ЛитМир - Электронная Библиотека

Что-то твердое ударило Мери в спину и со стуком упало на пол. Она быстро обернулась, готовая встретиться лицом к лицу с тем, кто это сделал, но, опустив глаза, увидела на ковре большой ключ. Улыбнувшись, подняла его, схватила черную шляпу и уже на ходу крикнула:

— Спасибо вам! Как я не подумала о том, что вы не оставите меня в беде! Спасибо! Спасибо!

Глава 22

Джек ехал по следам двуколки до тех пор, пока не убедился, что Уолтер и Алоизиус направляются к дому Генри Шерлока.

— Значит, вы думаете так же, джентльмены? Отлично! Я оставлю вас наблюдать за тем, покинет ли Шерлок сегодня свой дом, — вслух сказал Джек. Натянув поводья, он повернул обратно в сторону большой дороги, где двое суток назад разбойник ограбил ничего не подозревавших путников.

Проехав около трех миль, Джек спешился, привязал коня к толстой ветке дерева в нескольких ярдах от дороги и пошел пешком через лес.

Он осторожно, но быстро пробирался в темноте — лунный свет не проникал в чащу деревьев. Он был уверен, что Кипп выберет их старое место у поваленного дерева, потому что ему не улыбалось — в этом Джек опять же не сомневался — искать новое место, да еще в темноте. Впрочем, может, Киппа и не будет в условленном месте. Забрался под одеяло у себя дома и счастлив, что избежал участия в безумном плане Мери.

А вот и нет. Приехал. Выглядел он довольно привлекательно: весь в черном, светлые волосы завязаны черным шелковым шарфом, как у пирата. Что лучше, подумал Джек, остаться наблюдателем или подкрасться к Киппу сзади и хорошенько напугать его?

Но Джек перестал улыбаться, увидев рядом с Киппом Мери, которую оставил надежно запертой в Колтрейне. Оба были верхом и прятались за тремя большими сросшимися дубами. Как это он не учел того, что Мери останется там, где она есть, если только не решит, что ей необходимо быть в другом месте?

Кажется, она чувствует себя очень удобно в его старом черном плаще.

Джек присел на корточки и тоже стал ждать, думая о том, что же они предпримут, если появится новый Рыцарь Ночи.

— Я убеждена, Кипп, что нам лучше быть поближе к дороге, — услышал он голос Мери. Она, видимо, повторяла это уже не в первый раз. — Запомни, мы не должны стрелять в этого человека. Я знаю, что это не Джек. Но если это он…

— Если это он, я свалю его на землю и задушу, — сказал Кипп и передернул плечами от холода. — Надо было надеть плащ, здесь чертовски сыро. Почему бы разбойникам не нападать днем, как ты думаешь? Днем гораздо теплее и нет комаров, готовых сожрать тебя заживо.

Кипп явно не одобрял затеи Мери. Джеку пришлось покрепче сжать губы, чтобы не рассмеяться, когда он услышал, как Кипп шлепнул себя по шее.

Вдруг Джек насторожился, потому что откуда-то сзади до него донесся стук колес несущейся кареты. Звук был довольно слабым, но Джек не сомневался: карета опрокинется на повороте, за которым начинался крутой спуск с холма.

— Черт! — сквозь зубы процедил он, и бросился обратно к дороге, к тому месту, где был привязан его конь. Он мигом вскочил в седло и пришпорил коня. На дороге Джек остановился и стал ждать.

Долго ждать не пришлось — всего несколько секунд. Стараясь держаться края дороги, Джек пустил коня галопом. Обернувшись, он увидел, что на него движется четверка обезумевших лошадей. Карета качалась из стороны в сторону. Кучера на козлах не было.

Когда коренник поравнялся с Джеком, тот отбросил стремена и ждал его, пытаясь схватить поводья.

Через несколько секунд, минут, часов — лошади успокоились, замедлили бег и наконец остановились как раз перед поворотом к спуску. Беда миновала.

Джек спешился и, все еще не выпуская поводья, крикнул:

— Есть кто-нибудь в карете? С вами все в порядке? Из кареты не донеслось ни звука. Джек услышал, что к нему подъезжают Мери с Киппом, и приказал Киппу занять место кучера.

— Мери, проверь, есть ли кто в карете. Нет, погоди. Я сам. Может, в карете раненый или мертвый. Не надо, чтобы ты это видела.

— Джек? — спросила Мери. Она спешилась и привязала поводья своей лошади к запяткам кареты. — Не верю своим глазам! Это все-таки ты! Ах, Джек, как ты мог!

Схватив Мери за локоть, Джек оттащил ее от двери кареты.

