ЛитМир - Электронная Библиотека

В дверь снова постучали.

— Черт, опять. Как раз этого мне с утра и не хватало. Номер превращается в проходной двор. И уточни, пожалуйста, кто такие «все»?

Сен-Жюст снова открыл дверь и впустил официанта с огромной тележкой.

— Оставьте здесь, любезнейший. Давайте я подпишу счет. Мэгги, двадцать процентов чаевых.

— Конечно, — проворчала она. — Прибавь сюда счет за обслуживание номеров, помноженный на количество человек, и мы бы слетали на эти деньги в Европу.

— Скупость никого не красит, дорогая, — Сен-Жюст подкатил тележку к столу, где сидела и курила Мэгги. — Вспомни поговорку: «Богатство в могилу не унесешь». Слава богу, ты не сделала меня скупердяем. Это было бы неприятно.

— В следующей книге у тебя появится перхоть, — буркнула Мэгги, проигрывая очередной раунд в шарики. Ну и черт с ним, надо просто перейти на уровень пониже или вообще не средний. Главное — выиграть хоть что-то. — И расскажи наконец, кто придет и зачем.

Сен-Жюст налил ей кофе, добавил сливок и три куска сахара, поморщившись при этом. Затем положил в свою чашку с кипятком чайный пакетик и еще раз поморщился.

— Мне нужно брать с собой в путешествия собственный чайник и нормальный чай. Вы, американцы, ничего не понимаете в настоящем чае. Только взгляни — чай со вкусом абрикоса. Неужели такое можно пить с утра? Да и вообще пить, если уж на то пошло. Стала бы ты пить кофе со вкусом абрикоса, когда тебе нужен просто крепкий бодрящий напиток? Думаю, нет. Почему же должны страдать те, кто любит чай?

Мэгги уже проиграла на среднем уровне, с монитора ей издевательски ухмылялись черепушки. Она захлопнула ноутбук и встала.

— Ладно, можешь не рассказывать. Мне все равно неинтересно.

— Придут Стерлинг и Мари-Луиза, наш доблестный лев-тенант, а также, увы, отнюдь не доблестный сержант. Еще Венера, Верни и Табби, которая прочитала о Розе в утренней газете и рассердилась, что ей никто не позвонил. Пожалуй, все.

— Что-то я не понимаю, — покачала головой Мэгги. — В наших книгах ты собираешь подозреваемых. А сейчас кого?

— Нашу команду, Мэгги. Я бы с удовольствием ограничился беседами со Стерлингом и обронил несколько замечаний для наших дорогих читателей, но это не Англия времен Регентства, а большой современный отель. Например, у лев-тенанта есть доступ к информации, необходимой для нашего расследования, которого нет у меня. То же самое можно сказать о Венере, которая на короткой ноге с Мартой, новым председателем конференции. Что касается сержанта, Венделл рассказал мне, что этот человек себе на уме. Другими словами, он не делится своими мыслями с Венделлом. Но при этом он позер, иначе не стал бы участвовать в конкурсе «Лицо с обложки», поэтому я думаю, что на публике у него развяжется язык.

— Но ты ведь сам участвуешь в конкурсе. Значит, ты тоже позер?

— Я, Мэгги, своего рода антрепренер. Я на своем примере хочу показать всему миру — пусть даже на маленькой обложке романа, — что истинный джентльмен, настоящий герой, не бреет грудь и не обнажается, даже по прихоти героини.

Мэгги рассмеялась, услышав хоть что-то приятное за все утро.

— Отлично, Алекс. Если ты еще займешься обложками книг для кормящих матерей, все авторы любовных романов пришлют тебе розы. Черт, опять стучат, а я не одета. Ничего не рассказывай, пока я не вернусь, мне надо в душ.

Сен-Жюст протянул Берни чашку кофе — черного, поскольку Берни принимала все стимуляторы в чистом виде, — и сел рядом с ней на диван.

— Ты была на конференции сегодня утром? Она помотала головой, копна рыжих волос взметнулась и снова опустилась ей на плечи.

— Не было времени. Сегодня вечеринка и прием издательства «Книги Толанда». Вечер пятницы, значит, положено развлекаться. Так что все отрываются на вечеринках издательств, едят и пьют задарма, охапками растаскивают дармовые книги. Все это напоминает ночное ограбление ювелирного магазина, только воры наряжены в вечерние платья. А что?

— Ничего особенного, я все узнаю потом, — он положил ногу на ногу и ловко пристроил чашку на колене. — Мне просто интересно, много ли осталось участников конференции. Впрочем, Венера обещала нам последние новости от Марты Коловски.

