ЛитМир - Электронная Библиотека

— О твоем хрустальном шаре, разумеется, если только ты не гадаешь на кофейной гуще, или картах Таро, или на чем-нибудь еще, — отозвался Грейди.

Прижав трубку плечом, Куинн вынул стеклянный кофейник и подставил чашку, когда закапал кофе.

— Я был прав? — осведомился он, уже проснувшись и без кофе.

— Более чем прав. Но сначала, как любитель драм, прошу сообщить мне, почему у моего бедного доброго друга был такой плохой день. По-моему, вы с мисс Тейт были до чертиков счастливы в своем раю для дураков. В чем дело, Куинн, появился змей?

Куинн снова подставил кофейник и сел на табурет у кухонной стойки. Взял оставленные там ручку и бумагу и приготовился записывать сведения, добытые Грейди. Но сначала подержал друга в неведении, заставляя его помучиться в догадках.

— Как сказать? Ты бы назвал Альфреда Тейта змеем?

— Дядю Выпивоху? — Грейди рассмеялся, очень довольный. — Боже, Куинн, только не говори, что дядя Выпивоха там.

— Он здесь, настоящий, и убирает со столов в том же ресторане, где Шелби работает хостессой. Хватит смеяться! Дядя Альфред шантажом вынудил меня одолжить ему денег на квартиру в этом же здании… а затем очаровал нашу хозяйку, и она позволила ему въехать без задатка. Грейди, черт возьми, я ничего тебе не скажу, если ты не прекратишь смеяться.

— Я не смеюсь, Куинн, я вою. Еще, еще. Рассказывай еще. Он моет посуду? Я бы заплатил наличными, чтобы посмотреть, как Тейт моет посуду.

Куинн отхлебнул горячий кофе, давая Грейди время прийти в себя.

— Что еще? Ах да! Он хочет, чтобы все называли его Ал. — При этих словах даже Куинн улыбнулся, потому что факт оставался фактом — ситуация была смешной.

— Ты называешь его Ал? Разве у Пола Саймона не было такой песенки несколько лет назад? Эй, а он щиплет дамочек? Алу очень нравится щипать дам.

— Скажем так, всем милым пожилым дамам сегодня не понадобились сердечные лекарства, и покончим с этим. Мне катастрофически не хватает времени, Грейди. В субботу Шелби возвращается домой, самое позднее в воскресенье. До этого мне необходимо признаться ей, кто я на самом деле, почему здесь. Также очень надеюсь сообщить и то, кто пишет ей письма с угрозами, устраивает притворные похищения, если ты готов этому поверить.

— Все это, да? А я, значит, должен помочь?

— Только если у тебя есть для меня информация, а она, по твоим словам, у тебя есть. Ну же, выкладывай.

— Хорошо, но после мы с тобой поговорим про липовое похищение, про письма с угрозами и про то, почему, черт возьми, Шелби Тейт не сидит у себя в особняке и не пишет свадебные приглашения.

— Ты знаешь почему. — Куинн взял ручку. — Ты чертовски хорошо знаешь почему. Кроме того, кажется, она меня победила. Не знаю наверняка и это, разумеется, заняло довольно много времени, но думаю, это она. Что только ухудшает ситуацию.

— Приятель, едва ли она может ухудшиться. Если только не появятся Сомертон и Джереми. Сомневаюсь, что Восточный Вапа-как-его-там оправится после такого. Сомертон врезал Уэстбруку… я еще от этого отойти не могу, старина Жесткая Задница прикладывает Уэстбрука, флаг ему в руки… и Джереми, который просит Шелби убедиться, что на кухне срежут корочку с его сандвичей.

— Как скажешь. Твоя информация, Грейди. Если я и отправлюсь в ад, то хотя бы хочу знать, что прав и что, даже если Шелби возненавидит меня, возможно, уже ненавидит, она не выйдет за это ничтожество.

— Знаешь, — Грейди помолчал, — не исключено, что эти письма отправили твои ветераны Вьетнама и они же пытались похитить ее. Это не обязательно Уэстбрук, как я сказал тебе вчера, когда звонил насчет номера машины.

— Она была взята напрокат в Филадельфии. И это не завсегдатаи. В пятницу Шелби планирует ужин по сбору средств для них. Они боготворят ее. Чуть не забыл… я все еще не написал речь для Джорджа. Черт!

