ну и ладно, кого это касается? Пошли они все…

— Я не романтичен?

— Что? — Мэгги взглянула на Сен-Жюста, у которого вытянулось лицо. Выглядел он погрустневшим. Такое выражение лица она описывала в одной книге как опасно встревоженное.

— Я — не романтичен? Так считают эти Гарриеты? Что я, виконт Сен-Жюст, не романтичен?

Мэгги ухмыльнулась — это начинало ей нравиться. Во всем есть положительные стороны: вот тебе, герой! Ты не романтичен. Ты — настоящий жеребец, подарок судьбы, но — не романтичен.

— Глупые гусыни. Она отправила в рот очередные три конфеты.

— Не без этого, конечно. Но в чем-то они правы. У любовного романа, Алекс, должен быть счастливый финал. Двое влюбляются друг в друга и остаются вместе. А у тебя счастливого финала нет. Ведь ты не влюбляешься в одну женщину. Ты женщин любишь — во множественном числе. Ты — сериал.

— Угу, — Сен-Жюст, похоже, не слушал, просматривая распечатку. — Очень интересно. Три семинара: как написать любовный роман, как опубликовать его и как публиковаться дальше. А это что такое? Конкурс костюмов? — он посмотрел на Мэгги. — Объясни, пожалуйста.

Мэгги выпрямилась и протянула руку.

— Дай-ка, — она схватила бумаги и пролистала их, вытаращив глаза. — Они что, с ума сошли? Пригласили Розу? Ужас.

— Тайна сгущается, — Сен-Жюст изучал страницу, которую оставил себе. — Умоляю, поведай, кто такая Роза?

— Роза… — протянула Мэгги, все еще просматривая распечатку. — Она из интернет-журнала «Все о романе знает Роза». Это ее девиз. Каково? Кто все знает о романе? Роза! Насмешили. Не могу поверить, что ГиТЛЭР объединяется с ней только из-за того, что проводит конференцию в Нью-Йорке. Добавляют всякую всячину, потому что здесь конференция стоит дороже, и они считают, что сверх обычной программы нужны дополнительные приманки. Дураки. Хотя это же Нью-Йорк. Чего еще надо, когда у тебя есть Нью-Йорк?

— Да, Мэгги, ты любишь Нью-Йорк, я люблю Нью-Йорк, мы все любим Нью-Йорк. А теперь вернемся к конференции, если ты не против. Эта Роза — недостойная персона? — Сен-Жюст уже сидел за столом с ручкой наготове.

— Ну, не знаю, — Мэгги пожала плечами. — Думаю, достойная. Может, немного вульгарная — она странно одевается и конкурсы у нее странные, — но вполне достойная. Как я говорила, у нее интернет-журнал. Она рецензирует любовные романы, устраивает конкурсы и говорит, что у нее много подписчиков на электронную рассылку. В поисках новых талантов она раз в год проводит в своем журнале конкурс на лучший костюм литературного героя и героини. Она даже собирала конференцию, но несколько лет назад бросила это дело… Черт, она не только собирается там быть, но и тащит туда все, что обычно делает в Интернете.

— А именно? — спросил Сен-Жюст, записывая. Он вытащил из кармана бумажник, достал кредитку (между прочим, выданную на имя Маргарет Келли, но это к делу не относится, правда?).

вернуться

3

{объятия

3
{"b":"18421","o":1}