ЛитМир - Электронная Библиотека

— Заканчивается финансовый год, — напомнила ему Рут и указала на полдюжины громоздившихся на столе Куинна стопок бумаг, направляясь к столу Грейди, чтобы конфисковать клюшку. — И пока вы не разберете хотя бы две из этих стопок, игрового времени для вас не будет, договорились?

— Да, мэм. — Грейди сел за стол и скорчил рожу вслед вышедшей из комнаты Рут, ибо та держала клюшку, как змею.

Нажав кнопку громкой связи, он откинулся в кресле и положил ноги на стол.

— «Бар гриль Грейди». — Салливан злобно покосился на бумаги. — Чем могу служить?

Раздался голос Куинна:

— Для начала отключи к черту громкую связь. Ты же знаешь, не выношу я этого.

Грейди вздохнул, опустил ноги на пол и взял трубку.

— Слушаю. Теперь ты счастлив?

— Скажи мне, что я не мерзавец.

Грейди отвел трубку в сторону, оглядел ее и снова приложил к уху.

— Еще раз?

— Пожалуйста, скажи мне, что я не мерзавец. Проклятие, я затем тебе и звоню, чтобы услышать это. Так говори же!

Грейди пожал плечами.

— Ты не мерзавец. Помолчав, Куинн попросил:

— Ты не можешь сказать это с настоящим чувством? И знаешь что, Грейди? Это потому, что я — мерзавец. Сертифицированный, освидетельствованный мерзавец.

— Не будь так жесток к себе, приятель. Ладно, ты оставил меня здесь в дерьме, по уши в бумажной работе. Я с этим справлюсь, общаясь с аудиторами, охотясь за бланками, о существовании которых даже не подозревал, пытаясь понять твою бухгалтерскую систему и те факсы, что ты мне прислал. И все это ради того, чтобы ты поехал и охмурил эту наследницу, длинноногую красавицу с фантастической фигурой… я уже не говорю о ее счете в банке. Эй, постой-ка. Ты — мерзавец.

— Вчера вечером я поцеловал ее.

Наконец Куинн понял, что полностью завладел вниманием Грейди, Он откинулся в кресле, машинально расправив сбившуюся салфеточку на подлокотнике.

— И?.. — наконец откликнулся Грейди. — Но не только же в этом дело. Ты поцеловал ее? И все? Черт, Куинн, к такой истории я не вернусь уже после первой рекламной паузы. А нельзя ли побольше подробностей?

— Слово «этика» никогда для тебя ничего не значило, верно, Грейди?

— Какое ко всему этому имеет отношение этика? Ты же вернул им их деньги, так? Ты сам по себе, никакой связи с «Д. энд С. «. Разумеется, если ты еще не признался наследнице, что изначально тебя пригласили нянчить ее, пока она будет играть в настоящую жизнь… — Грейди нахмурился. — Ну что, признался?

— Нет, Грейди. Вчера вечером она была в моей квартире, шныряла по гостиной, пока я переодевался в сухое…

Грейди прервал его, так как его внутренний радар зажег красный сигнал тревоги.

— В сухое? А как это ты промок? У нас тут засуха, и у тебя там в этом твоем Восточном как-его-там погода не может быть другой. Ты опускаешь подробности, а? Это несправедливо.

— Выслушай меня, ладно? — Куинн встал и начал ходить по ковру. — Я вышел из спальни, а она уже тянет руку к досье на себя. Тупица! Как я мог так сглупить и оставить все это в гостиной?

— Больше года не занимался практической деятельностью, приятель. Похоже, теряешь навыки. А я вот нет. Поэтому позволь мне сделать предположение. Ты увидел папку. Схватил наследницу, поцеловал, отвлек от папки. Вот как бы я поступил. Ну и как у меня получилось?

Куинн запустил руки в волосы.

— Не так хорошо, как у меня, пока я не осознал, какой же я мерзавец. Ну и как теперь мне все ей рассказать, Грейди?

Грейди нажал на кнопку громкой связи, положил трубку, поднялся и начал ходить в Филадельфии так же, как Куинн в Восточном Вапанекене.

— Ты ведь серьезно, да?

— Черт, Грейди, убери громкую связь.

— Не могу. Я должен ходить по комнате. Ты знаешь, что я должен ходить. Кроме того, если ты боишься, что Рут подслушивает под дверью моего кабинета, не волнуйся на этот счет. Она, наверное, сидит в своем кабинете, ноги на столе, ест шоколад и умудряется все это записывать, чтобы завтра утром раздать копии всем сотрудникам. Понимаешь, только Рут до конца разбирается в том, как работают эти телефоны.

Раздался слабый щелчок, и слышно стало лучше.

