ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Последнее прости
Врач без комплексов
Центральная станция
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Чего желает джентльмен
Предприниматели
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета

Дебора Майлc

Опальная герцогиня

Глава первая

Спрятав руки в отороченную соболем муфту, Миранда Фитцгиббон откинулась на спинку сиденья наемного экипажа и облегченно вздохнула. Ее лицо, позолоченное солнцем Италии, сейчас было бледным от усталости, а возле привыкших улыбаться губ залегли напряженные морщинки. В темноте кареты ее каштановые волосы отливали насыщенным рыжеватым блеском.

В свои двадцать четыре года она уже стала вдовой. Хотя ее брак с Джулианом Фитцгиббоном был не совсем обычным, о муже у Миранды сохранились теплые воспоминания. Он был добрым и великодушным человеком. Смахнув слезы с темных сверкающих глаз, молодая женщина постаралась отогнать от себя грустные мысли, призвав на помощь внутренние силы.

Муж не хотел, чтобы она страдала.

Многодневное утомительное путешествие осталось позади, теперь она в Англии, а значит, в безопасности. Благодаря Джулиану, годы изгнания в Италии для нее закончились.

Экипаж свернул на тихую лондонскую улочку. Деревья в разгаре мая богато разодеты в зеленую листву. Дома выглядят солидными и надежными, как и сами англичане, подумала Миранда. Этот район Лондона был ей не знаком. Несмотря на то, что раньше у отца девушки был собственный дом неподалеку, она никогда здесь не жила. Детство Миранда провела с матерью в загородном поместье, после ее смерти училась в школе в Хэмпшире, а в шестнадцать лет уехала в Италию, где поселилась с отцом и своей мачехой Аделой.

Сколько Миранда себя помнила, подруги одновременно жалели ее и завидовали ей. Герцог Риджвей, ее отец, был красивым, но легкомысленным мужчиной, который начал проматывать наследство, как только получил его, и у которого к моменту рождения дочери почти ничего не осталось. Правда, у мачехи девушки, Аделы, репутация была еще необычней.

Она была известна под именем Падшей Герцогини!

Миранда задумчиво улыбнулась. Адела осталась далеко в Италии, а она здесь, в Лондоне, и через несколько минут впервые встретится с родственниками покойного мужа.

Озаренная внезапным воспоминанием, девушка открыла ридикюль и вытащила письмо, содержание которого помнила наизусть. Оно было написано шесть месяцев назад, незадолго до смерти Джулиана:

Его Светлости герцогу Белфорду,

Беркли-Сквер,

Лондон,

5 ноября 1809 г.

Лео,

Это письмо вручит тебе моя жена Миранда, дочь герцога Риджвея. Ей понадобятся твои понимание и поддержка, чтобы занять подобающее место в лондонском обществе после многих лет, проведенных в Италии в силу тяжелых обстоятельств. Ты наверняка слышал о ее мачехе Аделе, но, уверяю тебя, Миранда — милая девушка, чье несчастье заключается в том, что она оказалась в безвыходной ситуации.

Уверен, что и я, и она можем на тебя рассчитывать.

Заранее благодарю тебя и горячо обнимаю,

твой кузен

Джулиан Фитцгиббон.

Миранда, конечно, не ожидала, что родственники мужа примут ее с распростертыми объятиями. В конце концов, их с Джулианом брак был, мягко говоря, не совсем обычным, но девушка чувствовала, что имеет право рассчитывать на их понимание и поддержку.

— Мой кузен Лео, герцог Белфорд, отличный парень, — часто повторял Джулиан. — Если тебе понадобится помощь, обращайся к нему. Лично я всегда так и делаю. Кроме того, в твоем распоряжении будет Грейндж, мой фамильный особняк. Это старый, обветшалый дом, но я его люблю. Ты можешь поселиться в нем, если не захочешь жить вместе с моей матерью. Кроме особняка, мне нечем больше похвастаться, но с голоду ты не умрешь. А потом в тебя обязательно влюбится богатый джентльмен.

Вот с таким напутствием Миранда и приехала в Лондон, на Беркли-Сквер, в особняк семейства Фитцгиббон для встречи с герцогом.

