ЛитМир - Электронная Библиотека

Эбби покосилась в сторону виконта, вместе с Эдвардиной поджидавших их у входа в чайную. Судя по безмятежному ангельскому лицу, девушка была абсолютно счастлива.

Вымученная улыбка, застывшая на лице виконта, говорила о многом…

Решится ли она на это? Хватит ли у нее духу хладнокровно устроить ловушку и терпеливо ждать удобного момента, а потом захлопнуть ее, чтобы виконт, как только что сказал Брейди, разом решил все ее и свои проблемы?

Или просто дать ему возможность уйти из ее жизни и никогда о нем не вспоминать?

Хватит ли у нее духу упустить единственный шанс стать виконтессой, обрести дом, детей и собственную жизнь наконец? А как же ее сердце? В какую броню его заковать, чтобы избежать ненужной боли?

Эбби украдкой бросила взгляд на Киппа. Да, он красив, это верно. Но лицо его уже не было таким безмятежным, как раньше, — в глазах застыла напряженность, меж бровей залегла складка. Да, подумала Эбби, судя по всему, Брейди не ошибся — если один недолгий разговор с Эдвардиной привел виконта в такое раздражение, скорее всего он и впрямь удерет в поместье, послав ко всем чертям и ее глупую племянницу, и всех дебютанток Лондона.

Неужели она позволит ему это? Да и хочет ли она, чтобы Кипп уехал? Может, и правда у нее есть шанс заполучить его в мужья?

— Думаю, Брейди, в нашем распоряжении не больше двух дней. Максимум три, — изобразив на лице невозмутимость, чуть слышно прошептала Эбби. — Давайте договоримся — вы позаботитесь о том, чтобы наши пути пересеклись, а все остальное предоставите мне. Согласны?

Брейди почувствовал такое облегчение, будто у него гора с плеч свалилась. А еще его переполняла законная радость человека, только что подложившего ничего не подозревающему приятелю здоровенную свинью.

— Еще как согласен, Эбби, дорогая! У меня нет ни малейших сомнений, что у вас все получится. Впрочем, я всегда прекрасно разбирался в людях! Ну а теперь, — подмигнул он, — вперед!

Глава 7

Кипп легким шагом спускался по лестнице своего особняка на Гросвенор-сквер. На лице его сияла улыбка, в голове бродили мысли, которые доставляли еще удовольствие.

— Доброе утро, Брейди. Денек что надо, правда? Как раз для пикника!

Брейди, уныло подпиравший спиной одну из колонн в просторном холле, приветствовал своего друга угрюмым взглядом. Вместо ответа из груди его вырвался мучительный стон, словно он собирался отдать Богу душу.

— Нет, вы только взгляните на него! — проворчал он, с трудом отклеившись от колонны и чувствуя, как мозг его будто пилят тупой пилой. — Глаза блестят, на щеках румянец, и вообще жизнь бьет ключом! Черт, и это тот самый человек, который привез меня домой только в пятом часу утра?! Это точно ты, старина, или мне мерещится?

Кипп с улыбкой принял из рук подоспевшего дворецкого перчатки, шляпу и трость.

— Спасибо, Гиллет.

— Милорд. — Седовласый дворецкий величественно поклонился, сухо хрустнули старые кости. Он был очень высок ростом. Несмотря на почтенный возраст, спина его решительно отказывалась сутулиться, а сухой подбородок, подпертый жестким воротничком, также надменно вздергивался кверху, как и в молодые годы. Пышная грива седых волос и высокомерное выражение лица делали его похожим на герцога, и только уродливая шишка на ноге несколько разрушала этот образ. На вид ему можно было дать не больше шестидесяти, и только один Гиллет знал, что ему давным-давно перевалило за семьдесят. — Касательно того разговора два дня назад… Благодарю вас за щедрость, милорд, однако если позволите…

Кипп нетерпеливым движением руки заставил его замолчать.

— Не сейчас, Гиллет, я спешу! Нельзя же заставлять леди ждать! Давайте отложим этот разговор до завтра, хорошо? Или лучше вообще до следующей недели.

— Как прикажете, милорд. — Еще один величественный поклон, и дворецкий бесшумно исчез. Как ему это удавалось, одному Богу известно, но Кипп вздохнул свободнее, словно он был лакеем, которого отпустил хозяин.

— Что это со стариной Гиллетом? — поинтересовался Брейди, когда они сели в экипаж.

— Собрался уйти от меня, — проворчал Кипп, задергивая занавески. — Твердит, что, дескать, стар уже, что стал для меня обузой и хочет, мол, дожить свои дни в покое и тишине где-то в Уэльсе — в общем, всякий вздор. Я даже увеличил ему жалованье, решив, что это заставит его передумать, но и это не сработало. А ведь он прослужил в этом доме сорок лет! Видимо, придется все-таки его отпустить, а жаль — мне будет его не хватать. Да и Лондон без него будет уже не тот.

