ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Колыбельная для смерти
Вранова погоня
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Лошадь, которая потеряла очки
Повестка дня
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Приватир
Зулейха открывает глаза
Цена вопроса. Том 1

— Подойдет, если я не опоздал к твоему перерыву на обед и ты согласишься поесть со мной.

Куинн видел, что глаза ее стали пустыми, плечи поникли, и только потом она приняла свою обычную осанку модели.

— Я уже поела. Извини.

— Тогда увидимся позже? Провожу тебя домой? — Она покачала головой:

— Спасибо, нет. Мы с Брендой идем в кино. Решили посмотреть Джулию Роберте в новой романтической комедии. Но все равно, спасибо за предложение. Я… мы увидимся завтра… в другой день. Уверена, тебе нужно наверстать работу, поскольку большую часть времени ты проводишь здесь. Благодарю тебя за заботу обо мне, но сейчас со мной уже все хорошо, правда. Так что спокойно работай над своей книгой.

— Конечно. — Куинн кивнул, сделав вид, будто не понимает, что его, попросту говоря, послали. — Спасибо. Мне действительно нужно наверстать кое-какие дела, возможно, набрать что-то из моих интервью. И еще я должен написать для Джорджа речь…

Все это было так неуклюже. Шелби видела, что Куинн тоже это понимает. Так чертовски неуклюже. Два человека, которые лежали в одной постели, сейчас вели себя гак, словно оба пытались найти вежливый способ сказать: «Спасибо, но не стоит».

Шелби наклонила голову, потом снова посмотрела на него.

— Послушай, Куинн, мне… мне нужно немного времени, хорошо? Ты сказал… ну, ты знаешь, что ты сказал. — «Все, кроме правды», — напомнила она себе. — Мне нужно время, чтобы об этом подумать. О нас.

— Разумеется, Шелли, — согласился Куинн, мысленно задаваясь вопросом, можно ли гнать самого себя пинками вдоль улицы. Сегодня вторник. Она уезжает в субботу, после большого ужина. Его время стремительно истекает. — А как насчет вечера четверга? Поздний ужин, после работы? Два дня врозь, Шелли, два дня на раздумья. Этого достаточно?

— В четверг вечером, — повторила она, слегка расслабившись, веря, что снова взяла себя в руки. Если бы Шелби не думала, не мечтала, не любила его так сильно. Негодяй! — Да, это было бы прекрасно. — И затем она отступила, так как к столу приближался дядя Альфред со стаканом воды в одной руке и стеклянным кофейником в другой.

— Добрый вечер, сэр, — любезно произнес дядя Альфред, ставя пластмассовый стакан. — Не хотите ли кофе? Настоятельно рекомендую вам этот напиток.

— Спасибо. — Куинн взял кружку. «Ну вот, — подумал он, не желая смотреть на Шелби и видеть ее реакцию. — Ей придется поверить, что мы не знали друг друга, что дядя Альфред — Ал — сам проведал о том, где она находится. Иначе Шелби заподозрит меня. Она уже и так смотрит на меня как-то странно и странно ведет себя». Куинн даже заволновался, не вспомнила ли его Шелби. Чертов дядя Альфред! Чертовы все, кто ухудшил и без того мерзкую ситуацию. И двух мускулистых бугаев, сидящих за его столиком, дважды к черту. — Вы новенький, да?

— О, в самом деле, в самом деле, — проговорил дядя Альфред. — Какое милое маленькое селение! Я уже нашел себе очаровательнейшую квартиру дальше по улице, в бывшем школьном здании.

— Что вы говорите! — отозвался Куинн. — Я тоже там живу, как и мисс Смит. Какое совпадение!

— Да, действительно. — Шелби улыбнулась так ослепительно, что у нее заболели щеки, когда она отошла от столика.

Шелби могла не разгадать ложь Куинна, когда он притворялся, что не знаком с ее дядей, но она всю жизнь прожила с дядей Альфредом. Джим не говорил ему, где она находится. Он не расспрашивал Джима, и не собственные умозаключения привели его в Восточный Вапанекен, когда Сомертон выгнал дядюшку, заставив добывать себе пропитание.

О нет! Дядя Альфред знал, где Шелби, потому что ему сказал об этом Куинн Делейни. Сказал ему, Сомертону, Джереми. Сказал Паркеру? И по тому, как сверкали глаза Куинна, Шелби поняла, что он так же рад видеть в Восточном Вапанекене дядю Альфреда, как был бы рад найти в своей кровати крысу.

— Совпадение, — пробормотала себе под нос Шелби, возвращаясь на свой пост. — Не так ли?

