ЛитМир - Электронная Библиотека

Яркий павлин и невзрачная утица, вот что, должно бить, думают о них, грустно размышляла Эбби. И как это она раньше не замечала, какого омерзительного цвета ее платье? Бесформенное, старомодное, коричневое… такого же оттенка, что и грязь под ногами! Впрочем, какая разница, одернула она себя. Будь она даже с головы до ног укутана в шелка и усыпана сверкающими бриллиантами, все равно она так и останется ничем не примечательной Абигайль Бэкуорт-Мелдон.

— Вы уже слышали новости? — спросил Кипп, по лицу Эбби заметив, что она погрузилась в какие-то свои невеселые мысли.

И вовсе не потому, что ее невнимание больно его задело — хотя, признаться, виконт давным-давно привык и даже слегка устал от того, что любая особа женского пола, удостоившись его благосклонности, начинает задыхаться от счастья. По правде говоря, чего-то в этом роде он и ожидал. Независимая. Сдержанная. И даже слегка высокомерная. Словом, не из тех, кого достаточно только поманить пальцем, чтобы они бросились мужчине на шею. Что ж, так даже проще, пришел к выводу Кипп.

— Новости? — рассеянно повторила Эбби, когда виконт предупредительно отвел в сторону ветки, чтобы она могла пройти. Оставив позади залитую солнцем лужайку, она нырнула в прохладную тень и блаженно вздохнула. — Какие новости, милорд?

— Герцогиня Селборн наутро после бала подарила своему мужу чудесного здорового мальчика. Я только сегодня получил записку от герцога. Он извиняется, что не дал мне знать сразу, поскольку уже решил, что мы с Брейди станем крестными его наследника — и по-моему, не единственными. Держу пари, их будет не меньше десятка, и каждый будет оспаривать честь держать крестника у купели. Брендон Уинстед Сесил Ситон — от перечисления его многочисленных титулов я вас избавлю — в один прекрасный день станет десятым герцогом Селборном. Брэм… простите, герцог… пишет, что до сих пор еще не пришел в себя от счастья, тем более что ему стоит немалого труда удерживать в постели свою дорогую жену — а он абсолютно уверен, что ей там самое место.

Эбби просияла — она была искренне рада за герцогиню.

— Неужели утром?! Как она и говорила! Великолепный бал и новорожденный — все сразу! Нужно сказать Бре… графу! Софи попросила его привезти меня к ней, чтобы она могла познакомить меня со своими малышами — с обоими!

Она бросила на Киппа вопросительный взгляд.

— А подарок? Серебряная ложка, как вы думаете? И очаровательная куколка для его сестрички, леди Констанс? Да, думаю, это будет лучше всего, чтобы малышка не почувствовала себя забытой из-за новорожденного братика.

— Какая мудрая предусмотрительность, мадам, — одобрительно кивнул Кипп, машинально подметив ее оговорку, когда она едва не назвала графа запросто — Брейди. И другую — когда она сказала «Софи» вместо «ее светлость».

Теперь уже Кипп почти не сомневался, что тут кроется нечто такое, о чем он пока не смог догадаться. И наверняка известный плут Брейди тоже приложил к этому руку. Не в его характере упустить шанс подстроить ему какую-нибудь каверзу.

Что же до нынешней его раздраженности, то она наверняка объясняется присутствием этой глупышки, вернее, его усилиями сказать что-то такое, что было бы ей под силу понять. Брейди тоже скорее всего приходится тяжко — о политике говорить нельзя. Об искусстве — тоже. О литературе? Смешно! О лошадях, о театре? Вряд ли. Последние светские сплетни также исключаются.

Что же касается его последней беседы с Эдвардиной, то сам он по большей части молчал, едва сдерживая зевоту, пока она добрых двадцать минут рассказывала ему в подробностях, как они с матерью обшарили чуть ли не все лондонские магазины в поисках ленты подходящего оттенка. Еще минут десять ему удалось продержаться, когда он представил себе, как вытаскивает из ее волос эту самую ленту и затягивает ее вокруг шеи несносной болтушки.

И он, осел этакий, вообразил, что может жениться на одной из таких вот пустоголовых дурочек, а потом, обзаведясь наследником, вернуться к прежней жизни?

Слава Богу, что он еще не принял окончательного решения. Именно поэтому он сегодня предпочел общество куда более спокойной и живой миссис Бэкуорт-Мелдон. Тем более что эта дама, похоже, уже готова принять предложение, которое он намеревался сделать ей чуть позже.