Брейди уселся лицом к нему и невольно поморщился, заранее предвкушая «удовольствие» от тряской езды.

— Знаешь что, Кипп? — начал он. — Отпусти ты его ради всего святого! Сдается мне, тебе и так нелегко расставаться с прошлым, а старина Гиллет так или иначе все время напоминает о нем. Хотя насчет Уэльса ты прав — уму непостижимо, чтобы кто-то по доброй воле замуровал себя в этакой глухомани!

— А может, там его все эти годы ждала какая-нибудь женщина? — лукаво подмигнул Кипп. — Об этом ты не подумал? А ведь старый Гиллет каждый год па пару недель уезжает в отпуск и, может быть, воркует в любовном гнездышке, ухлестывая за какой-нибудь Блодуэн или Лилибет! Просто представить себе такое невозможно, да?

— Согласен. Хотя в твоем нынешнем состоянии ты и не такое способен придумать. Насколько я помню, мы ведь уже в третий раз за последние дни будем наслаждаться обществом мисс Бэкуорт-Мелдон. И не спорь, пожалуйста, — я считал. Но если ты в таком угаре, так объясни мне по крайней мере, почему всякий раз, расставшись с этой чаровницей, ты тащишь меня в какое-нибудь злачное местечко, словно для того, чтобы выкинуть из головы любое воспоминание об этой милой дурочке? Не помню даже, когда в последний раз нам случалось столько пить, сколько в эти несколько дней.

— Когда я вернулся домой после свадьбы Мэри и Джека. Да, понимаю. Удивительно, правда? Стоит только подумать обо всех этих клятвах перед алтарем, как меня сразу тянет к бутылке.

— Стало быть, у тебя и впрямь серьезные планы относительно этой дурочки… то есть, прошу извинить, мисс Бэкуорт-Мелдон?

— Я всегда восхищался твоей сообразительностью, дорогой Брейди. Как ты мог подумать, что я решусь связать себя брачными узами с этим ребенком? Не спорю, она очаровательна — в маленьких дозах. Но после сегодняшней встречи, идея которой принадлежит моему лучшему другу, боюсь, одним несварением желудка мне вряд ли отделаться.

Брейди отвернулся, тщательно избегая укоризненного взгляда Киппа. Он предупреждал Эбби, что времени у них в обрез.

— М-да… однако, в тот раз мысль о пикнике показалась мне дьявольски заманчивой. Прости, старина, наверное, я просто не заметил тех знаков, которые ты мне делал.

— Чушь! Хочешь сказать, ты не заметил, как я подпрыгивал, изображая дергунчика на веревочке, стараясь обратить на себя твое внимание, пока ты разливался соловьем, уговаривая леди поехать с нами? Брось, старина! Не обижайся, но я не верю ни одному твоему слову! Слишком давно я тебя знаю. Ты упрям как осел. Я готов голову дать на отсечение, что относительно меня и этой девицы у тебя уже созрел какой-то дьявольский план.

— Ах, как интригующе! Какой сюжет для романа! Небось пописываешь модные книжонки под псевдонимом какой-нибудь Араминты Зейн! — ехидно хмыкнул Брейди. — Прости, дружище, если невольно раскрыл твою тайну. Впрочем, мы, кажется, приехали. Нет, ты только посмотри на эту толпу! Держу пари, идиллическая мысль о пикнике на природе пришла в голову не мне одному, а по меньшей мере нескольким сотням таких же любителей свежего воздуха. Ах эти прелести сельской жизни — как ее представляют в свете, естественно! Эти изящные столики и удобные кресла на траве, накрахмаленные салфетки и столовое серебро, укрытый в роще оркестр и толпа лакеев, жужжащих вокруг словно пчелы! Настоящая идиллия!

— Ерунда! Тебе просто все это нравится, и ты это знаешь. — Не дожидаясь, пока грум распахнет дверцу кареты, Кипп легко спрыгнул на землю. — Знаешь, старина, кажется, я догадываюсь, что ты задумал. Решив, что из всех нынешних дебютанток мисс Бэкуорт-Мелдон самая хорошенькая, ты из кожи вон лезешь, стараясь, чтобы она все время вертелась у меня перед глазами. Расчет простой — если я не сойду с ума, что весьма вероятно, то скорее всего очень скоро выкину из головы все мысли о женитьбе. И превращусь в такого же закоренелого холостяка, как ты. Ну что — угадал? Тогда учти — все это зря. Я уже принял решение… О черт, Роксана!

17
{"b":"18429","o":1}