ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Идеальная няня
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
От ненависти до любви…
Служу Престолу и Отечеству
Обязанности владельца компании
Москва 2042
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен

— Так значит… значит, я — менеджер? — спросила Шелби, и у нее вдруг почти перестали болеть ноги. Она целый день присматривала за тем, чтобы на столах были сахар, соль и перец. Но ведь это точно не дело менеджера!

Табби бросилась дальше, но Шелби схватила ее за руку.

— Насчет сахарниц… — Табби фыркнула.

— Да, мы все ждали, когда ту: сообразишь. Этим должны заниматься Бобби, Том и Педро.

Выпустив руку Табби, Шелби решительно подошла к Бобби, который потягивал содовую, прислонившись к раздаточной стойке.

— Роберт, убери… э… грязную посуду с шестого стола и положи приборы, пожалуйста. Затем столики — двенадцатый и четырнадцатый. Живо!

Подросток неохотно повиновался.

Расшевелить его сумела женщина, посетившая больше благотворительных балов, чем юный Бобби заведений быстрого питания!

Шелби нажимала на кнопки кассового аппарата, выслушивала имена и количество участников каждой группы из тех, что топтались в вестибюле, хвалила Бобби за расторопность и сама помогла имениннику пробраться со своим ходунком через толпу к выходу.

Порядок. Вот в чем нуждалось заведение Тони. Хотя бы в подобии порядка, установленного кем-то ответственным.

Это было по плечу Шелби. Она не наполнила ни одной сахарницы, не рассыпав сахар по столу, но зато командовать умела.

И пусть Тони для своего же блага остается на кухне, предоставив ей управляться со всем этим.

В шесть тридцать двери отворились, и вошли Бренда и Гарри, за ними следовал мужчина, приходивший сегодня днем. Шелби в шутку предназначила его на роль Великолепного Приключения.

— Привет, малышка! — Бренда незаметно подмигнула Шелби. — Смотри, кого мы нашли у нас в коридоре — наш новый сосед. Как истинно любезные жители маленького городка, мы с Гарри пригласили его на ужин. Его зовут Куинн Делении. Он говорит, что это ты сказала ему про квартиры, да? — Она наклонилась к Шелби и прошептала: — Уверена, этот черноволосый — ирландец, и красив как черт. Классный мужик, если тебе удастся залучить его. Невероятно привлекателен сексуально.

— Едва ли, Бренда, — отозвалась Шелби, профессионально изобразив приветственную улыбку. — Мистер Делейни, как приятно видеть вас. Боюсь, вы пришли слишком поздно для блюда ранних пташек.

— Не сомневаюсь, я много потерял. — Куинн заметил, как на щеках Шелби вспыхнул очень идущий ей румянец. Внезапно он заподозрил, что его встреча с Брендой и Гарри такое же «везение», как и их встреча с ним. Они несомненно связывали с ним какие-то планы. Но какие именно?

Он подумал, что, возможно, это имеет отношение к Шелби, но тут же отмел дурацкую мысль.

Куинн улыбнулся. У каждой работы есть свои положительные стороны.

— Ну вот, — начала Шелби, с которой от улыбки этого человека творилось что-то странное, — следуйте, пожалуйста, за мной.

Глава 15

— По-моему, я уже где-то видела его, Бренда, — сказала Шелби, направляясь с подругой в дамскую комнату.

В ресторане стало спокойнее, когда миновал суетливый час ужина, и Шелби последние пятнадцать минут просидела за столиком Бренды, украдкой поглядывая на Куинна Делейни.

— Я тоже, — ответила Бренда. — Кажется, он снился мне в эротических снах. Боже мой, Шелли, ты видела эти сексуальные серые глаза? Постельные глаза, как обычно называет их моя тетя Бетти, а уж она-то знает в этом толк, поскольку три раза была замужем. Я тебе об этом не рассказывала? Чистая правда, представляешь? А я не могу довести Гарри до алтаря один раз.

Шелби вымыла руки и оглядела себя в зеркале над раковиной.

— Полагаю, ты права. Он действительно словно из рекламы охранных систем. Черные слаксы, черная рубашка, черные волосы, серые глаза. Да, общий сигнал тревоги. Но почему он все время так смотрит на меня?

— Как? — осведомилась Бренда, подставляя руки под чуть теплую воду. — Словно хочет съесть тебя живьем? Потому что именно это я и вижу, Шелли, да и Гарри, должно быть, видит то же самое, потому что весь последний час толкает меня ногой под столом. Пожалуй, мне следует пригласить вас всех завтра вечером в кегельбан. Ты играешь?

