ЛитМир - Электронная Библиотека

Как ей удалось добиться того, чтобы вся его тактика свелась к защите? А ведь он играл очень внимательно — Кипп готов был поклясться в этом. Естественно, в те минуты, когда не разглядывал сидевшую напротив жену. А на нее, ей-богу, стоило посмотреть! Взволнованная, с полуобнаженной грудью, она изо всех сил старалась казаться невозмутимой, делая вид, что ее нисколько не возбуждает эта игра… в то время как сам он уже ни о чем другом не мог думать.

Да… похоже, эту партию она выиграла. Во всяком случае, его она заполучила, это ясно. Что же до всего остального, то он еще поборется. И для начала возьмет ее ладью, которой Эбби так легкомысленно пожертвовала. Так он и сделал — и вовсе не для того, чтобы оттянуть неизбежное. Киппу до смерти хотелось полюбоваться тем, как жена начнет сбрасывать с себя нижнее белье.

— Негодяй, — буркнула Эбби. — А вот кое-кто, я слышала, играет просто на соломинки, — недовольно сказала она, догадываясь, что он задумал. — Ну да ладно, Бог с вами, — вздохнула она.

Кипп был вознагражден за столь долгое ожидание, и наградой ему стало то удовольствие, которое он получил, когда Эбби начала расшнуровывать корсет. Возле левого плеча у нее обнаружилась крохотная родинка, которую он почему-то раньше не замечал, и для Киппа это оказалось последней каплей.

Уже не думая о том, что делает, он развязал кружевные ленты шелковой сорочки и медленно потянул ее вниз, обнажив длинную, изящно выгнутую спину жены. Он еще успел заметить две симметричные ямочки чуть ниже талии, но в этот момент Эбби с усмешкой бросила на него взгляд через плечо.

— Еще надеетесь на что-то, да, милорд? — ехидно подмигнула она, придерживая рукой сорочку, чтобы она не соскользнула вниз. Судя по выражению ее лица, она все рассчитала заранее. Одного только не учла: что сорочка выскользнет у нее из рук. Она и ахнуть не успела, как предстала перед ним обнаженной.

Застонав от обиды и неожиданности, Эбби попыталась закрыться руками от пылающего взгляда мужа и даже зажмурилась, словно это могло хоть чем-то помочь.

— О, дьявольщина! Ты что же, думаешь — я железный?! Игра окончена! — прорычал Кипп.

Выругавшись сквозь зубы, он рывком вскочил на ноги. Шахматные фигурки, а вслед за ними и доска с грохотом полетели в разные стороны. Подхватив жену на руки, он бросил ее на постель.

Минула неделя. Жизнь, которую вела Эбби на Гросвенор-сквер, можно было бы назвать безмятежной, если бы не хлопоты и волнения, которых хватало с избытком. Им с миссис Харрис пришлось поломать себе головы, когда виконт объявил о своем желании устроить раут. Приглашения были посланы, ожидали, что съедется не меньше двух сотен гостей, и Эбби с экономкой сбились с ног, стараясь устроить все как можно лучше.

Хлопот было бы гораздо больше, если бы не Джина — как высказалась домоправительница, эта девушка оказалась настоящим сокровищем. Большую часть покупок взяла на себя Эбби. Она ездила по магазинам, побывала у поставщиков и всюду куда только можно брала с собой Эдвардину, которая прочно обосновалась в их особняке. Очень скоро она заметила, что вокруг ее племянницы, которая пользовалась завидной популярностью, вьются едва ли не все холостяки Лондона.

Однако настал момент, когда Эбби обнаружила, что этой своей популярностью бедняжка Эдвардина была обязана вовсе не неземной красоте. Конечно, и ей тоже, однако, как объяснил жене Кипп, красота эта в глазах некоторых джентльменов засияла новым блеском, как только стало известно, что приданое, которое пообещал ей виконт, составит кругленькую сумму — десять тысяч фунтов.

Он готов был на что угодно, лишь бы избавиться от Бэкуорт-Мелдонов и выдворить их из дома!

Вечера были также заполнены до отказа. У Эбби буквально минутки свободной не оставалось — Кипп решил, что им предстоит взять лондонский свет приступом, и сделать это они должны в качестве семейной пары Раз уж они договорились сыграть роль любящей четы, значит, отныне их должны видеть только вместе.

