ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Атомный ангел
Палачи и герои
Женщина справа
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Ледяная Принцесса. Путь власти
Ты есть у меня
Найди меня
Кодекс Прехистората. Суховей
Алекс Верус. Бегство

— Ты думаешь, я с тобой заигрываю?

— Заигрываешь. Выуживаешь комплименты. Да, я так считаю. Я отказался от игры в чудака, а ты — от игры в святошу-недотрогу. Мы квиты.

Джейн открыла рот, но оказалось, что ее мозг полностью потерял контроль над голосовым аппаратом, и получился только писк.

Двери открылись, и она первая вошла в лифт, избегая смотреть на Джона. За ними следовал коридорный, толкая тележку с чемоданами. Кабина поднялась на второй этаж.

Они пошли за коридорным по холлу. Когда Джон открыл дверь, все они оказались в комнате, которую почти полностью занимали две двуспальные кровати с белыми покрывалами.

Джон сунул коридорному пять долларов. Тот поблагодарил и сказал:

— Хорошо вам с миссис провести времечко, сэр, — и попятился из комнаты.

— Он думает, мы женаты, — заявила Джейн. Она отошла в дальний угол комнаты и увидела, что окна выходят на океан. В номере даже был балкон.

— Это потому, что мы ведем себя как женатые, — Джон положил самый большой ее чемодан на кровать.

— Правда?

— Да. Только женатые люди ведут себя так, словно друг друга ненавидят.

Джейн вздохнула и повернулась, чтобы осмотреть комнату.

— Знаешь, у нас все получится. Не пойму, почему я разнервничалась. Даже в старом кино показывали, как парень вешает простыню между кроватями. И мы повесим.

— Мечтать не вредно. Номера убирает персонал, Джейн. Я не собираюсь делать ничего, что привлечет к нам внимание.

— Хорошо, хорошо, только не заводись опять, ради всего святого. Я просто составлю расписание, и все будет нормально.

Он бросил свои новые — самые новые — чемоданы на другую кровать.

— Что ты составишь?

— Расписание. Например, я принимаю душ вечером, а ты — утром. И тому подобное. Люблю расписания. Они поддерживают порядок. Мне нравится порядок.

Он как-то нехорошо улыбнулся.

— Значит, тебе тут все не понравится.

— То есть?

Джон посмотрел на нее, пробормотал что-то вполголоса и отправился в ванную, хлопнув дверью.

— Вот грубиян, — произнесла она. Потом нижняя губа задрожала, и Джейн расхохоталась — истерично, это уж точно.

Серая мышка? Она тряхнула головой, чтобы отбросить назад великолепное творение Ангела. Ха, ха, ха. Не на этой неделе, детка!

Джон стоял под душем и намыливал волосы в третий раз, пытаясь обуздать гнев, который охватил его при виде того, как Харрисон смотрел на заигрывающую с ним Джейн.

Ублюдок.

Если бы он на примере матери и лично не убедился в том, что Харрисон склонен волочиться за каждой юбкой, сейчас бы сразу понял, что этот человек не пропустит ни одной симпатичной девушки.

Ублюдок.

Но он разозлился не только на Харрисона.

По-настоящему его расстроила Джейн.

Она казалась такой милой девочкой. Правильной девочкой. Надо же, воспитательница детского сада. Надо же, милая, аккуратная, организованная девушка, которая любит расписания.

Но оказалось, что даже милых девочек привлекают власть и слава. Как у Обри Харрисона.

Либо так, либо она — лучшая актриса на свете. Но когда она играла? Когда исполняла роль воспитательницы или когда строила глазки Харрисону?

Наконец, убедившись, что полностью смыл гель для волос, Джон вылез из-под душа и подошел к зеркалу, чтобы встретиться с собой лицом к лицу.

Он посмотрел на себя несколько секунд и покачал головой.

— Знаешь что, Джон Патрик? Ты — козел. Врешь девушке, не моргнув глазом, а потом жалуешься на ее поведение? Признайся, ты увлечен. Очень увлечен. И, перефразируя леди, что ты теперь собираешься делать, самый большой козел на земле?

Для начала Джон натянул одежду, которую купил час назад, и открыл дверь в спальню.

— Я успокоился, — он вошел в комнату, готовый быть великодушным и во всех отношениях славным парнем. Просто прелесть.

Ее там не оказалось.

Джона охватила настоящая паника, а потом он увидел, что чемоданы Джейн сложены пирамидой на полу стенного шкафа, а одежда аккуратно висит на плечиках. Даже плечики висят аккуратно — все в одном направлении. Жуть.