Глава 30

Бренда сидела в кафе-мороженое, обхватив ногами табурет, и слизывала взбитые сливки с длинной ложечки с таким очевидным наслаждением, что парнишка за стойкой наткнулся прямо на открытую дверцу холодильника.

— Знаешь что, Шелли? — не ведая о смелых мечтах подростка, начала она. — Получается так, что без карточки участников не узнать, кто играет. И кстати, если на этой неделе я посмотрю еще хоть один фильм, чтобы ты не врала Куинну — а ты это делаешь постоянно, и я не так уж не права, указывая на это, — пожалуй, попрошу о какой-нибудь скидке. Ну а теперь, расскажи мне все еще раз, ладно? Ты говоришь, что Ал твой дядя? Милая моя, может, ты объелась поп-корна?

После нескольких часов размышлений, пока Шелби притворялась, что смотрит фильм, закончившийся слишком хорошо для ее настроения, она оценила юмор последних событий. Отчасти.

— Я не шучу, Бренда. Ал — мой дядя Альфред.

— Парень, который как следует повеселился перед тем, как остепениться, верно? Тот, кто подал тебе идею, что жутко здорово какое-то время пожить нормальной жизнью среди простых людей? Тот, кто немного… э… выпивает? Это тот дядя Альфред?

— Он самый. И теперь я понимаю, почему он это делает. То есть пьет. Хотя всего две мои встречи с бутылкой закончились не слишком удачно. Бренда, как мне после всего этого жить так, как дядя Альфред? Как остепениться? Тем более что, по твоим словам, пить я не умею. Бедный дядя Альфред! Надеюсь, ему весело. С Табби. Они собираются в какой-то любимый клуб Табби. Представляю! Боже! — Шелби вздохнула, опершись локтями о стойку бара и вертя длинной ложечкой в горячем сладком соусе, от которого стремительно таяло ее мороженое.

Помолчав, Бренда проговорила:

— Он меня ущипнул. Сегодня вечером, когда мы с Га-ром уходили от Тони. Честное слово, Шел, он ущипнул меня. Прямо за… ну, ты знаешь за что, верно? Он сказал, что Бренда его самое любимое имя. Теперь я догадываюсь почему. Какой приятный старик.

Шелби посмотрела на подругу.

— В этом весь дядя Альфред, В детстве я часто наблюдала, как он шествует по комнате во время приема. Элегантно одетые дамы тихо ойкали, когда он проходил мимо них, притворяясь невинным, как новорожденный ягненок. По-моему, это дядина версия «волны», которую устроили на стадионе болельщики, когда мы смотрели игру «Филадельфийцев», — сказала она и зашлась от смеха, видя, как краска залила лицо Бренды и почти скрыла густую россыпь веснушек.

Бренда улыбнулась и покачала головой:

— Как я рада, что ты хоть над чем-то наконец посмеялась, Шелли, пусть даже надо мной. Но если бы меня ущипнул кто-то другой, я бы развернулась и как следует ему врезала. Однако в твоем дяде Альфреде есть… что-то такое игривое и забавное, что его щипки воспринимаются как комплимент.

— В этом секрет успеха дяди Альфреда, — кивнула Шелби. — Он истинный джентльмен, но в нем сидит озорной бесенок, заставляющий окружающих смеяться вместе с ним.

— Всех, кроме твоего брата, по крайней мере сейчас, — заметила Бренда, переходя ко второму уровню своего пломбира. Именно так она его и ела: сначала шерри, затем взбитые сливки и только потом карамельный сироп и мороженое. — Ты веришь, что он выгнал его?

Шелби отодвинула недоеденное мороженое.

— Да, думаю, выгнал, как ни странно. Куинн не изумился при виде его, возможно, потому, что уже встречался с ним сегодня. Плюс тот факт, что этот человек, не моргнув глазом, врет как сивый мерин. То есть я не уверена, знал ли Куинн, что дядя Альфред приехал в Восточный Вапанекен, но не сомневаюсь: он не удивился. Так что нас двое или четверо, если считать тех двух огромных, могучих мужчин, которые окопались у Тони до самого закрытия.

— Костоломы. — Бренда кивнула с видом знатока. — Они побьют его?

— Едва ли. Во всяком случае, не сейчас. Судя по тому, что я помню о другом знаменитом эпизоде из жизни дяди Альфреда, они не причинят ему никакого вреда, если только он не попытается сбежать. Бегство в Восточный Вапанекен, открытое появление на людях, даже разговор с ними совсем не похожи на желание скрыться, правда? По-моему, они до сих пор в шоке, ибо не понимают, что он затеял. Кроме того, через несколько недель дядя Альфред получит свое ежеквартальное содержание. Он всегда платит долги, хотя и не всегда вовремя.

49
{"b":"18422","o":1}