— Ты думаешь, я ограбил карету? Ты с ума сошла? Я здесь только из-за тебя — и как тебе, черт возьми, удалось выйти из комнаты?

Стиснув зубы, Мери смерила его свирепым взглядом.

— О-хо-хо! — отдуваясь и отряхивая пыль, Клуни и Клэнси прибыли на место происшествия. Они слетели с лошадей Киппа и Мери, когда те неожиданно бросились на дорогу. — Если она признается, как все было, его хватит удар прямо на наших глазах. Отвлеки его, Клэнси, или нам придется выслушать лекцию. Как-то это удручает — все время слышать от парня, будто мы не существуем.

Клэнси, с которого достаточно было приключений, с радостью выполнил просьбу друга. Он рванул на себя дверцу кареты, и какой-то большой, нарядно одетый человек вывалился прямо сквозь него на землю.

— Этого достаточно? — поинтересовался Клэнси.

— Лорд Хардкасл? — воскликнул Кипп, легко спрыгивая с облучка прямо на грязную дорогу. Он стянул с головы шарф и сунул его в карман. — Надо же было встретиться с вами здесь. В последний раз мы виделись в Лондоне, кажется? Пытаетесь избавиться… э… пристроить еще одну из ваших красавиц дочек? С вами все в порядке, сэр? — Кипп стал с трудом поднимать его светлость на ноги. — Вот так-то лучше.

— Уиллоуби? Господи, да это же Уиллоуби! — Лорд Хардкасл схватил Киппа за плечи и заключил его в объятия. — Я уж думал, что нам не избежать смерти. Но ты спас нас, мой мальчик, спас нас. Кто бы мог подумать, что такой пижон… прости, я не это имел в виду…

Он отпустил наконец Киппа, как раз в тот момент, когда Джек толкнул Мери за большой дуб и зажал ей рукой рот.

— Сьюзен, дорогая, — лорд Хардкасл обернулся к карете, — посмотри, кто наш спаситель. Ты не поверишь, но это Уиллоуби. Помнишь, тот дурачок, который недавно гонялся в парке за бабочками.

Джек, держа Мери за руку, вел ее через лес вдоль дороги. Жестами он показал ей, чтобы она стояла тихо, пока он отвяжет ее лошадь от запяток кареты. Было слишком темно, и взволнованный лорд Хардкасл ничего не заметил.

— По правде говоря, это не я… — Кипп озирался, явно не желая выступать в роли героя. Особенно потому, что леди Сьюзен уже вышла из кареты и было похоже, что она собирается поцеловать того, кто спас ее от неминуемой ужасной смерти. Объяснения Киппа были прерваны, потому что леди Сьюзен — что касалось анатомических размеров и эмоционального состояния, копия отца — бросилась ему на шею и тут же потеряла сознание.

— Здорово это у нее получилось, да, Клэнси? — сказал Клуни, внимательно изучая леди Сьюзен, а потом падая в объятия ошарашенного Клэнси. — Надо будет порепетировать, когда мы соберемся в следующий раз играть какую-нибудь шекспировскую…

— Прекрати сейчас же! — приказал Клэнси, отталкивая Клуни, да так, что округлое привидение отлетело прямо в куст шиповника.

Пока Кипп стоял, умоляющим взглядом всматриваясь в темный лес, Джек приложил к губам палец и показал на что-то позади себя, будучи уверен, что Кипп поймет его и не выдаст Мери. Ни Джек, ни Кипп не хотели бы, чтобы ее присутствие, равно как ее костюм, стали предметом обсуждения, когда лорд Хардкасл будет рассказывать о своем приключении.

Кипп едва заметно кивнул — все его силы ушли на то, чтобы поддерживать все еще не очнувшуюся леди Сьюзен. Джек тут же скрылся в темноте.

Прошло несколько минут, прежде чем она пришла в себя и смогла стоять самостоятельно.

Лорд Хардкасл стал рассказывать, как случилось, что они мчались по дороге без кучера, который, связанный по рукам и ногам, принялся в эту минуту стонать и биться в ящике под козлами.

— Мы заблудились. Кучер, видимо, пропустил нужный поворот, потому что мы должны были прибыть на прием в дом лорда Лассера еще до наступления темноты. Не имею понятия, куда подевались наш второй кучер, мой камердинер, горничная Сьюзен и все наши вещи. Потом на нас напал разбойник, как я и опасался. Ни один разумный человек не пустится в путь поздно вечером, особенно если с ним его ребенок. — Лорд Хардкасл вытер лоб большим носовым платком.

45
{"b":"18427","o":1}