ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты прав. Вот что, мы будем караулить в конюшне каждую ночь, больше нам ничего не остается. Хоть бы эти двое определились, чтобы мы могли обрести наконец заслуженный покой на небесах. Будем надеяться, что они не испортят все без нашей помощи.

— Хорошо, Кипп, — сказал Джек по другую сторону дубовой двери. Он сел на свое место за письменным столом, после того как налил Киппу вина, а Мери — лимонада, за что она одарила его ледяным взглядом. — Начни с самого начала и расскажи все, что знаешь. Только, прошу тебя, не давай волю своему воображению в описании деталей.

Кипп подмигнул Мери и сел рядом с ней.

— Полагаю, что мне придется опустить в своем рассказе огнедышащих драконов и обрушивающиеся с небес колесницы с серебряными колесами, да, Мери? Никаких гигантов ростом в семь футов, разбойников с горящими глазами, лязга мечей, кровопролития, падающих в обморок дев. А жаль.

Мери хихикнула, но, встретившись взглядом с Джеком, сделала серьезное лицо. Надо хоть как-то показать ему, подумала она, что все понимает. Потом она не удержалась, снова хихикнула и намеренно громко вздохнула:

— Ах, Джек, да расслабься же ты. Разве ты забыл, что разговариваешь с Киппом? Ты же знаешь, что он ничего не может рассказать, не приукрашивая хотя бы чуть-чуть, чтобы было поинтересней.

— Мери… — начал Кипп предостерегающим тоном, — незачем напоминать Джеку, какой я дурак, особенно теперь, когда нам предстоят серьезные дела.

— Вот именно, — сказал Джек. — Говоришь, Рыцарь Ночи появился снова? А где и когда он нанес удар?

— В миле от старого места, на главной дороге, ведущей на юг. Прошлой ночью. Этого достаточно, Джек, или мне продолжать? — Он закинул ногу на ногу, откинулся на спинку стула и сплел пальцы у себя на коленях. — Тем более, я уверен, остальное ты сам можешь мне рассказать.

— Я? — искренне вознегодовал Джек. — Господи, Кипп… ты сошел с ума? Какого черта я бы стал играть в эти глупые и опасные игры?

Кипп и Мери переглянулись.

— Не знаю, Джек. Может быть, хочешь произвести впечатление на женщину?

— Ты осел, Кипп! — довольно спокойно парировал Джек. Он понял, что задумал его друг. Во всяком случае, ему показалось, что понял. — Ты все это придумал, ведь так? Сочинил для того, чтобы узнать, что происходит между мной и Мери?

Брови Киппа поползли вверх.

— И ты бы мне рассказал?

— Ни за что и никогда, — усмехнулся Джек. — Мери, хочешь рассказать ему?

Мери тоже улыбнулась. Ее улыбка была столь же невинной, как и у Джека. Это была старая игра: не открывать секретов любопытному Киппу. Они до сих пор не устали от нее, даже сейчас, когда вопрос Киппа был серьезным.

— Я лучше встану вверх ногами перед Алоизиусом и перечислю всех английских королей, начиная с последнего, — ответила Мери, похлопав Киппа по руке. — Извини, Кипп.

Качая головой, Кипп рассмеялся над собственной доверчивостью, да так весело, словно он действительно ни минуты не сомневался, что его допустят внутрь узкого заколдованного круга, столько лет принадлежавшего только Джеку и Мери.

— Вы никогда не изменитесь. Оба. Даже если Мери задумается, а не нарезать ли твои кишки на подвязки, а ты будешь жаловаться, что она не дает тебе ни минуты покоя. Значит, вы решили сделать то, что на вашем месте сделали бы здравомыслящие люди. Вы решили остаться мужем и женой?

Где-то в середине речи Киппа Джек поймал себя на мысли, что хищно представляет себе, как бы выглядел его друг, если б он пнул его ногой, потом схватил за горло, так чтобы лицо посинело, а глаза вылезли бы из орбит. Прелестная картинка!

— Иди ты к черту, Кипп! — только и сказал Джек, увидев, как Кипп повернулся к разъяренной Мери.

— Да, Кипп, — сказала она. — Почему бы тебе не пойти к черту? Ты бы и ему дал парочку советов, как ему устроить свою жизнь. Между прочим, с твоей стороны было очень некрасиво сочинить эту историю про Рыцаря Ночи, только чтобы подразнить нас и сунуть нос туда, куда не просят. Тебе не стыдно?