— Сужаешь круг подозреваемых, да? У тебя это здорово получается, Алекс, я помню, как ты раскрывал убийство Кёрка. Но даже если из полутора тысяч участников осталась половина, я все равно не понимаю, как отыскать негодяя. Почему ты не оставишь это полиции?

— Ты видела сержанта Деккера и еще спрашиваешь? — Сен-Жюст выразительно поднял бровь.

— Ты меня убедил, — Берни отпила кофе. — А как насчет Стива, приятеля Мэгги?

— Видишь ли, он служит в Северном Манхэттене. Так что, к несчастью, на территории Южного Манхэттена ему работать не полагается. Однако он пытается помочь нам неофициально. Однако он сказал мне, что уже месяц не может распутать одно серьезное дело и его могут вызвать в любой момент.

— То есть нам суждено терпеть Деккера? Господи, если я когда-нибудь кого-нибудь убью, то, скорее всего, именно здесь и сейчас. Доброе утро, Стерлинг, — закончила она, когда тот вошел в номер.

— И тебе доброе утро, Берни. Очень рад тебя видеть, и все такое. Доброе утро, Сен-Жюст, я вернулся.

— Да, мой дорогой друг, я заметил, — кивнул Сен-Жюст. — Не мог бы ты рассказать, что узнал?

Стерлинг вздохнул, пожал плечами и направился к чайнику.

— Как ты и предполагал, это убийство, похоже, вызвало страшную панику, дамы выстроились у стойки регистрации и покидают отель. Я насчитал пятьдесят шесть отъезжающих за то короткое время, что пробыл внизу. Это, несомненно, участники конференции, поскольку все они тащат огромные сумки с книгами.

— Я же тебе говорила! При том что самая большая кормушка только сегодня вечером, — Берни поднялась и поставила чашку на стол. — Извините, я на минутку. Надо позвонить поставщику и уменьшить заказ наполовину, кроме бекона под сладким соусом. И удвоить спиртное.

Следующей прибыла Табби в темно-синем платье до щиколоток. Она вплыла на волне духов, а за ней развевался длинный сине-зеленый шарф.

— Рассказывайте! — потребовала она и плюхнулась на диван. Сен-Жюст налил ей чашку кофе. — Рассказывайте все, что знаете. В газетах эта история выглядит просто отвратительно. Они называют Розу «дряхлой дуэньей дешевых романов», отпускают грязные шутки о конкурсе «Лицо с обложки» и обо всём остальном. Они даже раскопали фотографию Розы, где она, с диадемой на голове, сидит в джакузи вместе со своим пуделем Помпончиком, — она вздохнула. — Роза всегда плохо получалась на фотографиях, в отличие от собаки.

Пока Верни рассказывала Табби все, что они выяснили, Сен-Жюст постучал в спальню Мари-Луизы, а затем вошел. Там никого не оказалось. Он заглянул в ванную и в шкаф — вещи тоже исчезли. Но вещи Мэгги Мари-Луиза оставила, что отчасти успокоило Сен-Жюста. Хотя она выбрала крайне не подходящее время для побега.

Среди вещей Мэгги лежала записка: «Вик, не хочу ввязываться в это (здесь слово зачеркнуто) в эту ерунду. И Деккер, и вообще. Извини. Мари-Луиза».

— Гром и молния! — взорвался Сен-Жюст и швырнул записку на кровать. — Глупое дитя. Стоит Деккеру обнаружить, что она исчезла, он ее поймает, осудит и повесит до обеда. Стерлинг! — позвал он, возвращаясь в гостиную.

— Что случилось, Сен-Жюст? — спросил Стерлинг, отряхивая рубашку, поскольку вопль друга застал его как раз в тот момент, когда он отпивал чай из переполненной чашки.

— Мари-Луиза сбежала, — сообщил Сен-Жюст ему и всем остальным. — Ее нужно разыскать и привести сюда немедленно.

— Да, — кивнул Стерлинг. — Завтра конкурс «Лицо с обложки». Наверное, она решила навестить родителей или что-нибудь в таком духе. Завтра она вернется, разве нет?

— Ее мать, Стерлинг, если ты помнишь, скончалась, а отец занимается чем-то под названием «с трех до пяти», в качестве гостя штата Нью-Йорк. Нет, она поехала к Змею и Киллеру, я уверен. Проклятый Деккер, от него сплошные неприятности! Стерлинг, отправляйся к ребятам, пусть разыщут Мари-Луизу и привезут ее вместе с багажом обратно в отель сегодня к ужину. Возьми эту записку и отдай им или прямо ей в руки, — он вырвал страницу из блокнота, нацарапал несколько слов и протянул листок другу. — У тебя есть деньги?

39
{"b":"18421","o":1}