ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты когда-нибудь слышала о молодой леди Кейт Мосс?

— О модели-то? — Мари-Луиза склонила голову набок. — Она просто анорексичка. А я — нет! И наркотиками не балуюсь.

— Мне отрадно это слышать, дорогая. Однако ты прекраснее мисс Мосс.

— Вот лажа, — фыркнула Мари-Луиза и покраснела, видимо, это с ней случилось впервые. — Ну давай, валяй.

— Я как раз и собирался, благодарю. Как ты только что видела, на Манхэттене объявлен конкурс «Лицо с обложки», который состоится через несколько недель. Я взял на себя смелость и внес нас обоих в число участников. Двое победителей — он и она — получат по десять тысяч долларов и контракт на изображение на обложках любовных романов. Естественно, мы на этом не остановимся, поэтому я хотел бы уточнить, согласишься ли ты, если я буду выступать в качестве твоего наставника и менеджера, за пятнадцать процентов от твоих доходов?

— Фигушки, — Мари-Луиза отвернулась, сделала три шага и вновь повернулась к Сен-Жюсту. — Десять процентов. Я что, правда могу стать моделью?

— Несомненно. Двенадцать с половиной процентов, хотя дроби считать тяжело. И я бесплатно подготовлю тебя к конкурсу.

Мари-Луиза вопросительно посмотрела на Стерлинга. Тот кивнул.

— Сен-Жюст — менеджер нашего привратника Носокса и практически устроил ему место на Бродвее. Он уже почти получил роль в мыльной опере «Тигр, тигр». Это где Джессика узнает, что ее муж на самом деле не погиб во время взрыва воздушного шара над Перу, и теперь у нее два мужа. И как она раньше не догадывалась? Вот мне все время казалось, что этот Годфри…

— Стерлинг, умоляю, обуздай свой пыл, — взмолился Сен-Жюст, улыбаясь Мари-Луизе. — Что ж, раз мы пришли к согласию, пора за дело. Я уже договорился со знакомой, которая займется твоей внешностью — причешет, отмоет и приоденет. Все, что сочтет нужным.

— Ну ты и зануда, Вик. А когда? — уточнила Мари-Луиза.

— Нет времени, кроме настоящего… Стерлинг, ступай домой. Вперед, Мари-Луиза.

Сен-Жюст вновь взмахнул тростью и направился вниз по улице — Его Светлость на прогулке. Мари-Луиза последовала за ним, копируя походку. Он знал, что его передразнивают, но она была так мила, что и это сходило ей с рук.

День был воистину прекрасен.

— Мне надо выпить, — Бернис Толанд-Джеймс плюхнулась в кресло рядом с Сен-Жюстом. — Алекс, я хочу скотч. Можно двойной.

— Чувствуешь себя обманутой, Верни? Кстати, вон там стоит молодой человек с шампанским. Позвать его?

— Лучше, чем ничего, давай же, — Верни помахала рукой, поторапливая виконта.

Сен-Жюст улыбнулся и грациозно поднялся. Он был истинным героем, ибо чувствовал себя как дома даже в этом женском оплоте мишуры под названием бутик.

Он привлек на свою сторону владелицу «Книг Толанда». Берни — подруга Мэгги и ее издатель — только что унаследовала дело от бывшего мужа, убитого три месяца назад. Ей досталось издательство, квартира, лимузин, дом в Хэмптонсе, яхта, частный самолет… и гора долгов благодаря кое-кому, кто считал «Книги Толанда» свой личной чековой книжкой.

К настоящему моменту все, кроме квартиры и лимузина, было распродано, и две недели назад, когда Берни праздновала избавление от кредиторов, она в порыве признательности пообещала Сен-Жюсту: «Все, что угодно, Алекс. Все. Только скажи. Ты избавил меня от тюрьмы».

Сен-Жюсту хотелось бы думать, что он в одиночку спас ее от крупных неприятностей, так как она оказалась главной подозреваемой в убийстве Кёрка Толанда. Но он знал, что это не совсем так. Впрочем, если Бернис хотела отблагодарить его, виконт не собирался ей препятствовать.

Милая Берни. Такая красивая и такая противоречивая.

В свои сорок пять Берни прекрасно выглядела и являла образец природной красоты, которую немного подправила с помощью пластической хирургии. Высокая, пусть и не настолько стройная, как ей всегда хотелось бы, с белоснежной кожей и восхитительной копной рыжих кудрей, Берни была также очень умна.

Разве не она раскрыла талант Мэгги, бывшей Алисии Тейт Эванс и Клео Дули? Не она ли вернула Мэгги в «Книги Толанда» после того, как ту выгнали, и помогла романам о Сен-Жюсте попасть в список бестселлеров?

