ЛитМир - Электронная Библиотека

Мери увидела, как пальцы Шерлока сжали рукоятку пистолета.

— Джек, не надо. Пожалуйста.

— Все в порядке, Мери. У меня есть что добавить к сказанному. Моя жена ошибалась. Мои друзья ошибались. Я намерен убить тебя здесь, на этом самом месте. — Подумав мгновение, он вдруг усмехнулся: — Хотя не отказался бы от помощи парочки привидений.

Мери закрыла глаза — Джек наверняка спровоцировал свою смерть. Но тут она услышала звон люстры и поняла, что он задумал. Открыв глаза, украдкой глянула на люстру, висевшую как раз над диваном напротив. Люстра задрожала и покачнулась.

— Поскольку вы, возможно, уже мне аплодируете, джентльмены, — сказал Джек, оттолкнув от себя Мери, — могу я подсказать вам, что сейчас самый подходящий момент опустить занавес?

— Мы сможем это сделать, Клэнси? — Клуни прыгал по люстре, не жалея сил, и одновременно тянул за цепь, которой люстра крепилась к потолку. — Боюсь, не сможем. Я слишком нервничаю и вот-вот начну икать.

— Сможем, Клуни. И не смей икать, — рассердился Клэнси. — Если мы будем просто раскачивать люстру, у нас ничего не выйдет. Мы должны собрать всю свою волю в кулак и заставить люстру упасть, так же как приказывали цветам оказаться в спальне. Никогда нам не приходилось делать ничего более важного. Может, нам это и не удастся, но мы должны попытаться, Клуни. Возьмемся за руки, друг. Закрой глаза и, ради Бога, задержи дыхание! Ну, за Джека… за Мери… за все эти годы… и ради любви, Клуни. Сконцентрируйся.

— Что происходит, черт возьми? — воскликнул один из вооруженных парней, подняв глаза на дрожащую люстру. Второй ничего не ответил, но тоже смотрел вверх, разинув рот.

Шерлок бросил взгляд на люстру и, отодвинувшись от дивана, нацелил пистолет на Мери.

— Проклятый дом, — процедил он сквозь зубы.

Все произошло за три секунды. Люстра, вырвавшись из креплений на потолке, полетела вниз. Джек, защищая Мери, прикрыл ее собой. Одиночный выстрел потонул в мужском крике и невероятном грохоте, с которым тяжелая бронза и триста хрустальных подвесок рухнули на пол.

Джек повалил Мэри на пол. Но быстро вскочил и бросился вслед за Шерлоком, который каким-то образом оказался в стороне от упавшей люстры. Двое его подручных также избежали опасности, но выронили пистолеты.

— Джек, подожди, — закричала Мери. Она попыталась встать и запуталась в собственных юбках. Когда же, рыдая и проклиная все на свете, встала, Джек уже скрылся в саду.

— Мери, что случилось? Что это был за шум? Черт побери, Алоизиус, посмотри на это! — воскликнул Уолтер.

— Эти люди, Уолтер… — начала Мери. Потом увидела кровь у себя на руке и на ковре. Джека застрелили! Этот глупый человек позволил себя застрелить! — Задержите этих людей!

— С удовольствием! — услышала Мери голос Уолтера. Она выскочила в сад, промчалась по дорожке и выбежала на большую поляну.

Там она увидела обоих.

Они дрались, но не так изящно, как было изображено на гравюрах, висевших в кабинете Августа. Джек и Шерлок наносили друг другу удары кулаками, падали на землю и катались по траве.

Шерлок все время пытался убежать, но Джек настигал его и ударами снова валил на землю.

Они дрались молча, казалось, конца этому не будет. Уолтер и Алоизиус наблюдали, стоя рядом с Мери.

— Он ранен, — сказала Мери, но Уолтер обнял ее за плечи и прижал к себе, чтобы удержать от импульсивного желания броситься в драку. — Он ранен в левую руку. Уолтер, ты видишь? В него стреляли. Он не может поднять руку. Надо их разнять!

— Джек нас за это не поблагодарит, Мери. Это его бой, и мы не должны вмешиваться.

Мери с трудом подавила рыдания, увидев, как Шерлок нанес удар по левому плечу Джека. Джек упал на колени. Он пытался удержать Шерлока здоровой рукой, но не хватило сил.

— Надо его остановить! Он убегает! — закричала Мери, вырываясь из рук Уолтера. — О! — вдруг воскликнула она. — Пусть бежит. Пойдемте поможем Джеку.

