ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ох, — Стерлинг сник. — Все настолько плохо?

— Нет, дело не в этом, — быстро произнесла она. — Просто рэп… это не твое. Стерлинг Болдер — тот самый Стерлинг Болдер — не стал бы выступать на публике.

— Я очень волновался, — согласился он.

— Тебе было неловко.

— Да, и это тоже. И еще…

— Тебе больше подойдут сонеты. Куплеты. Что-то в этом роде.

— Да, что-то в этом роде. Спасибо, Мэгги. Хорошо, я больше не буду писать рэп. Ладно. А вдруг Носокс и Мари-Луиза расстроятся?

У Мэгги было свое мнение по поводу Носокса и Мари-Луизы. Она считала, что они от души веселятся, глядя на Стерлинга. Не со зла, просто ради забавы. Но ей никогда не нравилось смеяться над человеком, который выглядит глупо.

— Нет, Стерлинг, думаю, они переживут. Ну что, с рэпом покончено?

— Покончено, — согласился Стерлинг и опять повернулся к доскам. — Все так запутано, Мэгги. Как ты думаешь, кто убил?

Мэгги встала рядом со Стерлингом, и они вдвоем посмотрели на записи.

— Не знаю. — Она помолчала. — Посмотри-ка.

— На что?

— На Джанкарло, — Мэгги ткнула пальцем в доску. — Я не заметила слов «рекламный трюк». Это означает, что Джанкарло либо Шутник, либо Убийца. Может, Алексу известно что-то, чего мы не знаем?

— Вряд ли. Он, конечно, знает много такого, чего я не знаю. Но как он может знать что-то, чего не знаешь ты? Ведь ты его придумала.

— Да, точно. Наверняка профессор Франкенштейн утешал себя тем же.

Стерлинг нахмурился.

— Знаешь, Мэгги, мне часто бывает сложно понять тебя, как и Сен-Жюста. Вы так похожи, хотя и такие разные.

Мэгги слабо улыбнулась, подняла испачканную салфетку и отправилась стирать ее в раковине.

Глава 15

Сен-Жюст расслабленно сидел в фойе, глядя, как мимо проходят люди. Перед ним остывала чашка чая, а за соседним столиком Марта Коловски обсуждала с тремя подчиненными субботний вечер, посвященный Розе Шервуд. Да, скорее всего, с подчиненными. Она говорила с ними так, будто с ничтожными насекомыми.

Как верно подмечено — раб, отпущенный на свободу, сам становится тираном.

— После молитвы начнется показ слайдов, — вещала Марта непререкаемым тоном. — Слава богу, что Роза вела интернет-журнал, мы можем скачать все ее фотографии. Ирен, займись этим. Сара, вот список подходящих песен. Когда Ирен скачает фотографии, подберите музыку под фотографии, а я сделаю окончательный вариант. У меня есть опыт в таких делах, последние пять лет я готовила видеоролики о членах жюри «Гарриет».

— Марта, — робко вмешалась одна из девушек, — а почему мы делали такие подробные видеоролики о членах жюри, а не о победителях конкурса?

Всегда найдется тот, кто задаст каверзный вопрос. А потом еще один. Это своего рода неписаный закон, как давно заметил Сен-Жюст.

Воцарилось напряженное молчание. Все, кроме Сен-Жюста, почувствовали бы себя неуютно.

— Сара, мы же не знаем, кто станет победителем, до самого последнего момента, пока не вскроют конверт. А о членах жюри мы знаем все. А ты, Лори, возьмешь на себя…

— Но ведь на самом деле мы знаем, кто победители, ведь их имена уже выгравированы на призах.

— В общем, да. То есть… — Марта оказалась явно не готова к подобному вопросу. — Я об этом подумаю.

— Мне кажется, дело в том, что никто не пойдет в жюри, если ему не дадут покрасоваться, — произнес все тот же робкий тихий голос.

— Сара, замолчи. А ты, Лори, сделаешь программки для каждого участника. Биографию Розы мы с Лизой уже подготовили. Вы свободны. Ступайте!

Сен-Жюст подождал, пока девушки скроются из виду — он сразу догадался, кто из них Сара, потому что она выглядела самой несчастной, — затем поднялся и с чашкой в руке подошел к Марте.

— Прошу прощения, — он поклонился. — Не возражаете, если я присяду? Должен признаться, что я случайно подслушал ваш разговор, мисс Коловски. Мне захотелось сказать вам, что я восхищен вашей решительностью, которую вы проявили во времена невзгод и печалей. Внезапное бегство мисс Уилкинсон… Жизнь Розы Шервуд угасла, словно свеча… О ужас! И вы так стойко несете на своих плечах бремя ответственности. Я в восторге, мадам!