И в результате Кипп теперь флиртовал чаще, чем когда-либо, больше, чем прежде, танцевал и расточал улыбки направо и налево. А польщенные дамы отчаянно кокетничали и нашептывали ему на ушко всякие милые глупости.

Со своей стороны Эбби могла похвастаться тем, что совсем неплохо справляется с новой для нее ролью виконтессы. Особенно после того, как Софи, герцогиня Селборн, убедила-таки наконец своего мужа позволить ей вернуться к светской жизни. Произошло это событие всего через две недели после того, как герцогиня подарила ему сына и наследника

А Софи, по мнению Эбби, была едва ли не самой популярной личностью в Лондоне — некоронованной королевой аристократических салонов. И поскольку Софи взяла себе за правило появляться всюду только в сопровождении Эбби, то неудивительно, что очень скоро завсегдатаи гостиных единодушно приняли ее в свой круг. Ее общества искали, дружбой с ней хвастались, и благосклонности ее добивались многие. Неожиданно оказалось, что поклонников у нее ничуть не меньше, чем у Эдвардины.

А раз так, Эбби с удовольствием окунулась в вихрь развлечений. В пику мужу она тоже флиртовала направо и налево и пользовалась головокружительным успехом. Конечно, в первую очередь этому способствовали новые наряды, но присущая Эбби уверенность в себе, ее неизменное дружелюбие и сияющая улыбка сыграли здесь не последнюю роль. Унылая, облаченная в поношенные платья вдова, обреченная коротать свои дни в компании сумасшедших родственников и ночи напролет ломать голову над запутанными денежными делами, исчезла, и на смену ей явилась блистательная виконтесса. Так из серой куколки на свет появляется яркая, восхитительная бабочка, думала Эбби. И это брак с Киппом подарил ей крылья.

И она продолжала порхать.

Все дни напролет, с утра до позднего вечера, Эбби только и делала, что наслаждалась жизнью, легкомысленное поведение мужа ее смешило, а на его привычку флиртовать она попросту не обращала внимания. Точно так же и он никогда не задавал жене неудобных вопросов по поводу ее состязаний в остроумии и появившейся не так давно привычки во время какого-нибудь скучного вечера выходить на балкон подышать свежим воздухом в обществе одного из тех приятных молодых джентльменов, которые теперь вечно толклись вокруг его жены.

Всякий раз, когда они бывали в обществе, Кипп непременно приглашал жену на вальс — теперь он делал это машинально, почти не задумываясь, — так же как целовал ей руку, когда они останавливались передохнуть и поболтать с друзьями. Но даже позволяя жене флиртовать и кокетничать напропалую, даже когда сам он кружился в танце с какой-нибудь хорошенькой хихикающей дебютанткой, Кипп, однако, не забывал о той роли, какую должен был играть. Улыбаясь своей даме, он то и дело поглядывал на жену, искал ее глазами, когда она исчезала, и мгновенно приходил на помощь, если какой-нибудь навязчивый болван загонял Эбби в угол, долго и скучно рассказывая ей о сегодняшних дебатах в парламенте.

Его забота трогала и восхищала Эбби. Одно только мучило ее — она прекрасно знала, что внимание и предупредительность, которые демонстрирует Кипп, всего лишь часть их игры. Если бы не это, она была бы счастлива.

На все вечера и балы они приезжали вдвоем. И уезжали тоже вместе.

Любой, кто видел супругов, мог бы поклясться, что они по уши влюблены друг в друга.

Они предоставили друг другу свободу. Все было в точности как они и хотели — ни докучных расспросов, ни сцен, ни объяснений… да и откуда им взяться, если каждый вечер они рука об руку возвращались домой и каждую ночь проводили в объятиях друг друга? Деловые партнеры днем, ночью пылкие любовники — что может быть лучше?!

Идеальный вариант. Идеальный брак по расчету, поскольку расчет оказался верным. Никаких чувств, никаких сердечных мук — только доверие друг к другу, искренняя душевная приязнь да еще взаимное уважение — оно крепло с каждым днем, который они проводили вместе.

Настоящая идиллия!

Если бы только не присутствие леди Скелтон.

63
{"b":"18429","o":1}