— Вы поможете Джеку, — сказал Уолтер, снимая сюртук. Под белоснежной рубашкой обозначились довольно мускулистые руки. — Я не любитель такого рода физических упражнений, но мне не терпится догнать Шерлока и закончить начатое Джеком.

— В этом нет необходимости, Уолтер, — остановил его Алоизиус.

Мери поняла. Шерлок бежит прямо к ха-ха.

Все трое подоспели к Джеку в тот момент, когда он пытался подняться на ноги. Он качался из стороны в сторону, будто пьяный матрос, и, придерживая раненую руку, смотрел вслед убегающему Шерлоку. Кровь пропитала рукав рубашки и капала с кончиков пальцев.

— Он бежит к ха-ха, Мери. — Джек снова упал на колени. — Надеюсь, не умереть до того, как это случится.

— А что такое ха-ха? — спросил Уолтер у Мери, которая, опустившись на колени, перевязывала руку мужа жгутом из полоски материи, оторванной от нижней юбки.

— Довольно древнее и необычайно простое архитектурное сооружение, мой друг. Это низкая изгородь, проходящая по дну глубокой канавы, — объяснил Алоизиус, перебрасывая через плечо конец своего длинного шарфа и указывая пальцем в том направлении, куда бежал Шерлок. — Достаточно глубокий ров вдоль внутренней стороны поместья, со дна которого поднимается забор. Он предназначен для того, чтобы овцы и другие мелкие животные не приближались слишком близко к дому. Ха-ха в отличие от обычного забора не загораживает вид. Думаю, наш приятель Шерлок слишком расстроен, чтобы вспомнить о нем.

А Шерлок все оглядывался, видимо, ожидая преследования, все бежал… бежал.

— Он забыл о рве, Джек, он не знает, что мы починили изгородь и углубили канаву. Может быть, предупредить его?

— Предупредить? Мы его вытащим, Мери. Это все, что мы для него сделаем.

— Хорошо, — удовлетворенно ответила Мери. Неожиданно Шерлок исчез, провалившись в ров глубиной в шесть футов.

— Вот и все, — сказал Уолтер, помогая Джеку подняться на ноги. — Так вот что такое ха-ха. Все, что я могу сказать по этому поводу — это ха. Ха-ха.

Глава 29

— Как он? Худосочный слабак! Ворюга! Не стану слишком расстраиваться, если он испустит дух!

Клуни остановился в полете и завис как раз над Шерлоком. Тот лежал на диване и после падения в ров выглядел ужасно.

Клуни был явно доволен.

— А вот и наш индеец. Как ты думаешь, он снимет с Шерлока скальп? Хотелось бы посмотреть.

— Ты отослал на чужбину физически разбитого и морально униженного мальчика, — сурово начал Уолтер, глядя на распростертого на диване Шерлока, — который вернулся мужчиной. Чего ты никак не ожидал. Сын оказался непохожим на отца. Ты этого не учел, и в этом твоя ошибка. Тебе столько лет так легко все удавалось. Ты не мог себе даже представить, что удача может от тебя отвернуться. Ты забыл пословицу: «Сколько веревочке ни виться; а конец будет».

Джек, морщась, слушал своего друга, пока Мери прикладывала мокрую салфетку то к разбитой губе, то к быстро заплывающему глазу. Она уже перевязала ему руку — рана была не очень серьезной, потому что пуля, задев мышцу, прошла навылет.

— Жаль, что Алоизиусу пришлось лечь, — сказал Джек, — и он не слышит слов Уолтера. Но если ты думаешь, дорогая, что Уолтер хвалит меня, ты ошибаешься. Он похлопывает сам себя по плечу, хвастаясь, что сделал из меня мужчину. И это правда. Это его заслуга.

— Помолчи. — Мери приложила мокрую салфетку к губе, на которой снова открылась рана. — Можешь говорить, но не слишком разевай рот. Его повесят, да?

Джек кивнул:

— Да, Мери. Генри повесят. Если бы это было возможно, его следовало бы повесить несколько раз. Вот и Кипп, а с ним и наш достопочтенный сквайр. — Джек кивнул Киппу, но тот лишь молча неодобрительно покачал головой. — Я рад, что он пришел. Сейчас мы все выясним.

— Что выясним? — удивилась Мери, толкая Джека обратно в кресло, потому что он попытался встать. — Ты сошел с ума, Джек? Ты ничего не будешь выяснять. Мы все знаем, что Генри — негодяй. Сквайр тоже это знает, а больше ничего и не нужно. Ты сейчас пойдешь наверх и ляжешь!

59
{"b":"18427","o":1}