Глава 8

Эбби вышла из-под деревьев и зажмурилась, почувствовав на щеке теплое прикосновение солнца. В заросшей густой травой ложбинке с тихим журчанием бежал очаровательный крохотный ручеек.

— О, какой красивый! Боже, милорд, и как вам только удалось его отыскать?

Кипп окинул взглядом полянку, без труда припомнив и тот день, когда обнаружил это укромное местечко, и женщину, которую привел сюда. Сколько же воды утекло с тех пор, когда он распрощался тут с милой Алисией, пленившись красотой леди Фэрчайлд? Или нет, то была не Шейла… она появилась в его жизни позже, уже после Белинды Мастере, а до нее была… Черт! Опять его понесло!

Кипп мысленно одернул себя, решив, что сейчас не самое подходящее время предаваться воспоминаниям о прошлых победах.

— Как мне удалось отыскать его, мадам? — переспросил он, стянув с рук перчатки и сунув их в карман. Потом окинул задумчивым взглядом свою спутницу, спрашивая себя, способна ли она хранить тайны. — Вы хотите это знать? Но могу ли я вам довериться?

Эбби, уловив в его голосе сомнение, вдруг почувствовала, как ее охватывает слабость. Она уселась на траву, сделав вид, что хочет сорвать цветок, — как-никак это все-таки лучше, чем просто рухнуть на землю, подумала она, когда колени у нее подогнулись.

— Ах, милорд, умоляю вас, продолжайте! — Она подняла на него глаза. — Я просто дрожу от нетерпения. Клянусь, что унесу вашу тайну в могилу. Вы мне не верите? Наверное, мне сначала нужно перекреститься и плюнуть на землю, да?

Кипп расхохотался, и на душе у него внезапно стало легко. Что за удивительная женщина! И пусть она не упускает случая его уколоть, давая понять, что считает его обычным бездельником, — Киппа это нисколько не задевало, даже наоборот. Он явно не нравился ей, но, как ни странно, он находил в этом определенное очарование.

— Перекреститься и плюнуть?! Я уж и забыл, как это делается. Ладно, мадам, я вам верю.

— О, я польщена, — насмешливо бросила Эбби, от души надеясь, что виконт не заметит, как дрожат ее руки, когда она срывала очередной цветок. — А теперь умоляю вас подождать — я только отыщу в сумочке бумагу и карандаш, чтобы записать ваш рассказ слово в слово. Если послать его в лондонские газеты, он произведет настоящий фурор…

Кипп снова захохотал. С каждой минутой он все меньше сожалел о принятом им решении. Да, конечно, может быть, она не красавица, но с ней по крайней мере можно разговаривать! Он с удовольствием устроился рядом с ней, нисколько не беспокоясь о том, что испачкает травой светлые панталоны.

— Случилось это очень давно… — начал он.

— О, — тут же перебила его Эбби. — Просто волшебная сказка! А фея там будет?

Кипп от удивления вытаращил глаза.

— Фея? Э-э… да, мадам. Так вы уже слышали эту историю?

— Не глупите! — фыркнула Эбби, небрежно шлепнув его по руке своим букетиком. В прежние годы, когда у нее еще была возможность бывать в обществе, она легко сходилась с людьми. Но сейчас Эбби не переставала дивиться тому, что впервые ничуть не смущается в присутствии виконта. У нее внезапно возникло чувство, будто они знакомы уже много лет.

Что в общем-то ей на руку, подумала она, — особенно если учесть, что именно сегодня она решила сделать ему предложение. Другого шанса не будет — вряд ли у Брейди хватит сил уговорить Киппа еще раз встретиться с Эдвардиной.

— Ну-ка позвольте, — сказал Кипп, забрав у нее цветы. — Вы умеете плести венок? — Его умелые пальцы проворно задвигались, аккуратно укладывая цветок за цветком. — Я уверен, что моему искусству в этом плане может позавидовать кто угодно.

— Тогда вы либо слишком снисходительны к себе, милорд, либо ведете жизнь настолько уединенную, что вам попросту не с кем себя сравнить, — не осталась в долгу Эбби и тут же прикусила язык. Господи, что она наделала! Хороший способ уговорить мужчину! Вряд ли ей удастся заставить виконта принять ее предложение — ведь она то и дело оскорбляет его! — Простите, милорд! Обычно я не так уж часто даю волю своему злому языку. Но у вас просто дар какой-то будить во мне самые скверные чувства. Увы, нам уже пора возвращаться. Может, объясните мне все-таки, для чего вам вздумалось привести меня сюда?

19
{"b":"18429","o":1}