ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ничего себе ошибка, да?

— Точно. И не моя ошибка, меня даже там не было. И я напомню об этом Джейн, когда буду с ней говорить. Только вот она напомнит мне, что я увезла ее за покупками в день того собеседования, так что сама виновата. В любом случае тот человек решил, что сад работает эту неделю и следующую.

А Джейн с Четвертого июля закрывается на две недели. Парень рвет и мечет. Просто мечет. Он бросил трубку, когда разговаривал со мной, и сейчас едет сюда. Я думаю, не забаррикадировать ли двери.

— А как, по-вашему, Джейн это уладит? — спросил Джон, еще раз представляя, что Джейн укладывает вещи и отправляется домой в Фэйрфакс.

— Ну-у… — протянула Молли после короткой паузы. — Не знаю. Хороший вопрос, Джон. Она же там, на севере.

— Ну а вы тут, на юге. Вы же со всем разберетесь, верно? Джейн беспокоится, что вы не справитесь с ее работой, но это же нелепо. Всего лишь дети, верно?

— Угу. — Голос Молли звучал совсем слабо. — О, черт. Она не простит мне, если я провалюсь. Я ведь обещала, что все будет нормально. И этот тип — всего лишь мужчина. А уж с мужчиной я справлюсь, помилуйте. Ну ладно. Знаете что? Сделайте вид, будто я не звонила. Хорошо, Джон?

— Договорились, — согласился Джон, расслабляясь, и услышал, как Джейн вставляет карту в замок. — Она идет. Удачи, Молли. — Он быстро повесил трубку и отошел от телефона.

Джейн открыла дверь.

— Привет, — он приготовился рассказать о гостиничном номере.

— Привет, если хочешь, — Джейн метнулась мимо него к комоду. От нее веяло холодом.

— Я так понимаю, ты все еще злишься, да? — спросил он.

Она открыла третий ящик, с силой захлопнула его, потом открыла нижний.

— Ничуть, Джон, — она закрыла и этот ящик. — Я накинулась на тебя, а ты бросился на меня в ответ. Не стоит того. Но ты обрадуешься, когда узнаешь, что я отработала свое жалованье. Диллон, похоже, простил меня, и мы собираемся вместо ланча пойти в ресторан на берегу. Потом будем купаться.

— Ясно. — Джон сел на кровать, осознав, что меньше всего на свете он хочет, чтобы Джейн была в компании Диллона и при этом не на виду у него. Он видел, как она смотрела на этого человека в субботу вечером. Диллон в ее вкусе, она ясно дала это понять. А Джон, большой и волосатый, не в ее.

Джейн открыла шкаф и вытащила вешалку с розовым бикини.

— Стоп, — Джон встал. — Ты что, собралась это надеть?

Джейн отстегнула купальник.

— Это? — спросила она, показывая его. — С накидкой, пока мы не дойдем до пляжа? Конечно, надену.

— Черта с два, — он отобрал бикини и бросил за спину, на кровать. — У тебя нет чего-нибудь другого? Не такого открытого?

Джейн проскользнула мимо него и подняла купальник.

— Ты просто смешон. Извини.

Он попытался перегородить ей дорогу, но отошел в сторону, пропуская ее в ванную. Щелкнул замок.

Будто он вошел бы, зная, что она переодевается в бикини.

Это оскорбительно. Он не животное. Он может жить в одной комнате с ней каждый день, каждую ночь и не опускаться до этого.

Он может.

И, выпрямившись во весь свой огромный рост, Джон решил — так и будет. Другой номер? Чертас два. Он выудил новую ключ-карту из кармана и убрал ее в дальнее отделение бумажника, где она пролежит до конца.

А тем временем он проследит за Джейн, чтоб она не слишком увлеклась этим светловолосым богом, Диллоном Холмсом, только ради того, чтобы поразвлечься.

Кто-то должен защитить эту женщину от самой себя. Как минимум это он может сделать.

— Ладно, — пробормотал он вслух. — Значит, теперь ты несешь чепуху. Но хотя бы осознаешь это…

Глава 12

Когда наконец мечты девочки-подростка начали воплощаться, реальность оказалась пустышкой.

Ланч прошел неплохо, Диллон расспросил Джейн о «Беззаботном детстве» и, казалось, искренне интересовался ее ответами. Он улыбался ей, жуя сандвич с индейкой, и слегка подшучивал над ее веснушками. Он был приятным и изысканным, делал и говорил все, что она хотела услышать… но только не от него.

