ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В тот вечер больше никто не отпускал шуточки по поводу Джеймса, и на пути домой он чувствовал себя совсем другим человеком. Теперь он был не только звездой оксфордской операции, но и заставил остальных работать по его плану. Он взойдёт на вершину и покажет своему старому папаше, чего стоит его сын.

19

Для разнообразия Джеймс приехал в Хитроу первым, а остальные присоединились к нему в аэропорту позднее. Наконец-то он вскарабкался наверх и теперь намеревался не терять своего нового статуса. Последним приехал Робин с пачкой свежих газет в руках.

— Мы уезжаем всего на два дня, — заметил ему Стивен.

— Да, я знаю, но не могу жить без английских газет, поэтому я и прихватил столько, чтобы хватило и на завтра.

Жан-Пьер жестом показал, что он сдаётся и не будет вмешиваться.

Они прошли досмотр и заняли места в «Боинге-747» Британских авиалиний, рейс в международный аэропорт Логан.

— Чем-то похож на стадион, — сказал Робин, впервые оказавшись в реактивном лайнере.

— В нём помещаются триста пятьдесят человек. Приблизительно такое число поклонников, не больше, заслуживает большинство ваших футбольных клубов, — снова не удержался Жан-Пьер.

— Перестаньте! — строго сказал Стивен, не понимая, что Робин и Жан-Пьер, как и многие другие пассажиры, просто нервничали перед полётом и таким образом пытались снять напряжение. Позднее, во время взлёта, они усердно делали вид, что поглощены чтением, но, как только самолёт набрал высоту тысячу метров и табличка с надписью «Пристегните ремни» погасла, их самочувствие значительно улучшилось.

Команда стойко прожевала пластиковый обед, состоявший из холодного цыплёнка и красного алжирского вина.

— Надеюсь, Джеймс, — сказал Жан-Пьер, — что твой тесть накормит нас получше.

Подкрепившись, Робин и Жан-Пьер, с разрешения Джеймса, ушли в конец салона смотреть «Афёру», при условии, что после фильма они будут готовы держать ответ по своим ролям, а Стивен остался на месте, чтобы отвечать на вопросы Джеймса.

Джеймс вручил Стивену страницу, на которой были напечатаны сорок вопросов о ценах на золото во всём мире и колебания рынка за последние четыре недели. Стивен справился с ответами за двадцать две минуты, и Джеймс нисколько не удивился, что все ответы правильные: Стивен всегда был мозгом Команды и его умение мыслить логически значительно помогло блестяще завершить три операции против Харви Меткафа.

Стивен и Джеймс успели немного вздремнуть, до того как вернулись Робин и Жан-Пьер, тут же получившие по сорок вопросов каждый. У Робина на ответы ушло тридцать минут, но правильно он ответил только на тридцать восемь вопросов. Жан-Пьер отвечал двадцать семь минут, но правильно ответил на тридцать семь.

— А Стивен правильно ответил на все сорок.

— Ещё бы! — фыркнул Жан-Пьер. Робин выглядел немного сконфуженным.

— Второго сентября вы должны так же отлично знать свои роли, как он. Понятно?

Оба согласно кивнули.

— А вы смотрели «Афёру»? — спросил Робин.

— Нет, — ответил Стивен. — Я редко хожу в кино.

— Они не в нашей лиге. Провели одну крупную операцию и теперь задрали нос.

— Робин, пойди поспи.

Обед, фильм и задачки Джеймса заняли большую часть шестичасового перелёта. В последний час полёта все дремали, пока громкий голос командира лайнера не разбудил их:

— Говорит капитан. Мы приближаемся к международному аэропорту Логан с задержкой на двадцать минут. Приземление состоится примерно через десять минут. Надеемся, что полет вам понравился и вы опять полетите с компанией Британские авиалинии.

На таможенный досмотр ушло немного больше времени, чем обычно: компаньоны привезли с собой свадебные подарки и не хотели, чтобы Джеймс их увидел. Оказалось непросто объяснить таможеннику, почему на оборотной стороне одних из двух штук часов «Пьяжэ» было выгравировано: «Часть незаконных прибылей компании „Проспекта ойл”» — от троих, кто уже сыграл свою игру».

Когда в конце концов таможенник отвязался от них, компаньоны увидели у входа огромный «кадиллак», готовый отвезти их в отель, а рядом — Энн.

