ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Человек-Муравей. Настоящий враг
Предательница. Как я посадила брата за решетку, чтобы спасти семью
Бог пива
Тёмные не признаются в любви
Нелюдь
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле
Тайное место
Злодей для ведьмы
Рубеж атаки

— Или хотел этим показать, что заподозрил неладное и мышь вот-вот попадется?

— Верно, дорогая. Все же ты неплохо меня знаешь. Ты обратила внимание, как заволновалась Лиза Лэнг, когда над декорациями Дамьена поднялся занавес?

— Сначала заметила Вера, потом я.

— А заметила ли ты, что перед объявлением о голосовании она схватила Джанкарло, отозвала его в сторону и принялась что-то нашептывать?

— Нет, это я упустила, а в чем дело?

— Наши предположения о том, кто возглавляет шайку убийц, были неверными. Мне не следовало забывать о том, что женщины кровожаднее мужчин. И Дамьен, дорогая моя, должен был быть там, за занавесом, причем мертвый.

Мэгги от этих слов стало дурно.

— Ты в этом уверен?

— Более чем, дорогая. Джанкарло с большой вероятностью победил бы и так, однако Дамьен представлял серьезную угрозу. Издательства нанимают людей по своему вкусу, так что не обязательно становиться победителем, и, конечно, юный красавец Дамьен стал бы следующим победителем. Поэтому они планировали убить Дамьена и приписать его смерть убийце Розы Шервуд. А поскольку Лиза и Джанкарло казались вне подозрений…

— Ладно-ладно, я все поняла. Жаль, ты раньше ничего не сказал, ну да ничего. Если бы поймали убийцу Розы, его обвинили бы во всех грехах и в смерти Дамьена тоже. А с таким детективом, как Деккер, это было бы проще простого. И ведь я права, да? Лиза — это Убийца, — Мэгги нахмурилась. — Погоди, они что, оба замешаны? Ого! И что теперь делать?

— А теперь, Мэгги, ты позволишь нам со Стерлингом доиграть пьесу до конца и не будешь встревать. Я пообещал лев-тенанту, помнишь?

— Но…

— Простите!

Мэгги обернулась и увидела низенького квадратного человечка, который приветливо улыбался Сен-Жюсту.

Сен-Жюст смерил его взглядом, приподняв бровь.

— Я могу чем-то помочь?

— Конечно, да. Ваше выступление было потрясающим. Просто отменным. Классным. Не побоюсь даже сказать — аристократическим. Я уже вижу рекламную кампанию с вами и малюткой. Журналы, телевидение и так далее… Помните постеры с музыкантом, который держит в руках даму, будто виолончель? Вот в таком духе. Этакий изящный намек на секс. Вы смотритесь еще лучше. Кстати, я не представился, — человечек протянул пухлую ручку. — Пьер, «Парфюмерия Пьера», слышали? Я спонсор этого конкурса.

Мэгги прикусила губу от злости, когда Сен-Жюст вдруг стал очень любезным и крепко пожал протянутую руку Пьера.

— Месье Пьер, мы польщены, — промурлыкал он, — Мари-Луиза и мечтать не могла о таком счастье. Как говорите вы, французы, фортуна любит смелых.

— А? — произнес человечек, поглядев на Мэгги, которая сразу угадала в нем уроженца Бронкса.

— Он просто позер, — сказала она. — Не обращайте внимания. Может, обсудим все позднее, например, завтра?

Сен-Жюст, следует отдать ему должное, всегда понимал с полуслова, поэтому, обменявшись с Пьером номерами телефонов, они расстались. Надо заметить, что сей тип благоухал, скорее всего, парфюмерией своей компании — отнюдь не ароматной.

— Да, Алекс, вам с Мари-Луизой светят приличные деньги. Поздравляю! Ты и Пьер из Бронкса. Такая милая парочка. Научишь меня грассировать по-французски?

. — Мэгги, ты всегда умудряешься добавить ложку дегтя. Но я знаю, что ты рада за нас. Просто злишься, потому что не участвовала. Но помни, мы с Венделлом просто тебя охраняли.

— Я в вашей охране не нуждаюсь.

— И это говорит человек, которого убийца недавно держал на мушке!

— Ладно, ладно. Давай запускай свой спектакль. Не знаю, что ты там затеял, но умираю от любопытства.

— Да, дорогая, сейчас начнем. Как тебе наш выход? От себя я не в восторге, должен признать, но Мари-Луиза была прелестна. Они с Носоксом отмечают победу в баре. Кстати о Носоксе, о чем только он думал?

— Он просто воспользовался случаем. Тебе, конечно, этого не понять. О да, куда там, ты же знаменитый виконт Сен-Жюст.