На том конце провода последовала короткая, но многозначительная пауза, потом Грейди сказал:

— Куинн, старина, просто не могу выразить, какое удовольствие доставляют мне наши полуночные беседы. Ты лучше, чем эти летние повторные розыгрыши, гораздо лучше. Ты пишешь речь? Куинн Делейни, которому пришлось ухаживать за дочкой преподавателя, чтобы получить трояк по литературе? Почему я узнаю об этом только сейчас?

— Потому что я знал, как ты отреагируешь. — Куинн чувствовал, как мир катится прямо на него, подминая под горой проблем, лишь часть которых была следствием его действий. Ну ладно, большая их часть была вызвана его собственными действиями. — А теперь говори, что ты узнал, не то я приеду и выдавлю из тебя эту информацию.

Глава 31

Куинн с головой погрузился в составление компьютерных отчетов, сводя воедино разрозненную информацию, чтобы получить нечто связное для аудиторов, и просидел так все утро. Он оторвался лишь для того, чтобы тайком проследить за Шелби, которая около полудня отправилась к Тони.

Отчеты необходимо сделать, и это лучше, чем думать о Шелби, о том, как к ней подступиться и что сказать.

Ему было бы куда проще похитить Шелби, увезти в Лас-Вегас и предстать с ней перед каким-нибудь мировым судьей.

— Она знает, — произнес Куинн вслух и поднялся, что — бы налить себе кофе. Еще немного кофе, и он скорее всего сможет долететь вместе с Шелби до Лас-Вегаса без самолета. — Она должна знать. Но Шелби не знает всего, не может знать. И это делает тебя, Делейни, либо ее спасителем, либо самодовольным сукиным сыном, которому велят, чтобы он не совал свой нос в дела Шелби Тейт.

Информация Грейди о Паркере Уэстбруке Третьем была даже лучше — нет, хуже, на самом деле надо считать ее хуже, — чем предполагал Куинн, и добыть ее оказалось куда проще, чем думали они с Грейди.

Достаточно было заметить во время обеда с несколькими общими знакомыми из их клуба — так, походя, — что, похоже, у Уэстбрука какие-то затруднения, и поинтересоваться, удастся ли ему из них выпутаться, чтобы мужчины разговорились.

И они уже не могли остановиться. Как только что-то сказал один, другие с радостью присоединились, присовокупили свою долю сведений, обещающих вскоре похоронить Уэстбрука. Если только он не сделает большого денежного вливания, все эти затруднения вскоре превратятся в пожар и прижгут ему задницу.

Женитьба на Шелби и ее деньги были бы спасением для Уэстбрука.

Этот брак необходим ему, жизненно необходим. Но настолько ли, чтобы напугать Шелби и заставить тем самым вернуться домой?

— Все это так притянуто, — пробормотал Куинн, услышав стук в дверь и направившись открыть ее. — О, это добрый старый Ал! Ура, — с сарказмом промолвил он. — Что случилось? Вас уже уволили?

— Честная работа, — отозвался дядя Альфред, проходя и устраиваясь на диване как у себя дома, — не означает, что нужно стереть руки в кровь. Мое присутствие в заведении Энтони не требуется до двух часов.

— И вы решили пока прийти сюда и навестить меня. Еще раз — ура!

— Да, спасибо, я выпью кофе.

— Разве я предлагал кофе? Вы целый день разливали его у Тони, поэтому вполне справитесь сами.

— Какие перемены. Знаешь, я тут кое-что решил. В следующий раз, когда я захочу пожить настоящей жизнью — в чем сильно сомневаюсь, Сомертон или не Сомертон, — то привезу с собой по крайней мере одного из служащих Тейтов. Повара, полагаю, или одну из горничных, потому что я не в состоянии возместить тот ущерб, который за одну ночь нанес постельным принадлежностям. Благодарение небесам за Берту. Славная женщина, славная, но нервирует, как те дамы, за которыми я ухаживаю в городе. А теперь Табита. Ах, это совсем другое дело, и отчасти именно поэтому мои простыни были в таком беспорядке.

Дядя Альфред вздохнул, вспоминая свой вечер, затем взял чашку и наполнил ее, оставив место для капли ирландского виски из фляжки.

— Может, я и ошибаюсь, но, по-моему, ты чем-то расстроен?

Куинн усмехнулся, сохранил файл и отключил компьютер.

— Как вы догадались?

— Я сам раза три влюблялся, сынок, и узнаю симптомы. Вся эта сентиментальная чепуха — такая дешевка. Причиняет страдания. Вот что такое любовь, и вот почему я убегаю со всех ног, едва начинаю вздыхать и хандрить. Но ты не убегаешь, не так ли, сынок? И Шелби тоже. Интересно.

51
{"b":"18422","o":1}