ЛитМир - Электронная Библиотека

Куинн стиснул зубы.

— Мне известно, что она в Восточном Вапанекене, а Паркер Уэстбрук здесь… о, на самом деле, не здесь… он более озабочен своими делами, чем тем, где находится его невеста.

— Сомертон, Сомертон! Ну разве это не приятнейшая из новостей? — Джереми захлопал в ладоши и вскочил на ноги. — Как… как Золушка. — Он состроил гримаску. — Только наоборот, полагаю.

Сомертон нахмурился.

— Но… но что я скажу Паркеру?

— Скажите ему, что я на своем посту, потому что это так и есть, — ответил Куинн. — Но если вы хоть немного любите сестру, не говорите Паркеру, где она. Обещаю, с ней ничего не случится, но, по-моему, всем вам пора дать девушке возможность повзрослеть, принять несколько самостоятельных решений.

— Сомертон? — Джереми похлопал друга по плечу. — Ну разве я тебе не говорил? Разве не сказал, что в последние месяцы в глазах Шелби появилось выражение испуга? А теперь она живет самостоятельно и вот-вот пустится в приключения. Ты не можешь лишить ее маленького удовольствия! — Он слегка передернулся. — Хотя меня не слишком радует, что она — о ужас из ужасов! — работает.

— Приключение? Значит, ты так это понимаешь? Когда этот… этот человек имеет смелость, неслыханную дерзость заявлять во всеуслышание, что собирается соблазнить мою сестру?

— Я выпью за это. — Дядя Альфред поднес апельсиновый сок ко рту и подмигнул Куинну. — По-моему, это лучшее, что может с ней случиться.

— Я не спрашивал твоего мнения, дядя Альфред, — бросил ему Сомертон. Прижав ладонь ко лбу, он начал ходить по комнате. — Мне надо подумать.

— Конечно, мистер Тейт. — Куинн поставил кофейную чашку на серебряный поднос. — Поразмыслите о своей сестре, о том, чего она хочет и почему уехала.

— Она… она не любит его? — спросил вечный романтик Джереми и повалился на диван. — Ну конечно же! Что мы делали — в блаженном неведении готовились к свадьбе, тогда как она его не любит! О, Сомертон, наша бедная девочка. Как это ужасно!

— Точно, моя милашка, точно! — согласился с Джереми дядя Альфред. — И чертовски вовремя. Или вы оба думаете, что она действительно сбежала, желая посмотреть, как живут простые люди? Да ей наплевать на простых людей, Сомертон, просто Шелби недовольна своей жизнью, не так ли? Если я вижу это даже под хмельком, то ты, трезвый, уж к подавно должен увидеть.

Сомертон, спотыкаясь, подошел к дивану и сел рядом с Джереми.

— Каким же я был слепым дураком! Я полагал, что сестра просто развлекается, играет в жизнь, потому что дядя Альфред забил ей голову разными глупостями. Я не думал, не видел… Паркер! Вижу, ты приехал.

Куинн посмотрел на мужчину, энергично входившего в гостиную, с дипломатом в правой руке. Не мог, что ли, оставить эту штуку в машине? Что там такого важного? Что может — должно — быть для него важнее Шелби?

— Извини за опоздание, Сомертон, господа, — быстро проговорил Паркер, наливая себе кофе. — Теперь, когда я приехал, начнем?

— Мы уже закончили. — Дядя Альфред искоса взглянул на племянника. — Не так ли, Сомертон?

Тот перестал кусать ногти, чего не делал с детства,

— Что? О! Ах да. Мы закончили, Паркер. С Шелби все в порядке, и мистер Делении продолжит наблюдать за ней. Верно, мистер Делейни?

— Да, сэр. Я буду следить за мисс Тейт очень внимательно и обещаю, что ничего плохого с ней не случится.

— Уж я за этим присмотрю, сынок. — Дядя Альфред прошел мимо Куинна по пути к столику с напитками, намереваясь плеснуть себе еще водки. Во всяком случае, это ерунда, что якобы до пяти часов нельзя пить ничего спиртного.

Куинн слегка кивнул Паркеру.

— Мистер Уэстбрук. Рад снова видеть вас, сэр. А теперь, с вашего позволения, меня ждет работа.

— Работа? Ах шалунишка, шалунишка! — воскликнул, приплясывая на месте, Джереми. — Сомертон, по-моему, мы такие испорченные. Разве это не чудесно?

Паркер оглядел всех собравшихся.

— Какого черта, что здесь происходит? Что это, Делейни? Ваш отчет? С ней все в порядке? И за это Сомертон платит вам деньги? Потому что, позвольте заметить, этого недостаточно. Мне нужны подробности. Я требую подробностей.

