ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— О, несомненно, это должно случиться — со временем. И я лишь хотел бы иметь возможность отложить свой отъезд, чтобы принять участие в поисках этого монстра, но, увы, сие невозможно. Итак, леди Кэт, если именно это было целью вашего визита, мне придется принести вам глубочайшие извинения, ибо отлив не станет ждать простого смертного — пусть даже он спешит припасть к груди освобожденного отечества.

Кэт сложила руки на коленях.

— Совершенно верно, мсье, — мило согласилась она, чувствуя, как бешено колотится ее сердце, как напряглись ее нервы. — Мне лишь хотелось бы получить ответ на простой вопрос. Почему?

Граф нахмурился, и сердце у Кэт замерло, она видела, что противник готовит контрвыпад.

— Почему? Что же это за вопрос, мадемуазель?

— Совсем простой, как я уже сказала, — пошла в атаку Кэт. Она поднялась с дивана, не в силах усидеть на месте. Ей следовало начинать атаковать как можно деликатнее, чтобы он до последнего момента не подозревал, что она готовит. — Я уже знаю, как это произошло, как вы убили Мелани и остальных, в надежде свалить вину за это на Люсьена. Для меня все еще неясен мотив. Пожалуйста — вы не могли бы мне помочь разобраться?

Ага, прямое попадание! По крайней мере, ей так показалось. Сейчас он начнет ошибаться.

Но он не начал.

— Мелани? Но я не понимаю. Ведь она пострадала при падении, оui? Пожалуйста, мисс Харвей — леди Кэтрин, — позвольте мне все же налить вам вина. Вы явно не в себе.

Гай не спеша отодвинулся от столика, неуловимым движением выполнил разворот и оказался не далее чем в пяти футах от Кэт, значительно уменьшив пространство для поединка. Его улыбка говорила, что он явно развлекается ситуацией, и Кэт впервые ощутила угрозу, исходившую от этого человека. Возможно, в конце концов это было не такой уж гениальной идеей. Возможно, им с Гартом стоило послушаться Люсьена, который яростно возражал против их плана. Кэт засунула руки поглубже в карманы плиссированной юбки, зная, что так ей проще будет вновь обрести уверенность в себе.

— Ах, моя крошка, что вы за глупое, глупое дитя. Но любовь зачастую лишает свою жертву рассудка, и даже чувства самосохранения, оui? Какой же невероятно влюбленной вы должны быть, если отважились явиться сюда ко мне, одна, и предъявить такое серьезное обвинение, Ведь если бы я был виновен, а я вовсе не говорю, что это так, что могло бы меня сейчас удержать от того, чтобы убить вас с целью сохранения своей тайны?

— Я полагаю, что только вот это, — парировала Кэт, вынимая из правого кармана юбки руку с крепко зажатым в ней небольшим пистолетом. Кинжал — вещь отличная, но Люсьен уже преподал ей урок, что когда он в женских руках, на него не стоит возлагать большие надежды. Пистолет намного лучше. Молча помолившись о прощении за то, что она собирается сделать, Кэт с головой бросилась в омут составленной лжи. — Видите ли, мсье, я была с вами не совсем честной. Я знала заранее о том, что вы собрались уехать из Англии, поскольку у одной из ваших служанок сестра работает в Тремэйн-Корте. Я послала Гарта, чтобы он вызвал Люсьена, но я не могла позволить слепому случаю помочь вам благополучно удрать прежде, чем они успеют сюда. Ну а теперь, пожалуйста, — продолжала она, поведя дулом пистолета в сторону кресла, — присядьте вон там, чтобы я могла присмотреть за вами, пока к нам не присоединятся джентльмены. Я не вижу причины, почему бы нам не скоротать время с некоторыми удобствами.

— Я также не вижу никакой причины, — подтвердил Гай, послушно становясь возле кресла, на которое указала ему Кэт. — Но кроме этого, я думаю, нам не мешает постараться вести себя цивилизованно. Пожалуйста, леди Кэтрин, сядьте прежде вы. Ну, не надо так бояться, вы выиграли сегодня. И я не предприму попыток бежать. Даю вам слово.

Кэт несколько мгновений обдумывала его просьбу, после чего решилась согласиться и снова уселась на диван, не опуская пистолета. Она знала, что до окончательного выигрыша еще очень неблизко, но коль скоро она в нем не сомневалась, то должна была позволить Гаю сделать следующий ход.

