ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну и память! — удивился Гарри. И какое любопытство! Надо быть осторожнее…

— Нет, — снова улыбнулся он. — Увы, я только писатель. Хотя ни одна из моих книг пока не издана.

— Писатель? Видимо, романист? Наверное, вы пишете роман о путешествии во временив Вот это больше похоже на правду, чем то, что Сюзи собирается заняться научной фантастикой.

Гарри почувствовал, как в нем закипает гнев.

— Я не использую Сюзи для моей карьеры, мистер Уилбур! У меня есть свои средства! — Он намеренно употребил последнюю фразу, понимая под «средствами» счет в лондонском банке.

— Дорогой мой, не горячитесь! Я просто не решил для себя кое-какие вопросы, а именно: это только случайность, что вы здесь, в доме Сюзи? Случайность, что вы писатель и одновременно хороший друг Сюзи, пишущей рецензии для лучших нью-йоркских изданий? Боюсь, все это не случайные совпадения…

— А вот и я! — объявила Сюзи, переводя дыхание. Она слегка запыхалась от пробежки по лестнице. Ее волосы были еще влажными после душа, и она на ходу застегивала верхние пуговицы платья — того самого, которое было на ней в первое утро их встречи с Гарри. — Теперь вы, Гарри, можете идти в душ. Идите, — настойчиво повторила она.

Гарри, не в силах вынести ее требовательного взгляда, быстро ретировался в ванную.

«…Только не проговоритесь о нас!»

Она что, пыталась этими словами заставить его молчать? Но что такого он мог сказать этому Уилбуру Лэнгли?..

Во время поездки в Атлантик-Сити и большую часть ужина Уилбур странно посматривал на Сюзи, как будто разрываясь между желанием поздравить ее с тем, что она наконец-то полюбила мужчину, который казался явно не от мира сего — (ха, если бы Уилбур знал правду!), — и удивлением, как она умудрилась вляпаться в подобную историю.

Однако какие у меня проблемы и так ли уж они серьезны? — размышляла о себе и Сюзи. Пожалуй, заслуживает внимания только одно — то, что она, Сюзи, приютила иностранца и хочет добыть ему фальшивый паспорт, еще не зная, что делать дальше… А остальное: то, что она стала относиться к Гарри Уайлду иначе, чем в первые дни, — это ее личное дело, и никого другого. Влюбиться в этого мужчину или не влюбиться — решит она сама.

По мнению Гарри, она, Сюзанна Харпер, была стара для него в качестве невесты: в его времена и восьмидесятилетние старики предпочитали жениться на восемнадцатилетних. А поскольку ее время прошло, то единственное, что ей оставалось, считал он, — это сидеть где-нибудь в уголке с безобразным лиловым чепчиком на голове и вязать чулки или что-нибудь подобное… Вот так смотрел Гарри на Сюзи.

Выросший в восемнадцатом веке, он наверняка думал, что все женщины к тому же глупы и ленивы.

Но почему все-таки здесь появился Уилбур? Неужели эта крыса Кортни что-то почувствовала, разговаривая с ней по телефону, и оплатила срочную поездку Уилбура сюда? Что ее взволновало? Беспомощность Сюзи? Или ее талант попадать во всякие «странные» истории?

Видимо, она, Сюзи, сама выдала себя лишней тревогой в голосе или тем, что подолгу подыскивала ответы на вопросы Кортни. Видимо, так.

Но если посмотреть на ее жизнь… Ей не было и двадцати, когда ее богатые родители и дядя погибли в авиакатастрофе. Однако Сюзи не промотала приличное наследство и не вышла замуж за первого встречного. Она закончила колледж, а затем университет с блестящими оценками и устроилась работать Правда, издательство, где она трудилась, оказалось одним из худших, но Сюзи не теряла времени даром — писала рецензии и статьи в журналы. И то, что сейчас она свободный рецензент, это ее личная заслуга. Она — свободная женщина, свободная душой, ей нравится во всем проявлять самостоятельность и совершать сумасбродные поступки. Например, прыжки в воду с Вест-Вирджинского моста.

Или медитирование в Индии.

Или кормление сенатора Адама Ричардсона гамбургерами на ужин.

И, кажется, было что-то еще?..

— Сюзи?