Куда она ушла?

Он прошелся по комнате, понимая, что слишком завис в режиме идиота, и увидел надпись в блокноте рядом с телефоном. Аккуратный почерк, очень четкий. Чем дальше, тем сильнее чувствовалось, что Джейн — педантичный и сдержанный человек. Кроме тех случаев, когда что-то на нее находит и она выкидывает штучки вроде отрывания его от приборной панели или флирта с Харрисоном.

«Ушла на поиски „морских конфет“, скоро буду. Джейн».

— С ума сошла, что ли? «Морские конфеты»? Сейчас?

Он порылся в чемодане, отыскал набор туалетных принадлежностей, который переложил из клетчатого чемодана, и быстро прошелся электрической бритвой по лицу, поднял рубашку и провел дезодорантом под мышками, а затем причесался перед зеркалом.

Он выглядит лучше. И чувствует себя лучше. Но до полного счастья не дотягивает.

Засовывая ключ-карту в карман, Джон вышел из комнаты, направился к стойке и спросил, где находится ближайший магазин с «морскими конфетами».

— Эти конфеты есть у нас в сувенирном магазине, сэр, — девушка указала на один из вестибюлей. — Ваша… спутница была здесь минут десять назад и спрашивала то же самое.

— Спасибо, — ответил Джон. Он заметил, что девушка поколебалась перед словом «спутница». К ужину по всему отелю разнесется слух — в номере 217 любовники, только они все время воюют, так что за ними будет забавно понаблюдать.

Как раз то, чего он не хотел, — стать предметом сплетен или находиться в центре внимания.

Конечно, он высокий и широкоплечий, у него никогда не получалось быть таким, как все, но одно дело — выделяться, и совсем другое — выделяться.

Осмотрев сувенирный магазин и никого не обнаружив, Джон направился к побережью, уверенный, что Джейн потянуло к морю. Но оказалось, что она расслабляется в шезлонге у бассейна и читает книжку под названием «Путеводитель по Нью-Джерси для туристов».

Он сел рядом, и она подняла глаза.

— Привет, Джон. Побыл один и успокоился?

— Если бы ты ждала в комнате, то узнала бы, что да. А ты взяла и ушла.

Она залезла в открытую коробку рядом с ней и взяла конфету в бумажной обертке.

— Хочешь? Эта с корицей. Очень вкусная, хотя мне больше нравятся с черной патокой и мятой. Не считая лакричных.

Джон уставился на нее, потом выхватил из рук конфету.

— Нам нужно поговорить.

— Да? А я решила, что нам нужно действовать. Мы удачно заманили Харрисона, но я тут подумала… Если хочешь написать книгу, то должен разузнать как можно больше, особенно учитывая, что приехала куча влиятельных людей. Поэтому я взяла список участников на регистрационной стойке. Держи.

Он взял сложенные страницы, которые она извлекла из-под себя, и быстро пробежал их глазами.

— Вот тебе на. Я знал о многих, кто приедет, но не обо всех. Брэнди Хаит? Этого я не ожидал.

Врушка, врушка — нос вертушкой.

— Актриса. Почему бы нет? Тут несколько представителей кино и телевидения. Смотри, — Джейн приподнялась, ткнув пальцем в первый лист. — Тут под каждым именем в краткой биографии перечислены звания и род деятельности. Я насчитала еще четырех писателей, которые признают, что они писатели.

— Ты мне нравилась больше, когда не знала, что происходит.

— Ты тогда тоже мне нравился больше, — Джейн отвела от него взгляд. — Но раз мы тут и мне хорошо оплачивают эту неделю, нужно попробовать сделать все возможное. И хотя ты наверняка захочешь посетить каждое заседание или семинар, или что там еще, где будет сенатор, я считаю, что мы должны воспользоваться случаем и осмотреть Кейп-Мэй. Тебе так не кажется? Тут есть маяк, и зоопарк, и — Джон! Джон, ты слушаешь меня?

— А? — Джон с трудом сглотнул, оглядывая темноволосую красавицу, которая на другом краю бассейна снимала пляжный халат. Высокая, не меньше пяти футов девяти дюймов, и тонкая как тростинка. Но с округлостями где полагается. Волосы распущены, немного взлохмачены, словно она только встала с постели. Из-за черного сплошного купальника кожа казалась белоснежной. И лицо… Черт. Это лицо… Миндалевидные глаза. Сочные, полные губы. Да, и тело. Вернемся к телу…

18
{"b":"18425","o":1}