— Вы мне не платите, Уэстбрук, — бросил Куинн, по-настоящему желая разок приложить этого парня, так, из принципа.

— Не платит, — хихикнул Джереми. — И никто не… ей!

К счастью, Паркер Уэстбрук редко прислушивался к словам Джереми, как и почти все остальные, поэтому продолжил:

— Очень хорошо, джентльмены. Вижу, мне придется провести собственное расследование.

— На вашем месте я воздержался бы от этого, — спокойно заметил Куинн, когда Паркер поднялся, явно намереваясь продемонстрировать торжественный выход. — Мисс Тейт сейчас немного отдыхает от реальности или в реальности — пока затрудняюсь определить. Я — уже одно новое лицо в маленьком городке. Пока меня принимают. Но если вмешаетесь вы, если какие-нибудь неумелые сыщики ненароком проговорятся, что вы следите за ней, наблюдаете за ней? Что ж, в таком случае вы едва ли когда-нибудь услышите свадебные колокола. А вы ведь хотите этого, не так ли, Уэстбрук? Вернуть мисс Тейт домой и сыграть свадьбу, как планируется?

Паркер, пораскинув мозгами, кивнул:

— Хорошо, Делейни. Полагаю, у меня нет другого выбора, кроме того, чтобы позволить вам оставаться телохранителем мисс Тейт. Но я по-прежнему настаиваю, чтобы в течение месяца она вернулась домой, если возможно, даже раньше, и не вижу причин для отсрочки. В конце концов, лепестки облетают с розы очень быстро, а человек, плохо обеспеченный, как, без сомнения, и она, скоро увядает.

— Питается она хорошо, — заметил Куинн. — Я снова отчитаюсь перед вами через неделю, господа. А пока довольствуйтесь тем, что мисс Тейт здорова и, похоже, крепко стоит на ногах.

— Пока, — прошептал дядя Альфред, когда Куинн проходил мимо него. — Удачи тебе, сынок. Самое время, чтобы одна из Тейтов пережила небольшое приключение.

— Да, сэр, — согласился Куинн, не желая ввязываться в длительную беседу о том, что дядя Альфред почитал наилучшим для своей племянницы.

Следующей остановкой была контора «Д. энд С. «. Мейзи встретила Куинна своей обычной широкой улыбкой, хотя в приемной было не меньше дюжины мужчин в деловых костюмах и в разной стадии накала.

— Что происходит? — спросил он, наклоняясь над ее столом.

— Совет директоров Суиндейльской мемориальной библиотеки, — сообщила ему Мейзи, успешно уклоняясь от направленных на нее взглядов, в которых постепенно закипал гнев. — Они хотят, чтобы мы охраняли их художественную выставку, судя по всему, считая нас благотворительной организацией. Грейди же решил получить доход. Сегодня утром они пришли снова, чтобы еще раз нажать на него, а он заставляет их ждать. Ну как ты, милый? Выглядишь хорошо, даже аппетитно, как обычно.

— Дела у меня прекрасно, спасибо. — Делейни повернулся спиной к сердитому совету директоров. Если они узнают, что он один из партнеров, бросятся на него, как дикие звери. — Значит, он у себя, да?

— Да. — Откинувшись на стуле, Мейзи приготовилась сразиться с зазвонившим телефоном. — Но ты ничего здесь не слышал, ясно?

Куинн нашел Грейди в комнате совещаний. Тот лежал на массажном столе, голый по пояс, и над его спинными мышцами трудилось роскошное юное создание.

— А разве с вывихнутым плечом это можно? — Хлопнув дверью, Куинн заставил Грейди подпрыгнуть.

— Черт возьми, Куинн, неужели тебя не учили стучать? Я только что начал расслабляться.

— Прости, всякое бывает. — Куинн знаком попросил массажистку ненадолго выйти. — У нас проблема. Сегодня утром я устранился от дела Тейтов.

— Что ты сделал? Ой! — схватился за плечо попытавшийся сесть Грейди. — Я знаю, что она та еще штучка, Куинн, одна из Богатых и Отвратных, но неужели уж настолько плоха?

— Она не штучка. — Не успел Куинн произнести эти слова, как понял, что допустил ошибку. Его друг соображал очень быстро.

Грейди приложил к уху ладонь.

— Что? Что ты сказал? Нет, я, наверное, ослышался. Ты защищаешь маленькую наследницу? Что ж, тогда я должен спросить себя, стал бы мой добрый друг Куинн защищать леди — и подавать в отставку с самой легкой работы, какую когда-либо найдет? Возможно ли это? Ах, доверься же мне!

21
{"b":"18422","o":1}