ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Склонив голову к плечу, Эшли с изумлением его разглядывала.

– Неужели вам не стыдно говорить такие глупости? Логан Каллахан усмехнулся еще шире.

– Ни капельки!

Он извлек из кармана смятую бейсболку со сломанным козырьком и надвинул ее на глаза. Двигался мистер Каллахан неторопливо, плавно, и почему-то его движения напомнили Эшли хищника, терпеливо выслеживающего добычу.

Опасный он человек, этот Каллахан. Особенно для девушки, которой следовало бы презирать даже землю у него под ногами!

Но можно ли упускать такой шанс? Если сейчас она не поговорит с ним по душам, если не выскажет ему в лицо все, что о нем думает, – непременно возненавидит себя за трусость!

А если выскажет, возможно, возненавидит еще сильнее. За глупость.

Пожав плечами, Эшли выразительно вздохнула.

– Вы ведь постоянно проживаете в Филадельфии? А у нас, в Аллентауне, остановились в отеле?

– Отель «Шератон-аэровокзал», поблизости от аэропорта.

Он по-прежнему небрежно прислонялся к дверце машины, однако Эшли заметила, как в зеленых глазах, затененных бейсбольной кепкой, блеснула тревога.

– Да не волнуйтесь так, – успокоила его Эшли. – Я просто подумала, что вам надо принять душ и переодеться перед ужином. Я, например, так и сделаю. День у нас обоих был нелегкий. Так что, если ваше предложение еще в силе, встречаемся в «Шератоне» через полтора часа. Но... только ужин, мистер Каллахан, больше ничего.

– А чего вы еще ожидали, мисс Доусон? – с легкой насмешкой отозвался он, отклеиваясь от дверцы машины и направляясь к водительской двери своего «мерседеса». – Встречаемся в холле. Я возьму в зубы розу – на случай, если без слоя грязи вы меня не узнаете.

Ему все-таки удалось пробить ее броню – Эшли громко рассмеялась.

– Остерегайтесь шипов, мистер Каллахан!

– Мама, это просто ужин. – Эшли натягивала колготки, зажав между ухом и плечом телефонную трубку. – Самый обычный ужин. В ресторане, на глазах у нескольких десятков людей. Ну что со мной может случиться?

– Что может случиться?! – повысив голос, переспросила мать. Эшли невольно поморщилась. – Я вижу, вся моя воспитательная работа ни к чему не привела – ты так и не усвоила главный урок безопасности. Неужели я тебе не говорила: «Никогда не разговаривай с незнакомцами. Никогда не бери конфет у незнакомых людей. Если незнакомый дяденька куда-то тебя зовет, беги от него, как можно быстрее и как можно дальше»? Я прекрасно помню, как все это тебе внушала!

– А я не хуже тебя помню, как все это выслушивала, – вздохнула Эшли. Она уже стояла перед гардеробом и выбирала платье. – Мама, мне уже не десять лет, а Логан Каллахан – не маньяк-убийца. Мне представилась возможность высказать ему свое мнение, и, по-моему, такой шанс просто глупо упускать!

– Но, по крайней мере, ты будешь с ним вежлива? Эшли отняла трубку от уха и уставилась на нее так, словно увидела змею.

– Вежлива? Мама, этот негодяй сносит Дом Сэндлера, чтобы возвести на его месте какую-то фабрику, а ты хочешь, чтобы я была с ним вежлива! Как ты это себе представляешь? Что, по-твоему, я должна сказать? «Любезнейший мистер Каллахан, позвольте вам сообщить, что вы просто алчный, бессердечный мерзавец без капли... капли... гм... ну, словом, без капли того, что должно быть у каждого нормального человека!»

– Благородства, – подсказала Линдсей Доусон. – Думаю, ты это имеешь в виду. Милая моя, ты отправляешься ужинать с мерзавцем, начисто лишенным благородства, и хочешь, чтобы я не беспокоилась! Нет, я сейчас же звоню твоей сестре и прошу ее за тобой присмотреть.

– Мама, не смей!! – завопила Эшли.

Но в трубке уже звучали короткие гудки. Эшли швырнула телефон на кровать.

– Ну, замечательно! – пробормотала она. – Просто лучше некуда!

Пять минут спустя, когда Эшли стояла перед большим зеркалом, размышляя, подходит ли зеленая джинсовая юбка к блузке в цветочек, телефон зазвонил снова.

