ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обязанности владельца компании
Чего желает повеса
Девочка, которая любила читать книги
Попрыгунчики на Рублевке
Шаман. Похищенные
Странная привычка женщин – умирать
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Диссонанс
Лживый брак

— Господи, Джек, ты прав! Он позволил Клэнси и Клуни остаться, но только после того, как в дом привезли Мередит. Он стал настаивать на том, чтобы тебя послали учиться, но только после того, как ты достаточно подрос, чтобы помогать управлять имением. Но когда ты вырос, ты стал помехой на его пути. В ту ночь он приказал сломать дверь и спас тебя от Августа, но только после того, как вас с Мери оженили. Да, он определенно заявил о себе как о спасителе Колтрейна. И все это время он набивал себе карманы, ожидая подходящего момента.

Джек кивнул и, встав, бросил завещание на пол.

— Уолтер, Алоизиус, уложите по смене белья и будьте готовы уехать отсюда через час. Мери поедет с вами.

— Уехать? — удивленно спросил Уолтер. — Куда уехать?

— В Лондон, в наш новый дом. Даю вам час, джентльмены, не больше.

Ничего не объяснив, Джек вышел из кабинета, чтобы найти Мери. Она обещала быть послушной женой и не выходить из дома весь день.

Даже если Киппу не удалось убедить сквайра Хедли, к этому моменту Генри уже был в курсе, что наемник выдал его и что его план завладеть Колтрейном рухнул.

С этой мыслью Генри Шерлок вряд ли смирится, особенно после того, как тридцать лет планировал, терпел и надеялся. Джек мог бы предположить, что Шерлок сбежит, но представить себе, что он бросит свой великолепный дом и все то, на что он положил столько трудов, было невозможно.

Джек был уверен, что справится с Шерлоком. Но сначала надо отослать Мери подальше от надвигающейся опасности.

Глава 28

Мери услышала четкие шаги Джека, поднимавшегося по каменным ступеням, и мысленно помолилась о том, чтобы он прошел мимо дверей большой гостиной.

Но ее молитва не была услышана. Двери открылись, и Джек вошел со словами:

— Вот ты где, дорогая. Боюсь, мне придется попросить тебя…

— Привет, Джек, — сказал сидевший на диване Генри Шерлок. — Рад тебя видеть.

— Не надо, Джек, — быстро предупредила Мери, увидев, что Джек бросился к Шерлоку. Она показала на открытые стеклянные двери, выходившие в сад. За ними стояли двое дюжих парней с пистолетами.

Они вошли внутрь и, встав позади Шерлока, направили пистолеты на Джека.

— Ты в порядке, Мери, дорогая?

— Все хорошо, — ответила Мери и улыбнулась. Все это выглядело абсурдно. Они ведь у себя дома. Ничего не может случиться с ними в их собственном доме. — А как ты, дорогой? Может, позвонить Максвеллу, чтобы он принес поднос с закусками?

— Думаю, больше подойдет корыто. — Тон Джека был непринужденным, но взгляд — жестким. — Тебе ведь уже приходилось хлебать из корыта Колтрейна, Генри, не так ли? Ты даже залезал в него всеми четырьмя, чтобы поваляться вволю.

— Что за шутки! — Генри встал и жестом указал Джеку на место рядом с Мери на диване напротив. — Садись, Джон. Подождем, когда подъедет сквайр Хедли.

Мери взяла Джека за руку, чувствуя, что ее собственная рука дрожит и холодна как лед.

— Генри приехал, потому что до него дошел слух о поимке Киппом Рыцаря Ночи. Что-то он узнал об этом слишком уж быстро, тебе не кажется, Джек? Но Генри уверен — так он сказал, — что это ты нанял разбойника грабить кареты и он хочет защитить меня от тебя, пока не приедет сквайр, чтобы тебя арестовать. Он также уверен, что это произойдет с минуты на минуту. Как он добр, правда? Хотя и посчитал нужным держать меня под прицелом, чтобы я не предупредила тебя о его визите.

— Вижу, он прихватил двух вооруженных приятелей. Очень интересно. Но это тебе не поможет, Шерлок. Кипп заставил разбойника признаться, что это ты его нанял, а не я. Думаю, в данный момент он называет твое имя доброму сквайру. Ты, видимо, поскупился и не очень щедро его вознаградил. А ведь у тебя достаточно денег, даже если они перекочевали к тебе из чужих карманов.