Столь прекрасный и преданный друг. Столь добрая, хотя подчас и легкомысленная. Да, Берни любила выпить, иногда баловалась кокаином, но лишь для того, чтобы сохранить фигуру.

Мэгги постоянно беспокоилась о Берни. Сен-Жюст решил, что она, скорее, нравится ему. А сейчас Берни собиралась помочь преображению Мари-Луизы. Ну разве это не прекрасно?

— А вот и шампанское, дорогая, — Сен-Жюст подал Берни высокий бокал с ужасным вином. — Как там наша протеже?

— Мы разобрались с нижним бельем и повседневной одеждой. Скоро она появится в одном из вечерних платьев, которое я выбрала для нее. Знаешь, на этих конференциях все разодеты в пух и прах. Будь у меня лишние деньги, я бы скупила все блестки и стеклярус, чтобы скрыть под ними ее лохмы. Итак, за шелковые сумочки и лохмы! — Берни подняла бокал.

— Ты о Мари-Луизе? Взгляни сюда, Берни, — с этими словами Сен-Жюст двинулся к витрине, где красовалось великолепное шелковое темно-зеленое платье. Мэгги будет восхитительна в этом зеленом шелке. Решено. Он покупает это платье.

— Кроме того, я вытащила у нее из языка булавку и думаю, что следы от пирсинга можно скрыть косметикой. Но что делать с ногтями? Она же их изгрызла по локоть! И волосы? Эту паклю ничем не пригладить.

— Дорогая, я возлагаю на тебя большие надежды в деле превращения Мари-Луизы в леди. Ты не знаешь, какой у Мэгги размер? — спросил Сен-Жюст и жестом подозвал высокую продавщицу в черном.

— Не помню. Кажется, сорок четвертый. А что?

— Я хочу купить ей это платье. Оно просто создано для нее, как раз длинное, до пола. Ты же на него не претендуешь?

— А ты ценник видел? Думаешь, это поможет преодолеть ее очередную Великую депрессию? — Берни подошла к манекену и посмотрела на ценник. — Две штуки баксов. Мэгги будет в восторге. Ты спятил? Я только что отговорила ее лечить нервы покупками по каталогу.

— Заверните это, пожалуйста, — окликнул Сен-Жюст продавщицу, глупое создание, которое явно пребывало в глубоким заблуждении, считая себя высшим существом, а его — каким-то слизняком, заползшим с улицы. — И, кстати, у вас что-то… что-то слегка высовывается из левой ноздри, милочка, — он поморщился. — Может, вам стоит обратить на это внимание?

— Алекс, ну ты и скотина, — проговорила Берни, когда продавщица, закрыв лицо руками, бросилась в туалет. — Я тебя обожаю.

— Обожаешь настолько, что готова оплатить все покупки? Я рассчитаюсь с тобой, как только получу прибыль.

— После дождичка в четверг, — пропела Берни, поднося к губам бокал. — Ладно, ладно. Мэгги оно пойдет. Я должна помнить, что подписалась под этим чертовым контрактом на кругленькую сумму. Хорошо, что ее агент Табби, а не ты, синеглазый, или я уже давно вылетела бы в трубу с такими расходами.

— Благодарю, дорогая. Как приятно быть оцененным по достоинству. А особенно когда тебя боятся, — он забрал у Берни бокал. — Позволь, я налью тебе еще.

Она не возражала.

Сен-Жюст как раз вернулся на свое место, когда из-за бархатного занавеса примерочной, оглядываясь по сторонам, словно боялась, что ее кто-нибудь увидит и прогонит, появилась Мари-Луиза.

Она избавилась от своего декоративного металлолома — хвала небесам! — пурпурные вихры были уложены в высокую прическу, открывая лоб и подчеркивая прелестный овал лица.

На Мари-Луизе было черное платье — по крайней мере, эти кусочки ткани, называемые платьем, имели черный цвет. Длиной до пола, по бокам — разрезы до середины бедра. Живот открыт, лишь соблазнительная полоска ткани, расшитая блестками, соединяет лиф с юбкой. Такая же полоска шла вокруг шеи. Ни спины. Ни боков.

— Сколько это стоит? — прошептал Сен-Жюст.

— Пятьсот, я уточнила. Знаешь, какой размер? Сороковой! Я начинаю всерьез ненавидеть этого ребенка.

— Пятьсот? Оно того стоит, — Сен-Жюст наблюдал за Мари-Луизой, которая изучала себя в зеркалах, прохаживаясь по маленькому подиуму. Ее прекрасные глаза расширились от удивления… Наконец она улыбнулась и превратилась в боттичеллиевского ангела. — Да, оно того стоит, — он поднес руку Берни к губам. — Я восхищен твоим гением, дорогая.

6
{"b":"18421","o":1}