— Дорогая, я чувствую, тебе надо выпить, чтобы смыть яд с язычка. Парфюмерию Пьера. Надеюсь, ты не считаешь это признаком низкого происхождения, — с этими словами Сен-Жюст подхватил Мэгги под локоть и увлек к барам.

— Я должна тебя спросить кое о чем, — она остановилась. — Кто принес костюм и декорации для Деккера? Носокс?

— Не только принес, но и все установил по моему настоянию. Иногда я чрезвычайно щедр.

— И Носокс как бы забыл закрепить коня?

— Судя по твоему тону, ты обвиняешь меня в том, что я хотел выставить Деккера еще большим глупцом, чем он есть?

— Именно, — заметила Мэгги. — А ты этого действительно хотел?

— Разве ты мой исповедник?

— Так я и знала. Хотел. А теперь принеси мне выпить, пожалуйста.

— Подождите.

Мэгги обернулась и радостно воскликнула:

— Стив, ты все-таки добрался! Ого, настоящая форма!

— Да, это моя, — Венделл кивнул. — Ты сказала, что без маскарадного костюма нельзя. А то, что прислал мне Носокс, я не надел бы ни при каких обстоятельствах.

— Что он тебе прислал? — поинтересовалась Мэгги, не сводя глаз с Сен-Жюста, который прилежно делал вид, что изучает свои ногти.

— Костюм в виде огромной лохматой желтой утки, — Венделл тоже поглядел на Сен-Жюста, который стоял с самым невинным видом. — Ну что, мы готовы? Я ничего не пропустил?

— Ничего, мы как раз начинаем. Мэгги, будь добра, приведи Стерлинга, Носокса и Мари-Луизу. Пусть проверят микрофоны.

— Может, и Деккера позвать? Боже, неужели это я спрашиваю…

— Да, Венделл, позовите Деккера, и если вы сможете объяснить ему ваш план, то остальные поймут его наверняка.

— Отлично подмечено. Тогда нам понадобится еще доска, несколько картинок, мелки и марионетка, иначе он будет отвлекаться.

— Два сапога — пара, — заметила Мэгги. — У меня такое чувство, будто я попала в третьесортное комическое телешоу.

Глава 18

Сен-Жюст пересчитал присутствующих — все были на месте, за исключением Лизы, Джанкарло и их таинственного гостя. Но как только он подойдет к микрофону, эта троица должна явиться.

Жаль было нарушать безмятежное веселье. Сен-Жюсту на мгновение показалось, что он вернулся в эпоху Регентства и попал на бал-маскарад. Тем более что всюду царил обман и совершались предательские убийства. Было все: интриги, дрязги, ревность и подозрения. Единственное, чего не хватало для полного сходства, — некоей романтической нотки, которую в темном углу героически пыталась восполнить пара, изображающая Ромео и Джульетту.

По знаку Сен-Жюста Холли Спивак велела оператору включить камеру, что привлекло еще нескольких ГиТЛЭРовцев, которые потянулись, словно мошки на свет, невзирая на опасность сгореть в огне славы.

Сен-Жюст постучал по микрофону (он видел, что так делают все выступающие) и произнес:

— Любезные дамы и немногочисленные господа, представители прессы, прошу минуту вашего драгоценного внимания.

Включились другие камеры, подтянулось еще несколько человек. Сен-Жюст посмотрел на взмокшего от волнения Стерлинга и решил, что лучше начать поскорее, иначе беднягу хватит удар.

— Рад сообщить, что несколько гостей решили предложить вашему вниманию особенный концертный номер — песню собственного сочинения. Не правда ли, прелестно?

Похоже, что не слишком. Некоторые отвернулись с явным равнодушием, и Сен-Жюст был почти благодарен Мэгги, когда она перехватила у него микрофон и задорно завопила:

— Эй-эй-эй! А вот и мы! Встречайте… Стерлинга! Супер Стер Болдер и «Регентские Рэпперы»! Вперед, Супер Стер! Покажи им!

Носокс и Мари-Луиза вытолкнули бледного как полотно Стерлинга к микрофону. Носокс дал отмашку диджею.

Ритмично заиграли ударные, Мари-Луиза и Носокс начали подпевать:

— Па-па-ПАМ! Па-па-ПАМ! Па-па-ПАМ! Сен-Жюст вздохнул:

— Только посмотрите. Он притопывает и прихлопывает. Поразительно, какой же повеса скрывался в нем все эти годы.

— Будем надеяться, что после этого вечера он снова скроется, причем насовсем, — сказала Мэгги. — Ой, вон идет Марта, а с ней Лиза. Вдруг они собираются вытащить штепсель из розетки?

55
{"b":"18421","o":1}