Джек встал, за ним, не отпуская его руки, Мери. — Прежде чем ты бросишься бежать, Шерлок, позволь сказать тебе, о чем мне еще известно. Ты солгал Мери, и я убил бы тебя за эту ложь, если бы не знал, что тебя повесят за другие преступления. Я знаю о завещании, которое ты заставил подписать Августа за пять дней до того, как нас с Мери поженили и я был вынужден уехать. Ты ведь помнишь это завещание, Генри? Оно провозглашает тебя наследником в случае моей смерти от болезни или несчастного случая… или если меня повесят. Некоторым образом даже забавно, ты не находишь? Петля готова, но в нее сунут твою голову, а не мою.

Обычно бледные щеки Шерлока вдруг запылали румянцем, его самоуверенность таяла на глазах. Мери почувствовала, как Джек, крепко сжав ее руку, заставил ее сдвинуться в сторону дверей.

Высоко над их головами зазвенела люстра, словно легкий ветерок налетел.

— Что делать, что делать? — простонал Клуни и бросился в объятия Клэнси, дрожа от страха. — «Я отдал бы всю свою славу за кружку эля и безопасность», — процитировал он.

Клэнси слегка оттолкнул друга.

— Нет у тебя никакой славы, идиот.

— Нет славы? — Клуни сник, но тут же просиял. — Может, эль есть по крайней мере? Тоже нет, — вздохнул он. — Но мы должны спасти наших детей. Мы ведь здесь поэтому, правда, Клэнси? Спасти нашу Мери и нашего Джека. Но как, Клэнси, скажи, как?

Хотя у Мери в голове вертелась тысяча вопросов, а сердце замирало от страха, она чувствовала присутствие Клуни и Клэнси. Она подняла голову и мысленно поблагодарила своих друзей, а потом сжала руку Джека, чтобы он посмотрел на нее.

Если существовал момент, когда Джек обязан был поверить — поверить по-настоящему — он наступил. Мери показала глазами на люстру. Когда он кивнул, у нее от радости сильнее забилось сердце.

— Ты это видел, Клуни? Они оба посмотрели вверх! А Джек — Джек даже подмигнул мне. Ты прав, они рассчитывают на нас. — Клэнси выпятил свою впалую грудь и поднял подбородок. — Я всегда верил, что этот день придет. Настало наше время, Клуни.

— Сдавайся, Шерлок, — сказал Джек, незаметно подталкивая Мери еще ближе к дверям. — Тебе не удастся убедить ни сквайра Хедли, ни суд, когда мы представим тридцать бухгалтерских книг, доказывающих твои махинации. Потому что теперь, Шерлок, мне известно все. Кончились времена, когда ты имел дело с пьяным Августом, или горячим юнцом, или наивной молодой девушкой.

Мери довольно сердито глянула на мужа, хотя знала, что сейчас неподходящий момент для оспаривания заявления насчет наивной молодой девушки.

— Я знаю о Макдугале — о деньгах, которые ты украл за все эти годы. Почему бы тебе просто не сдаться? Отошли этих парней, и мы обсудим все как цивилизованные люди. Может быть, есть еще что-то, чего я не знаю, но на самом деле я не хочу, чтобы ты был наказан. Во всяком случае, не хочу участвовать в твоем наказании напрямую. Я предпочел бы действовать твоими методами, Генри.

Надо же, ведет себя как цивилизованная личность. Это на него совсем не похоже. Но Мери это понравилось. Она даже немного расслабилась, когда заговорил Шерлок.

— Ты умный мальчик. А Хедли — осел, в этом ты прав. Я не очень-то верю, что он появится здесь. Я просчитался. Но ты забываешь, Джек, у кого в руках оружие. Так что садитесь — оба.

Генри встал и, вытащив из-за ремня пистолет, направил его на Джека.

— Ты не захотел оставаться в Америке. Тебе обязательно надо было вернуться и все разрушить. И как раз тогда, когда почти все было в моих руках, когда я получил все, ради чего работал. Это я превратил Колтрейн-Хаус в самое доходное поместье во всем Линкольншире. Ты его не получишь. Это я не дал поместью рухнуть, хотя Август делал все, чтобы стать банкротом. Неблагодарный ублюдок и алкоголик.

Мери не сводила глаз с пистолета, которым Шерлок размахивал перед носом Джека, понимая, что ее муж может пострадать в любую минуту. Но потом Джек заговорил, и ей захотелось его убить самой. Зачем провоцировать Генри? Неужели не хватает ума не злить врага?

— Август не был и вполовину таким ублюдком, как ты, Шерлок. Разве не ты сказал Мери, будто мы брат и сестра? Я был готов разорвать тебя на куски, но меня отговорили мои друзья и моя жена, убедив, что существует иной способ уничтожить тебя, более цивилизованный. Пару минут назад я даже был согласен дать тебе уйти. Потому что меня вдруг осенила такая ужасная мысль, что я похолодел.

58
{"b":"18427","o":1}