Экипаж остановился, и девушка расправила плечи, приготовившись принять вызов судьбы. Она ждала, что ее сейчас проведут в комнату, полную враждебно настроенных членов семьи во главе с матерью Джулиана. А как отнесется к ней Лео? Несмотря на то, что Миранда никогда не видела герцога Белфорда, она привыкла считать его кем-то вроде друга и защитника, основываясь на рассказах супруга.

Глядя на величественный особняк, девушка повторяла про себя слова Джулиана: «Доверься Лео».

— Нет, нет и нет, Лео, так не пойдет. Ты должен найти способ аннулировать брак. Сначала я вынуждена терпеть присутствие этого надменного Пендла, а теперь ты отказываешься меня выслушать!

— Пендл — дворецкий, который служит в нашем доме с незапамятных времен. Не понимаю, какое он имеет отношение к делу.

Внушительных размеров леди энергично обмахивала лицо веером, закрыв глаза и качая по-старомодному напудренными кудряшками. В комнате было очень жарко от горящего камина, и Лео Фитцгиббон, пятый герцог Белфорд, с трудом подавлял желание открыть окно.

Он привык контролировать свои чувства, но сейчас еле сдерживал гнев.

— Мэм, Джулиан был взрослым рассудительным мужчиной. То, что это не та женщина, которую бы ты хотела видеть в роли невестки, не означает…

— Лео, ты кого угодно можешь вывести из себя!

Герцога удивил ее резкий тон, он не привык, чтобы с ним так разговаривали.

— Уверен, Джулиан в письме дал соответствующие объяснения.

— Он писал, будто эта женщина нуждалась в его помощи, потому что после смерти близкого родственника она оказалась в затруднительном положении, — истеричным тоном проговорила тетушка Эллен. — Бедный мой мальчик, я уверена, что он писал это письмо не по своей воле или был настолько болен, что… — она всхлипнула и перевела дух. — Я не смогла разобрать некоторые слова, но это не меняет дела. Она нуждалась в поддержке, и теперь я знаю, почему.

— Просветите меня на этот счет, мэм.

Миссис Фитцгиббон бросила на племянника рассерженный взгляд, но совладала со своими эмоциями.

— Эта женщина, которая называет себя герцогиней Риджвей, пользуется дурной славой. Я не удивлюсь, если они с Риджвеем никогда и не были женаты. Покойный герцог был, конечно, красавцем, но чересчур слабохарактерным. Ладно, это к делу не относится. Когда Джулиан сообщил мне о своей свадьбе, я не подумала, что его супруга — та самая Риджвей. Я решила, что он действительно женился из жалости. Ты же знаешь, Джулиан всегда…

— Ближе к делу, тетя!

— Вчера я получила письмо от леди Питершем, которая сейчас путешествует по Италии. Если бы ты знал, какие грязные подробности она мне поведала об этой женщине. Она настоящее чудовище.

Лео стиснул зубы.

— Видимо, не успел герцог Риджвей похоронить первую жену, премилое создание, как женился снова и увез супругу в Италию. Год назад он умер и оставил ее вдовой. Леди Питершем пишет, что именно на ней и женился мой бедный мальчик.

Герцог Белфорд был в замешательстве. В прошлом году тетя сообщила ему о том, что его двоюродный брат женился, и вскоре после этого умер. Безусловно, Лео скорбел о кузене, но считал этот вопрос исчерпанным. Однако вчера, когда он был в клубе, ему подали записку от тети, в которой она писала, что ей стала известна личность супруги ее сына и что новая миссис Фитцгиббон должна на следующий день приехать в особняк на Беркли-Сквер.

Сегодня утром герцог собирался нанести визит тете, но она его опередила. Не сказать, чтобы ему это было особенно приятно.

В свои тридцать пять лет Лео считал себя человеком с опытом, и не без основания, потому что получил титул восемнадцать лет назад. Герцог был красивым мужчиной, но внешняя холодность оставляла у окружающих сомнения в том, что у него есть сердце. Только такой проницательный человек, как Джулиан, понимал, что эта неприступность помогает кузену нести тяжкий груз обязанностей, налагаемых высоким титулом. Герцог был неженат и, имея двадцать тысяч фунтов стерлингов годового дохода, мог позволить себе жить, как хочется. Однако в последнее время он чувствовал, что ему чего-то не хватает. Будь он романтиком, он бы признал, что ему нужна любовь, но Лео считал себя слишком флегматичным для этого чувства.

1
{"b":"18431","o":1}