— Было бы, конечно, радость моя, если бы я все это выдумал. Но это правда, этот разбойник действительно появился вчера ночью на дороге. Если вы мне не верите, спросите сквайра Хедли, который лишился толстого кошелька. Спросите его жену, с которой была истерика. Спросите их дочь Анну, которая бродит как лунатик, уверяя, что Рыцарь Ночи ей представился и заставил подарить ему поцелуй в обмен на жемчужное ожерелье. Это что-то новое — я имею в виду поцелуй, но мне нравится. А вам? Сегодня утром он оставил кошелек сквайра на ступеньках церкви, хотя наш дорогой Хедли никогда об этом не узнает. — Кипп замолчал и самодовольно посмотрел на Джека. — И все же я рассказываю тебе о том, что ты уже знаешь.

Джек изо всех сил стукнул двумя кулаками по столу.

— Господи Боже мой, Кипп, — взорвался он. — Перестань наконец твердить, что это я!

— А разве нет? — Скептический тон Киппа лишь добавил масла в огонь.

— Ну подумай сам, Кипп, — сказал Джек, взгляд его был устремлен на Мери, которая смотрела на него во все глаза. Не сердито, не вопрошающе, а внимательно. — Когда я жил здесь, существовал Рыцарь Ночи. Я уехал, и он исчез. Теперь я вернулся, и он снова вышел на большую дорогу. Я уверен, пройдет совсем немного времени, пока кто-нибудь не сопоставит эти факты. Неужели ты думаешь, что у меня великое желание оказаться в тюрьме, или быть высланным из страны, или, может быть, даже повешенным?

Кипп поднял руку, желая высказать свое мнение.

— Что, если ты решил напомнить кое-кому о безумных поступках своей юности, воскресить память о беззаботных днях детства, произвести впечатление на жену…

Джек отвернулся от Киппа, испытывая нечто, близкое к отвращению. Неужели Кипп сошел с ума? Чтобы он воскресил Рыцаря Ночи? Решил напомнить Мери, как его безрассудство принесло ей столько страданий?

— Ты похож на собаку, которая никак не может расстаться с костью, Кипп, — шутливо прервала его Мери. — Если тебе в голову не приходит ничего другого, почему бы тебе не предположить, что на сей раз это я — Рыцарь Ночи.

— Ты, Мери? — расхохотался Кипп. — Возможно, ты довольно высокого роста и достаточно шальная, но… — Он вдруг побледнел. — Но это ведь не ты, нет?

— Нет, Кипп, я на такое не способна, — ответила Мери и посмотрела Киппу прямо в глаза. — Особенно целовать мисс Анну Хедли, даже ради удовольствия услышать ее визг и увидеть, как она падает в обморок. А вот ты — способен.

Кипп прижал обе руки к груди. В его глазах Джек прочел ужас.

— Я? Ты думаешь я нацепил на себя плащ с капюшоном, спрятался в полночь в сыром лесу, потом выскочил на дорогу с криком «Жизнь или кошелек» и подверг себя риску окончить жизнь с большой дыркой в сердце? Или того хуже — поцеловал Анну Хедли? Ах, Мери, — закончил он, стряхивая с лацкана пушинку, — такого произойти не могло.

— Похоже на правду, Мери. — Джек встал и, обогнув письменный стол, сел на его краешек. — Кипп — истинный джентльмен и законченный пижон. Не хмурься Кипп, ты и сам отлично это знаешь. Он перерос любовь к приключениям. Сейчас его интересуют карточная игра, великосветские рауты, балы и вечеринки. Правда, Кипп? Неужели, Мери, можно вообразить себе Киппа в простом черном плаще и маске? Да его нельзя себе представить иначе как во фраке, сшитом по заказу лондонским портным. Что касается несчастной Анны Хедли, должен признаться, я ее не помню, но готов поверить на слово, что она очень чувствительна и сентиментальна.

Мери встала и села рядом с Джеком.

— Но, Джек, если это не ты, не я, — она посмотрела на Киппа, — и не Кипп, тогда кто же это?

— И что очень важно, Мери, — ответил Джек, взяв ее за руку, — почему он так старается, чтобы все узнали, что он и есть тот самый Рыцарь Ночи?

— Насколько я помню, никто никогда не связывал твоего имени с тем, прошлым, разбойником. Поэтому тех, кто об этом знал, надо исключить. Это не может быть Алоизиус — он слишком стар. Твой Уолтер тоже исключается, потому что я не могу его себе представить целующим мисс Анну. Шерлок?

38
{"b":"18427","o":1}