— Теперь я понимаю, почему тебе было некогда заниматься своим планом. Поздравляю, Джеймс, ты полностью прощён, — сказал Жан-Пьер, крепко обнимая Энн, как это могут делать только французы.

Робин представился и робко поцеловал её в щеку. Стивен довольно официально пожал ей руку. Все суетливо расселись в машине, Жан-Пьер, естественно, возле Энн.

— Мисс Саммертон, — заикаясь, обратился к ней Стивен.

— Пожалуйста, зовите меня Энн.

— Приём состоится в отеле?

— Нет, — ответила Энн, — в доме моих родителей, после венчания вас туда отвезёт шофёр. Ваша единственная обязанность — проследить, чтобы к половине четвёртого Джеймс был в церкви. Больше ни о чём не беспокойтесь. Да, Джеймс, пока я не забыла: твои папа и мама вчера прилетели, все нормально, сейчас они находятся у моих родителей. Знаешь, будет лучше, если этот вечер ты проведёшь в отеле: моя мама и так уже кудахчет без остановки.

— Как скажешь, любимая.

— Кстати, Энн, если вы сегодня ночью передумаете выходить замуж за него, — сказал Жан-Пьер, — то имейте в виду, я в вашем распоряжении. Может, у меня и не такая благородная кровь, зато есть пара достоинств, которыми славимся мы, французы.

— Вы немного опоздали, Жан-Пьер, — улыбнулась Энн, — и в любом случае я не люблю бородатых.

— Но я… — начал было Жан-Пьер, но остальные с таким видом воззрились на него, что он замолчал.

В отеле компаньоны разошлись по своим номерам — распаковывать вещи. Энн и Джеймс остались одни.

— Дорогой, они знают?

— Не имеют ни малейшего представления, — ответил Джеймс. — Завтра их ожидает величайший сюрприз.

— А как твой план? Готов?

— Придёт время — и все увидишь.

— Хорошо, только учти, у меня тоже есть свой план, — сказала Энн. — На какой день ты назначил операцию?

— На тринадцатое сентября.

— Значит, я выиграла. У меня — на завтра.

— Что такое? Ты же собиралась не…

— Не волнуйся. Просто думай о свадьбе… со мной.

— Может, сходим куда-нибудь?

— Нет! Ты ужасный человек. Потерпи до завтра.

— Но я так тебя люблю.

— Глупенький, ложись спать. Я тоже люблю тебя, но сейчас мне пора домой — присмотреть за последними приготовлениями.

Джеймс поднялся на лифте на восьмой этаж и присоединился к остальным выпить чашечку кофе.

— Как насчёт партии в блэкджек?

— Не с тобой, грабитель, — ответил Робин. — Тебя натаскивал самый знаменитый шулер на свете.

Настроение у Команды было великолепное, и все с нетерпением ожидали свадьбы. Несмотря на разницу во времени, друзья разошлись по номерам далеко за полночь. И Джеймс ещё долго не мог заснуть, ворочаясь в постели и снова и снова задавая себе один и тот же вопрос:

— Интересно, что же она придумала на этот раз?

20

В августе Бостон так же красив, как и другие города в Штатах. Команда с наслаждением поглощала в номере Джеймса обильный завтрак.

— По-моему, он совсем не подходит на роль жениха, — сказал Жан-Пьер. — Стивен, ты капитан Команды. Я добровольно соглашаюсь занять его место.

— Это обойдётся тебе в 250 000 долларов, — ответил Стивен.

— Согласен, — сказал Жан-Пьер.

— Но у тебя нет 250 000, — возразил Стивен. — У тебя только 187 474 доллара 69 центов, что составляет четверть возвращённой суммы, поэтому Джеймс остаётся женихом.

— Это англосаксонский заговор! — возмутился Жан-Пьер. — Но когда Джеймс успешно завершит свою операцию и мы получим всю сумму, я вернусь к этому вопросу.

Они ещё долго сидели, смеясь, за тостами и кофе. Стивен с любовью смотрел на них, сожалея, что, когда — и если, строго поправил он себя — Джеймс успешно проведёт операцию, они редко будут видеться. Если бы у Харви Меткафа была такая Команда, играющая за него, а не против, он наверняка стал бы самым богатым человеком на свете.

53
{"b":"1843","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Крампус, Повелитель Йоля
Шантарам
Отшельник
Гости «Дома на холме»
Тринадцатая сказка
Центральная станция
Прощай, немытая Европа