ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прости меня, Кипп, — тихо сказала она, чувствуя, что вот-вот заплачет. — Но я думала об этом. Ты меня не любишь. То есть по-настоящему. Я всегда буду жить в Колтрейне, и больше мне ничего не нужно. Ты любишь бывать в своем поместье, но ты не можешь жить без Лондона. Тебе нравятся развлечения, светская жизнь…

Он рассмеялся и, взяв Мери за плечи, постарался разглядеть в темноте ее лицо.

— Думаю, ты права, Мери. — Кипп нагнулся и поцеловал ее в щеку. — Вы с Джеком чудесная пара и всегда принадлежали друг другу. Я верю, что вы заслуживаете друг друга.

— Нам с Джеком повезло, что у нас есть такой хороший друг, как ты, Кипп. Спасибо тебе.

— Если уж ты решила меня отблагодарить, не могла бы ты пригласить на чай леди Сьюзен? Или на что угодно, только бы она убралась из моего дома! Она смотрит на меня слишком пристально. Как будто изголодалась. Я даже начал подумывать, не висит ли у меня на шее персиковое печенье.

Ему таки удалось рассмешить Мери.

— Поехали домой. Я, должно быть, действительно сошла с ума, приехав сюда. Я теперь жена и должна научиться полагаться на своего мужа, который лучше меня знает, как нас защитить. Тем более что он видит меня насквозь и посылает друга охранять. А Рыцарь необязательно выезжает на дорогу каждую ночь. Так что поехали в Колтрейн-Хаус вместе и вытащим Джека из кабинета… Погоди… Ты слышал?

Кипп быстро пригнулся, увлекая за собой Мери и одновременно доставая из-за ремня пистолет.

Звук повторился. Потом стало слышно позвякивание конской сбруи и сердитые голоса. Крепко держа Мери за руку, Кипп стал пробираться по лесу вдоль дороги туда, откуда доносились голоса.

В лунном свете хорошо была видна остановившаяся карета. Ее фонари хорошо освещали место, и Мери смогла разглядеть разбойника, наставившего пистолет на кучера, который сидел на козлах, подняв руки вверх.

Разбойник сделал знак кучеру слезть и подойти к лошадям. Через мгновение кучер рухнул на землю, потеряв сознание от удара, нанесенного рукояткой пистолета.

— Негодяй, — выдохнул Кипп. — Трусливый ублюдок.

— Это не Шерлок, — прошептала Мери разочарованно. — Он выше Генри и не такой худой. Проклятие, Кипп! Это должен был быть Генри!

— Не обязательно. Неужели ты думала, дорогая, что он сам будет делать грязную работу? — Шаг за шагом они приближались к месту происшествия, пока не увидели, как разбойник спешился и подошел к двери кареты. — Оставайся на месте. Я должен помочь тем, кто в карете. Это дело мужское, как ты понимаешь.

Мери вдруг поняла, что если она и считала, что есть что-то романтическое в том, чтобы схватить разбойника, то весь ее романтизм улетучился в тот момент, когда она увидела, как кучер падает без сознания на землю.

— Ты не можешь его просто застрелить?

— Не могу, кучер лежит слишком близко к колесам. Выстрел может спугнуть лошадей, и они помчатся прямо к повороту. Я не могу рисковать, если только этот негодяй не причинил вред тем, кто находится в карете. Оставайся здесь, ладно? Не двигайся, не подвергай себя опасности, иначе, если я все это переживу, Джек меня убьет.

— В том, что ты здесь, — моя вина, и я тебе помогу. Или ты собрался просто выйти на дорогу и пожелать всем доброго вечера, а потом вежливо попросить разбойника отдать пистолет?

Улыбка Киппа была ослепительной.

— Что-то вроде этого. Как же хорошо ты меня знаешь. Вот… возьми этот камень и по моему сигналу швырни его в преступника. И постарайся не задеть лошадей, идет?

— Кипп, — начала было Мери, но он вырвал руку и, выйдя на дорогу, оказался в свете фонарей кареты. — О, Кипп, — тихо простонала Мери.

Кипп между тем выпрямился и стал махать белым кружевным платком. В другой руке он держал за спиной пистолет с взведенным курком.

— Добрый вечер! Лучшей ночи для грабежа и не придумаешь, а? Луна, звезды, все, что требуется, стоит только протянуть руку, не так ли?