Джейн с удовольствием прошлась бы по магазинам, но она надела купальник и накидку, что было нормально для простого пляжного ресторана, который выбрал Диллон, а за покупками в таком виде не сходишь. Поэтому они отправились на пляж.

Диллон хорошо смотрелся в темно-синих плавках, которые доходили до середины колен, но не слишком обтягивали или болтались. На нем была светло-серая футболка с белой галочкой «Найк», рубашка в сине-серую клетку, которую он носил нараспашку поверх футболки, и мокасины на босу ногу. Он выглядел почти элегантно, насколько можно выглядеть элегантно в плавках — светловолосый и убийственно великолепный, каким она и представляла его в тот первый вечер.

Холеный, изысканный, вкрадчивый, мучительно вежливый.

Безобидный? Ну ладно, значит, Молли права — безобидный.

Рядом с ней был принц, о котором она мечтала всю жизнь. Она всегда считала, что хотела именно этого.

Забавно. Он казался каким-то… мелковатым.

Джейн наблюдала, как Диллон расправил два больших белых полотенца, потом снял рубашку и футболку.

Так-так-так.

Он был сложен просто прекрасно. Ростом примерно шесть футов, ни капли жирка. Не слишком широкие плечи, довольно узкая талия. Тело бегуна, стройные ноги с золотистыми волосками. Если он повернется, можно будет рассмотреть его задницу.

Диллон Холмс — красивый мужчина. Без вопросов. И он посвятил ей все свое внимание. Если бы она собиралась оторваться по полной, то выбрала бы именно его. Определенно.

Но как-то он мелковат…

— Заманчивые волны, — Диллон повернулся к ней спиной, уперев руки в бока, и посмотрел на океан.

Они зашли в воду. Не очень далеко, Диллон решил, что это небезопасно. Они держались за руки и перепрыгивали через волны, и Джейн поразилась, как скучно в море с Диллоном после Джона.

Ну, она его и обрызгала.

А он посмотрел на нее, и в глазах мелькнула такая же злость, как и вчера вечером, в комнате.

— Прости, Диллон, — извинилась она, следуя за ним к полотенцам и глядя, как он вытирает лицо. — Тебе не нравятся битвы в воде?

Диллон убрал полотенце с глаз.

— Нет, — ответил он коротко. Потом опустил полотенце еще ниже и фальшиво улыбнулся, словно говоря: «Я страшно зол, но делаю вид, что нет». — Извини. Кажется, я не такой большой любитель пляжа, как думал. Соленая вода, ракушки под ногами, песок, и чайка в любой момент может нагадить на тебя… Может, вернемся в отель, переоденемся и пройдемся по магазинам? Нужно было сразу предложить это.

Джейн собрала вещи, и они двинулись с пляжа.

— Почему ты так поступил? То есть предложил искупаться. Раз ты не любишь воду.

Он пожал плечами. Красноречиво.

— Я не знаю. Мне показалось, тебе это нравится. Вчера вечером ты возвращалась насквозь промокшая, я и решил, что ты любишь пляж.

— Да, но это не все, что я люблю.

— Но тебе нравится двигаться, да? Бегать-прыгать? Наверняка ты с удовольствием носишься с детьми в детском саду. Я играю в гольф и бегаю по тренажерной дорожке три раза в неделю. Да, и катаюсь на лыжах.

«Браво-браво», — подумала Джейн, но вслух не произнесла.

— Очень мило с твоей стороны отказаться от своих предпочтений, чтобы сделать приятно мне. Но, пожалуйста, больше так не делай.

Диллон остановился на веранде, посмотрел на нее и потрепал по щеке свободной рукой.

— Прости, Джейн. Если бы ты не была так важна для меня, я бы лучше справился.

— Я… важна для тебя? А, понятно, — Джейн взглянула на него совсем другими глазами, не как в тот вечер, когда обалдела от него. — Я важна сенатору. Но не знаю, чем.

Он пристально посмотрел на нее, жестом пригласил присесть на плетеное кресло-качалку и устроился рядом с ней.

— Сказать правду, Джейн? Она подняла подбородок.

— Пожалуй, это было бы неплохо.

— Ладно, — вздохнул он. — Твое имя уже пошло в прессу. Ты знаешь об этом. Тебя с сенатором увидели по местному телевидению, и каналы проглотили наживку. Это случилось вчера вечером. К сегодняшнему утру сюжет показывали на всех утренних ток-шоу. Суть раскрутки в том, что сенатор займется проблемой детских садов — доступностью, наличием, здоровьем детей и, конечно, ранним образованием. Вот стержень его президентской кампании в Америке, если он решит баллотироваться.

40
{"b":"18425","o":1}