Она отогнала воспоминания и вернулась к реальности — к их столику в казино-ресторане. И зачем только она отвлеклась! Этого никак нельзя делать во время разговора Уилбура и Гарри! Ведь Гарри в любую минуту может допустить ошибку — тем более когда речь идет о высокоскоростной трассе, которую вели из Портсмута…

— Да, Уилбур? Что вы сказали? Боюсь, я витала в облаках и не расслышала…

— Не беспокойтесь, дорогая. Это любовь одурманила вас. — Уилбур ей улыбнулся, а Сюзи пнула Гарри под столом: почему он не объяснил старику, что они не любовники? Хотя лучше было бы спросить это у нее самой…

— Уилбур предложил пойти в казино, Сюзи. — В глазах Гарри светился неприкрытый интерес.

Да-да, черт побери, ну какой денди времен Регентства откажется от азартных игр?! Вот только любопытно, на чьи деньги он намерен играть? Не может же он ставить золотые самородки, которыми набит его мешок!..

— Великолепно! — Улыбка Сюзи больше напоминала гримасу, когда она взглянула на Гарри, одетого в темно-синий пиджак, который она ему купила. Гарри выглядел прекрасно, даже несмотря на слишком длинные, зачесанные назад волосы, интригующе, сексапильно. — А я тем временем сыграю несколько партий с автоматом.

— С автоматом?! Ах, да!..

— В азартные игры женщины предпочитают играть с автоматами, — просветил Уилбур Гарри, сопровождая свои слова язвительной улыбкой. — А мы с вами попытаем счастья в баккара.

— Баккара? — Сюзи почувствовала, как ее душа уходит в пятки: знает ли Гарри, как в нее играть?

— Я объясню ему правила, — спокойно продолжил Уилбур. — Гарри понравится эта игра.

— Наверняка, — пробормотала Сюзи.

— Дайте же нам наконец возможность поиграть! Уж блэкджек Гарри знает и любит точно, так что мы сами найдем, чему отдать предпочтение.

— Вы — пара ханжей, — вымученно улыбнулась Сюзи.

— Не дуйтесь, дорогая, — мягко произнес Уилбур. — Пока я оплачиваю счет, поболтайте с вашим любимым. Встретимся у главного входа в казино, ладно?

Сюзи с трудом дождалась, пока Уилбур, одной рукой обнимая юную официантку за тоненькую талию, а другой расплачиваясь по счету, не ушел. Тут она повернулась к Гарри — в ее глазах полыхал гнев.

— Гарри Уайлд! Вы что, совсем выжили из вашего крошечного умишка?

Он взял ее за руку, пытаясь успокоить и понять, что вызвало такой гнев.

— Не кипятитесь, Сюзи, мы с Уилбуром говорили обо всем и ни о чем. И я ни тогда, ни сейчас не выдал себя.

— Если бы я была азартной женщиной, то не поставила бы и цента, что Уилбур ничего не заподозрил.

— Ваши беспричинные опасения перешли все границы, Сюзи. Ну посудите сами: я же промолчал, когда увидел транспортное средство, называемое лимузином, не так ли? А ведь оно не было похоже на ваш автомобиль, и в нем даже находился телевизор. Вы, американцы, без телевизора как без рук, да? Но мне он кстати. Если бы я не видел всех передач, то вряд ли знал бы, что ответить Уилбуру на его вопрос о премьер-министре. А у него потрясающая улыбка, правда? Вы думаете, Уилбур использует зубную пасту с отбеливателем?

Сюзи, вздохнув, облокотилась на стол и обхватила руками голову. Гарри все время что-то запоминал или учил, даже когда находился в ванной. Для него весь мир теперь состоял из политических деятелей, политических партий, кремов от прыщей, персональных компьютеров — короче, всей той чепухи, что показывали по телевизору, от которого его было не оторвать.

— Гарри, — Сюзи умоляюще взглянула на него из-под ресниц, — я знаю и вижу гораздо больше вас. Честно. Вы, как никто, таращились на лимузин Уилбура. И он мог вас также подловить, когда вы, увидев огни казино, стали громко удивляться вслух, как много газовых ламп потрачено на это освещение.

Он протестующим жестом попросил ее помолчать.

— Сейчас я на знакомой территории, Сюзи. Я не посещал игорных домов в Лондоне, но умею неплохо и без жульничества играть в карты. Я понял все намеки Уилбура, вам не о чем беспокоиться. Но я не могу воспользоваться теми деньгами, что лежат у меня в мешке, хотя обещаю отдать вам с выигрыша свой долг с процентами.

9
{"b":"18430","o":1}