— Ну вот, разве так не удобнее? — осведомился Гай, вальяжно развалившись на мягком сиденье, закинув ногу за ногу. — Какая странная сцена у нас получилась. Мы сидим здесь, а этот противный пистолет направлен мне в голову. Как он неподобающе выглядит в вашей нежной ручке. Люсьен наверняка сильно разгневается на вас, дорогая, когда узнает, что вы заставили меня отложить отъезд. Но постойте. Вы сказали, будто знаете, что я убил этих двух несчастных женщин. Ха, я уверен, что придумал прекрасный способ скоротать время, пока не прибудет Люсьен и наш дорогой друг Гарт. Пожалуйста, дорогая, развлеките меня. Отчего вы подумали, что все узнали?

Ей нельзя было казаться такой уверенной в себе.

— Не смейте дразнить меня, мсье, я хорошо знаю, как обращаться с этим пистолетом, — выпалила Кэт, стараясь заставить свои пальцы не дрожать, хотя ее сердце билось абсолютно спокойно. — Но так и быть, я отвечу на ваш вопрос. Сегодня утром я пошла в комнату Мелани в надежде отыскать там какую-нибудь улику, поскольку, как вы отлично знаете, мсье, Мелани тоже одна из жертв убийцы. Конечно, это может показаться глупым, но я была в таком отчаянии, так боялась за Люсьена, что чувствовала себя обязанной ему хоть как-то помочь. И я нашла дневник Мелани, который был засунут за заднюю стенку туалетного столика. Там были записаны все мужчины, с которыми она встречалась, все ее любовники, которых она принимала в мансарде. Ваше имя, мсье, стояло там последним, вы и были у нее последним.

Гай рассмеялся, и Кэт мгновенно пронзил страх. Она не была так уверена, что ее ложь может показаться кому-то смешной.

— В мансарде? Ну конечно, я бывал с Мелани. Я этого и не отрицаю. Но это вовсе не делает из меня убийцу, так же как не делает из Мелани жертву. И на этом шатком доказательстве вы и решились строить свое обвинение?! Да вы совсем обезумели от отчаяния, не так ли, дорогая? — Он поднялся, и Кэт тоже торопливо вскочила. — У вас нет против меня ничего, леди Кэтрин. Ибо всей округе известно, что Мелани была более чем щедра на увлечения, что у нее и без меня было множество любовников, в число которых, кстати, входил и ваш жених. И если я в чем-то виноват, то только в том, что не смог остаться равнодушным к красоте молодой сговорчивой женщины. И ничего более. Ну а теперь, пожалуйста, отдайте мне ваш пистолет, и мы вместе посмеемся, выпив по бокалу вина.

Кэт отступила на пару шагов назад, подальше от Гая, который двинулся в ее сторону с протянутой рукой. Граф не был рослым, он был не первой молодости, но крепким мужчиной, и она понимала, что должна держаться от него на расстоянии.

— Стойте на месте, мсье, — грозно предупредила она, поняв, что настал момент применить новый, неожиданный прием. Из своего левого кармана она извлекла маленькую, в затейливом пестром переплете тетрадку. — Я сказала, что нашла дневник. И в нем Мелани описала, как вы с ней убивали ту несчастную женщину, которую нашли на территории Тремэйн-Корта. Она описала все до мельчайших подробностей, вплоть до последнего удара ножа. И выглядит это так, словно она писала отчет про собственное убийство. Я полагаю, это можно счесть достаточно веской уликой, не так ли?

Лицо Гая покрылось мертвенной бледностью. Он одним резким движением вырвал у Кэт и дневник, и пистолет, а ее саму пихнул на диван.

— Отлично, мадемуазель! — воскликнул он.

Кэт зажала рот рукой, боясь выдать торжествующую улыбку, старательно изображая ужас, в этот момент ей действительно было не по себе: последний толчок едва не вышиб из нее дух.

Гай навис над Кэт, размахивая перед ее носом пистолетом.

— Эта сука! Эта тупая, наглая сука! И зачем я только с ней связался! Дневник! Ну видел ли свет еще одну столь подлую бабу?! — Он сунул тетрадь в карман, а сам зажал рот рукой и стал оглядываться, словно что-то потеряв.

— Что… что вы собираетесь со мной сделать?.. — спросила Кэт, как можно шире открывая глаза. Она распростерлась на диване, как будто вместе с пистолетом ее покинула вся ее отвага. — Люсьен с Гартом вот-вот будут здесь. Вы не можете меня убить, ведь тогда они точно будут знать, что это сделали вы! Вы не можете!

86
{"b":"18426","o":1}