— Господи, ушам своим не верю, — прошептала Мери. — Да это же цитата из его глупой книги. Он с ума сошел. — Она вытащила пистолет и нацелила его на разбойника, который резко обернулся на голос Киппа. Только теперь она поняла замысел Киппа. Оставалось надеяться, что разбойник догадывается, что его должны схватить, и не попытается переписать финал на свой лад.

— Ну-ну, приятель, — сказал Кипп, когда разбойник наставил на него пистолет. — Подумай, прежде чем стрелять. Если выстрелишь, лошади сорвутся с места — и поминай как звали. А с ними и твой доход. Будет гораздо лучше, если ты поделишься своей добычей со мной.

— Поделиться с тобой, говоришь? С какой стати? — Половина лица грабителя была спрятана за шелковым шарфом.

— Думаешь, по доброте сердечной? Нет. Может, я тебе расскажу, кто мой сообщник, хотя ты и держишь меня на мушке? Это наверняка тебя убедит. Сейчас самый подходящий момент узнать, кто он.

Мери увидела, как Кипп отступил немного в сторону, давая ей возможность увидеть бандита. Она поднялась и с силой, на какую только была способна, швырнула камень и сразу же нырнула обратно в кусты, успев, однако, заметить, что камень попал в цель.

Когда Мери снова высунулась из кустов, она увидела, что разбойник лежит на земле рядом с кучером, оба без сознания. Кипп внимательно осматривал свой пистолет, словно искал трещины в отделанной слоновой костью рукоятке.

— Удалось! Нам это удалось! — закричала Мери, выбегая на дорогу, и со всего размаху налетела на Киппа, чуть не сбив его с ног. — Ах, Араминта, мой дорогой дурачок, мы схватили Рыцаря Ночи!

Единственный пассажир кареты, богатый торговец из Дорсета, все еще дрожал от страха, если не за свою жизнь, то за свой туго набитый кошелек. Кипп наклонился и сорвал черный шелковый шарф с лица разбойника.

Радость Мери оказалась преждевременной: это был не Генри Шерлок, а совершенно незнакомый ей человек.

— Было бы гораздо лучше, если бы это оказался Генри Шерлок, — сказала она Киппу, который использовал шарф для того, чтобы связать грабителю руки за спиной.

— Тебе не так-то легко угодить, а, дорогая? — поддразнил ее Кипп. Спасенный торговец кланялся и не знал, как его благодарить. — Если бы меня застрелили, ты присоединилась бы к хору похвал в мой адрес? Вообще-то я от природы человек скромный и не требую восхваления. Но хоть что-то могла бы сказать. Я все-таки был в двух шагах от смерти, моя жизнь была в твоих руках. После некоторых размышлений я пришел к выводу, что я либо очень храбрый… либо очень глупый.

— Ты замечательный идиот, — провозгласила Мери. Легкомысленность Киппа заставила ее улыбнуться. — Но это должен был быть Генри. Сквайр Хедли смог бы за грабеж отправить его на виселицу, и Джек перестал бы рыться в книгах, выискивая, за что можно привлечь этого человека к ответственности. Если не просто придушить, потому что в конце концов он сделает именно это, Кипп. Ведь Генри чуть не разрушил нашу жизнь своей подлой ложью и своим воровством. — Мери села прямо в грязь и сердито посмотрела на незнакомого разбойника. — Ну почему ты не Генри! Мне так нужно было, чтобы ты был Генри!

Глава 26

Вот. Нашел наконец, Уолтер, самое первое упоминание о Макдугале. Господи, я уж думал, что мы никогда его не найдем. — Джек ткнул пальцем в имя, написанное рукой Генри Шерлока, на документе двадцатисемилетней давности. — Взнос в пятьсот тысяч фунтов в счет погашения закладной на Колтрейн-Хаус. А зачем нам это знать?

— Простое любопытство, Джек, и необходимость чем-то тебя занять, пока я не закончил последние подсчеты. — Уолтер придвинул к себе книгу и нацепил очки на кончик носа. — Да-да. Это и есть первое упоминание. Мы уже видели ежегодные записи о выплате процентов по этому займу. Тридцать тысяч фунтов в год без вычета из основной суммы. Двадцать семь лет по тридцать тысяч фунтов. Так что можешь добавить в список обвинений Августа слово «тупица».

Джек рассеянно провел по волосам: черная лента, которой он перевязал волосы утром, опять где-то обронена.

53
{"b":"18427","o":1}