Эшли нажала кнопку «Разговор» и, не дожидаясь, когда раздастся голос сестры, заговорила сама:

– Послушай, Мэри, я в здравом уме, дуэнья мне ни к чему, а мама, как всегда, тревожится по пустякам. Господи помилуй, я всего-навсего ужинаю с мужчиной! Так что, если не возражаешь...

– Мисс Доусон?

– О боже! – Эшли упала на кровать. Она узнала этот голос. – Откуда у вас мой телефон?

– Из телефонной книги, мисс Доусон, – промурлыкал в трубке бархатный кошачий баритон. – «Э. Доусон». Напрасно вы так записались. Не «мисс», не «миссис», а «Э. Доусон». Этот инициал ясно выдает в вас одинокую женщину, которая не хочет, чтобы ее считали одинокой. А кто такая Мэри?

Свободной рукой Эшли заправила за ухо прядь медно-рыжих волос.

– Моя младшая сестра. Слышите гудки по другому каналу? Могу поклясться, это она. Нет, если я не стану брать трубку, она не отвяжется. Просто поедет за мной в отель, и тогда уже я от нее не избавлюсь. А вы зачем звоните? Подумали и решили отменить ужин?

Эта мысль ее вовсе не обрадовала, но бессердечному мерзавцу Каллахану сообщать об этом она, разумеется, не собиралась.

– Отменить? Ни за что!

По голосу Эшли поняла, что Каллахан улыбается.

Широкая улыбка открывает крепкие белоснежные зубы, веселые морщинки лучиками разбегаются от чудных глаз... Что, черт возьми, он в ней нашел такого смешного?

– Мне просто подумалось, что, возможно, нам стоит встретиться где-нибудь в другом месте. Дорогу к аэропорту сейчас ремонтируют, и здесь настоящее столпотворение – ни проехать, ни пройти. Не хочу, чтобы вы застряли в пробке. Я, знаете ли, от природы предусмотрителен.

– И от скромности явно не умрете! – усмехнулась Эшли, взглянув на часы: пожалуй, он прав, в такое время на шоссе не обойдется без пробок в несколько миль длиной. – Ладно, – кивнула она, мысленно перебирая в уме приличные рестораны в центре города. – У вас есть под рукой бумага и карандаш? Я знаю неплохой ресторанчик с баром в торговом центре: в понедельник вечером народу там должно быть немного. Готовят там очень острое Чили, и великолепное жаркое на открытом огне. Сейчас скажу, как туда добраться.

– Звучит отлично, – заметил Каллахан, когда она коротко объяснила ему маршрут. – Интересно, как там с пивом? Как вы считаете, ведь, если я не принимал болеутоляющего, пиво мне не повредит?

– Так вы не приняли болеутоляющего?

Что и кому он хочет доказать? Изображает из себя супермена, которому боль нипочем? Или ему просто лень проглотить таблетку и запить ее стаканом воды?

– Нет, Эшли. – Он явно опять улыбался. – Решил, что сегодня мне понадобится ясная голова. Я ведь намерен выяснить, за что вы меня так ненавидите.

– Я вовсе не... Боже мой, опять звонят! Наверняка Мэри. Ладно, я лучше побегу. Встречаемся в семь. Не дав ему ответить, она разъединилась, переключилась на другой канал – и как раз во время, чтобы услышать взволнованный голос Мэри:

– Никто не берет трубку! Пол, я просто не знаю, что делать! Может быть, нам с тобой поехать туда?

– Не надо! – очень твердо вмешалась Эшли. – Не надо вам с Полом никуда ехать. Я просто иду поужинать с пациентом – ни больше, ни меньше. Знаешь, Мэри, маме пора уже успокоиться. Дай ей волю – она до самой смерти будет держать нас на коротком поводке!

В трубке послышался мягкий смех сестры.

– Милая, ее можно понять. Четыре месяца назад безжалостный пират похитил одну ее дочь... Что, Пол? Хорошо-хорошо: четыре месяца, две недели и три дня! Ох уж эти мужчины – помешаны на точных цифрах!

В трубке снова послышался смех и какая-то возня. Судя по всему, «безжалостный пират» нежно целовал Мэри сзади в шейку.

– Сама понимаешь: одна дочь навеки покинула родное гнездо, а вторая – то есть ты, Эш, – не терпела чужой опеки с тех пор, как научилась сама завязывать шнурки. Неудивительно, что маме порой становится одиноко. И потом, ведь ты никогда прежде не ходила на свидания с пациентами. Говорила, что это неэтично – или что-то в этом роде.

3
{"b":"18424","o":1}