— О Боже! — Куинн снова рухнул в кресло. — То, что мне было нужно. Знаешь, она позвонит мне позже и скажет, что мне следует делать.

Грейди ухмыльнулся.

— И это означает, что я тебе не нужен. Ну разве не здорово, все получается? Но если бы ты объяснил мне одну закавыку в нашем отчете за второй квартал, я был бы по-настоящему…

— До свидания, Грейди.

— До… — Грейди посмотрел на микрофон и услышал длинный гудок. — Он повесил трубку. Вот сукин сын! «Будь я проклят, если он не повесил трубку». — Грейди подошел к двери и высунул в приемную голову, чтобы услышать мнение своей секретарши. — Ну?

— Он влюбился, — ровным голосом отозвалась Рут и ухмыльнулась. — И попал в хорошенькую переделку. Пожалуй, будет весело.

— Да, я тоже так подумал. — Грейди убрал голову, потом высунул ее еще раз. — Теперь я могу получить назад свою клюшку?

— Только если пойдете с ней туда, где она вам не понадобится.

— Забудь, что я упоминал о ней. — Поморщившись, Грейди пошел назад, к огромным стопкам бумаг. А Куинн в Восточном Вапанекене услышал звонок в дверь.

Он вышел в коридор и посмотрел вниз. На крыльце перед дверью стоял с потерянным видом Гарри Мэк.

— Что случилось, Гарри?

Гарри сделал Куинну знак, чтобы тот нажал кнопку и открыл ему внутреннюю дверь. Спустя несколько секунд он уже мчался по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, к двери Бренды.

— Она не впускает меня, — коротко бросил он Куинну. — Вчера вечером мы поссорились. Сильно. — Гарри поднял кулак, чтобы ударить в дверь, но Куинн схватил его в охапку, развернул и втолкнул в свою комнату.

— Эй, ты чего это? — спросил Гарри, когда Куинн запер дверь.

— Да вроде спасаю твою жизнь. — Куинн жестом предложил Гарри занять кресло, в котором только что сидел. — Никогда не бегай за женщиной, Гарри, особенно если она не хочет, чтобы ты за ней бегал. Это закон.

Гарри, проведший бессонную ночь и в итоге поцапавшийся с матерью, попенявшей ему на то, что он не стал завтракать, вопросительно посмотрел на Куинна.

— Закон? Никогда о нем не слышал.

Куинн уселся на диван и улыбнулся смущенному приятелю. Какая мускулатура у парня, ему бы чуть поживее соображать.

— Это просто, Гарри. Никогда не преследуй женщину, которая не хочет, чтобы ты ее преследовал. Раздел второй, часть А: никогда не преследуй женщину, которая хочет, чтобы ты преследовал ее. В любом случае проиграешь. И что, по-твоему, применимо сегодня утром к Бренде?

Гарри повесил голову.

— Она не хочет со мной разговаривать. — Он поднял глаза на Куинна. — То есть вчера вечером она выгнала меня. Выгнала! Бренда не отвечает на звонки ни по телефону, ни в дверь. Значит, точно не хочет со мной разговаривать. — Его простоватое лицо приняло выражение глубокой задумчивости. — Если только Бренда действительно не хочет, чтобы я приполз к ней, как обычно делаю. Это ведь она тоже может делать, верно?

— В том-то и состоит твоя проблема, Гарри. Чего именно хочет Бренда? Может, расскажешь, что случилось, и мы посмотрим, нельзя ли в этом разобраться?

Куинн не знал, зачем он это делает, но проблема Гарри отвлекала его от мыслей о Шелби. От воспоминаний о том, как он держал ее в объятиях. О том, каковы на вкус ее губы. О том, как сильно он хотел Шелби, возможно, нуждался в ней. Как неистово она возненавидит его, узнав правду.

Гарри закусил губу и кивнул. Что-что, а кивать Гарри умел. Вот объяснения не были его сильной стороной, как в течение следующих нескольких минут выяснил Куинн.

— Ладно, мы были в квартире, все шло прекрасно, — начал он, нахмурившись. — Я растирал ей ноги. Бренда обожает, когда я растираю ей ступни. А я рассказывал Бренде про одну отличную идею, появившуюся у моего сослуживца. Мы работали над проектом обновления на парковой дороге. Большой дом, большая пристройка. Две спальни, гостиная, три ванные комнаты, представляешь.

29
{"b":"18422","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Обновить страницу. О трансформации Microsoft и технологиях будущего от первого лица
Дама с жвачкой
День, когда я начала жить
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Жестокая красотка
Смотри в лицо ветру
Когда говорит сердце
Сегодня – позавчера. Испытание сталью