— В кегельбане? Не знаю, я никогда не была там.

Бренда оторвала два куска бумажного полотенца и дала один Шелби.

— Никогда не была в кегельбане? О, моя дорогая, какую же спокойную жизнь ты вела! Тогда решено. А теперь давай вернемся за столик, пока Гарри не брякнет что-нибудь и не выдаст тебя. Он очаровашка, но слишком уж болтлив.

— Гарри очень повезло бы, если бы ему позволили вставить хоть слово, — пробормотала Шелби и, покачав головой, пошла за подругой.

Она не успела сделать и трех шагов, как сзади раздался грубоватый голос Тони:

— Привет, Филадельфия!

Он явно собирался добавить что-то, но его спугнула неожиданно появившаяся Табби.

— Хорошая работа, — прошептал он и вернулся на кухню.

— Разрази меня гром! — воскликнула Шелби, глядя ему вслед. Этот мужчина действительно «белый и пушистый», как и говорила Бренда.

А она добилась успеха.

— Бобби, убери с этого стола, пожалуйста, а затем унеси эти тарелки в мойку. Вид грязных тарелок не улучшает аппетита. Спасибо. — Шелби взглянула на Табби, которая подсчитывала чеки. — Отлично поработала сегодня вечером, Табби. — Она чуть не рассмеялась, когда официантка изумленно подняла на нее глаза. — Спасибо.

— По… пожалуйста.

— Однако, Табби, — продолжала Шелби, упиваясь своей новой властью, — я была бы очень признательна тебе, если бы ты приветствовала посетителей, говоря: «Здравствуйте» или «Добрый вечер».

— Но я так и делаю.

— Нет, Табби, нет. По-моему, «Как дела? « не совсем подходящее приветствие для семейного ресторана.

— С ума сойти! — Табби, тряхнув головой, воткнула карандаш в свой «конский хвост» и двинулась на кухню. — Можно подумать, что у нас такое классное заведение…

— Будет классное, когда я со всем разберусь, — пообещала Шелби и, пройдя через весь зал, села на стул напротив Куинна Делейни.

— У вас такой самодовольной вид, — заметил Куинн, видимо, полагая, будто может сказать все, что придет на ум. Этот человек не отличается сдержанностью, и его ничуть не смущало то, что они — чужие люди, поскольку познакомились лишь сегодня днем. — Что случилось, вы получили повышение?

— Это мое личное дело, — официальным тоном заявила Шелби, однако при этом улыбнулась. Облокотившись на стол, она посмотрела на Бренду и Гарри. — Я понравилась Тони.

Бренда переглянулась с Куинном.

— Отлично, Шелли. Я же сказала, что ты справишься.

— Правда. — Шелби вздохнула. — Удивительно, что я так хорошо себя чувствую. Никогда еще я так себя не чувствовала, никогда…

— А почему Тони назвал вас Филадельфией? — спросил Куинн. Представив, как Шелби расхваливает себя и выдает с головой, он остановил ее, хотя и сам не понял, зачем это сделал, почему не показал, что разгадал шараду. Ведь тогда они оба вернулись бы домой, к цивилизации. Он просто действовал. — Кажется, вы говорили, что родились и выросли в Восточном Вапанекене.

— Да, — быстро ответил Гарри.

— Да, — подтвердила Шелби.

— Эй, — вмешалась Бренда, — кто-нибудь хочет пойти завтра вечером в кегельбан?

Куинн взглянул на нее.

— В кегельбан? Вы шутите? — Он вообразил, как Шелби Тейт во взятых напрокат башмаках пытается бросить мяч. Это исключено. Лучше поговорить о слоне в посудной лавке. — Не знаю, Бренда…

Очень благодарная Бренде за своевременное вмешательство и не подозревающая о том, что Куинн пытался спасти ее, Шелби назвала поход в кегельбан прекрасной идеей и предложила отправиться туда сегодня же. В конце концов, уже почти девять, а она бодра, свежа и… и…

И через двадцать минут она с опаской держала красно-зеленые туфли для кегельбана, пахнущие дезинфицирующим средством, и думала, хватит ли у нее когда-нибудь ума не болтать лишнего.

В кегельбане пахло дезинфекцией, сигаретами и разлитым пивом. Все это соединялось с запахом хот-догов, доносившимся из ближайшей закусочной. Шум стоял, как в грозу дождливой ночью. Казалось, будто материализовалась какая-то сюрреалистическая картина — свет над головой, дерево, люди в забавных шортах и электронные табло, на которых высвечивался счет играющих.

18
{"b":"18422","o":1}