Марта пригладила волосы и улыбнулась:

— Спасибо, мистер… Извините, я забыла ваше имя.

— Блейкли, Александр Блейкли, — представился Сен-Жюст и сел напротив нее. — Не желаете ли кофе? Я с удовольствием закажу его для вас.

— Нет, благодарю, я уже выпила несколько чашек. Больше мне нельзя. Кажется, я вас вспомнила. Вы сопровождаете Мэгги Келли.

Правая бровь Сен-Жюста поползла вверх. Он — Александр Блейк, виконт Сен-Жюст. Он никого не сопровождает, сопровождают его.

— Да, мы вместе участвуем в конференции. Мэгги — моя кузина. Глупышка, не захотела носить карточку с псевдонимом. На самом деле она Клео Дули, автор детективных романов о виконте Сен-Жюсте. Эта серия в списке бестселлеров «Нью-Йорк Тайме».

Лицо Марты ничего не выражало.

— К сожалению, я не читаю детективов.

— Это легко исправить, мисс Коловски. Если вы дадите домашний адрес, я непременно пришлю вам всю серию. С дарственной надписью от автора, разумеется.

— Вы так любезны! — пусть эта женщина не читает детективы, но, как утверждает Берни, никто не отказывается от бесплатных книг. Поэтому она быстро полезла в сумочку и принялась искать визитку. — Кажется, где-то здесь. Знаете, мне надарили столько визиток за эти дни. Да где же она? — Марта, не задумываясь, вывалила на стол содержимое сумочки.

Бумажник, помада, электронная записная книжка, два блока бумаги для записей, мобильник, расческа, бумажные носовые платки, несколько ручек… и целая куча монет, все четвертаки. Их было так много, что некоторые скатились на пол.

— Позвольте вам помочь, — Сен-Жюст нагнулся и подобрал монеты. — Да у вас целая коллекция.

— Да, — согласилась Марта, отыскав наконец толстую пачку визитных карточек, перетянутую резинкой. Она потянула одну визитку, вместе с ней выскользнули еще три или четыре и упали на пол. Сен-Жюст снова наклонился, поднял их, изучил и вернул. Все, кроме одной, которая незаметно оказалась в его кармане, пока Марта загружала вещи обратно в сумку.

— Должно быть, ваша сумка очень тяжелая, — заметил он, когда Марта начала горстями собирать монеты.

— Это правда. Нужно как-нибудь сесть и разобраться в ней, но у меня совершенно нет на это времени. Вокруг одни болваны.

— В самом деле? Я читал, что на долю каждого великого вождя выпадают тяжкие испытания.

Марта напыжилась.

— Трусливое бегство Банни, мистер Блейк ли, это знак судьбы, — она снова полезла в сумочку и выудила пригоршню четвертаков. — А теперь простите, мне нужно позвонить.

— Вы пользуетесь телефоном-автоматом? И не звоните из номера?

Марта, которая уже поднялась с места, снова села и странно посмотрела на него.

— Да, а что? Вы же не думаете, что я могу злоупотреблять своим положением, записывая на счет ГиТЛЭРа личные звонки, как некая особа, жившая со мной в одном номере?

Сен-Жюст напустил на себя сочувственный вид.

— Что вы, мисс Коловски, ни в коем случае. Просто я удивлен, что в наши дни, когда каждый ходит с телефоном, прижатым к уху, вам приходится пользоваться автоматом.

— Вы бы видели мой мобильник, — вздохнула Марта. — Батарейки сели, а я забыла дома зарядное устройство, к тому же я не умею пользоваться этими телефонными картами. Поэтому приходится собирать четвертаки везде, где только можно. А теперь простите, у меня миллион дел.

Сен-Жюст наблюдал, как она с тяжелой сумкой на плече быстро удаляется к телефонным будкам в дальнем углу фойе.

— Назначаешь свидания, Алекс? — съязвила Мэгги, усаживаясь в кресло, с которого встала Марта. — А где Лиза Лэнг? Я думала, что она сейчас обнимает твои колени и пускает слюни тебе на туфли, изнемогая от страсти.

— Лиза Лэнг, — задумчиво протянул Сен-Жюст, устремив взгляд на высокий куполообразный потолок. — Как там у Джона Беньяна… «Вот юная дева, имя которой Благочестие». Что-то вроде этого.

45
{"b":"18421","o":1}