ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Такие вещи стали происходить с ним в последнее время все чаще. Даже не выходя «за пределы», не входя в резонанс, не ловя волну, он учился пользоваться странными «запредельными» штучками.

Медленно повернул голову. Он почти не ошибся. Именно так он и представлял себе ее лицо.

– Не надо так официально, – улыбнулся он. – Лучше просто – Алексей. Или Лекс – почему-то так удобнее говорить коллегам.

– Дело в том, что я – именно официальное лицо, – сказала гостья, тем не менее, присаживаясь на песок рядом с Алексеем.

– Вы из инспекции? – поинтересовался Алексей. – Я справился с тестом? Говорят, в конце я немного перемудрил…

– Да, вы произвели впечатление, – сказала гостья. – Меня зовут Джейн…

– Очень приятно, – сказал Алексей и вернулся к созерцанию айсберга.

– Я бы хотела задать вам несколько вопросов, – сказала Джейн. – Не помешаю вашей релаксации?

– Ничуть.

– Скажите, пожалуйста… Зачем вам все это нужно? Лично вам.

– Что – это?

– Ну… Участие в таком опасном эксперименте.

Алексей улыбался: взгляд поймал чаек. Это очень приятно – видеть над водой чаек…

– Как вам сказать, – сознание с неохотой возвращалось в обыденность. – Вы знаете, по какому принципу происходит отбор?

– Приблизительно.

– Отбирают самых средних. Ничем не выдающихся, бесперспективных. Как вы думаете, насколько приятно было узнать что ты – средний из средних? Что мне в жизни не светит ничего выдающегося, особенного, удивительного. Что ты – просто статист?

– Ну…

– Не надо сочувствия. Уже не надо. Понимаете – пока вам не представят бумажку с данными мыслетронных исследований, подтвержденных экспертами, с огромными официальными печатями, вы еще надеетесь на то, что в вас где-то прячется талант, что вас ждет неожиданная удача. А так… Просто приговор.

– У нас нет официальных исследований на тему гениальности и посредственности. Это неэтично.

– Я знаю, что не этично. Но ведь это – правда.

Алексей запрокинул голову, разминая шею. Нужно выгнать токсины из областей, прилегающих к позвоночнику…

Продолжил:

– И вот представьте. Появляются люди, которые говорят: мы уверены, что каждый, понимаете – КАЖДЫЙ – человек, теоретически может выйти за раз и навсегда установленные для него рамки. И ты, лично ты, можешь стать одним из первых.

– Я понимаю: вас обещали наделить сверхчеловеческими способностями…

– Скажу честно: это была первая мысль. Не очень благородная мыслишка – обойти на повороте тех, кого природа или Господь Бог наделили более выдающимися данными. Но это было давно. Теперь-то я понимаю…

Алексей замолчал, заворожено глядя, как с айсберга прыгают в воду загорелые подростки. Даже здесь он чувствовал излучаемое ими счастье…

– Так что вы понимаете? – нетерпеливо спросила Джейн.

– Дело не в том, чтобы быть лучше кого-то, – сказал Алексей.

– А в чем же тогда?

– Весь смысл в том, чтобы реализоваться – полностью, без остатка. Именно это дает ощущение настоящей, полноценной жизни. Именно в этом заключается человеческое счастье. Подарить это счастье каждому – в этом величайшая миссия нашего доктора…

«Однако парню здорово промыли мозги, – подумала Джейн. – Хотя он, пожалуй, мне нравится….» Не известно, каким он был до участия в программе – но сейчас он совершенно не похож на «середнячка». Он прямо-таки излучает силу. Кто знает, куда заведут эксперименты Сапковского, попади его достижения в руки корпораций?

В слух же сказала:

– Однако был ли доктор Сапковский с вами достаточно откровенен? Знаете ли вы, что среди форсов уже имеются жертвы?

– Конечно, знаю. Но это их выбор.

– Что вы этим хотите сказать?

– Они стремились увидеть, что там – за абсолютным пределом. А за абсолютный предел пути нет. Пока нет. Впрочем, доктор знает об этом больше.

– А вы сами не думали…

– Заглянуть в запредельность? – быстро сказал Алексей. – Что вы! Для этого надо быть другим – отчаянным, сильным… А я – так… Просто человек.

Джейн помолчала, собираясь с мыслями.

Этого парня неплохо было бы перетянуть на свою сторону. Он умеет говорить убедительно. И видит проблему изнутри. Главное – показать ему изнанку работы Сапковского. Как же его убедить?

– То есть, идея в том, чтобы все человечество получило доступ к вашим достижениям? – осторожно сказала Джейн.

– Именно так, – кивнул Алексей. – Каждый имеет право на полную самореализацию. Знаете, скольких людей это сделало бы счастливее?

– Допустим, – сказала Джейн. – А теперь представьте, что хотя бы некоторые из них захотят, как вы выражаетесь, заглянуть в «запределье»? Это что же – начнутся массовые самоубийства? Вы помните – вы один из шести подопытных. И в живых остались лишь вы. А теперь давайте перенесем этот процент на все человечество…

Алексей помолчал. Об этом он никогда не думал. Впрочем, обострившаяся интуиция подсказывает, что предположение это – не более, чем провокация сотрудника проверяющей организации.

– Я бы не стал экспериментальный проект примерять на все человечество, – сказал Алексей. – Работа лишь в самом начале, и наверняка будет проведено еще множество экспериментов, появится серьезная статистика. Только тогда и можно делать какие-либо серьезные выводы. Ну а для себя я выводы уже сделал.

– Вы рассуждаете далеко не как статист, – признала Джейн.

– Пожалуй, – сказал Алексей. – Да ведь и я – давно уже не рядовой клерк посредственного рекламного агентства. И возвращаться в то, прежнее мироощущение не собираюсь.

– Вряд ли вас принудят к этому, – заметила Джейн. – Конечно, если будет доказано, что ваш организм не подвергся киборгизации.

– Смешно вас слушать, ей богу. Какая еще киборгизация? Через месяц-другой вы сами смогли бы …

– Другое дело… – Джейн повысила голос, – что Трибунал наверняка запретит исследования в этой области, как аморальные.

– Вот как? – Алексей впервые посмотрел инспектору в глаза. – Вот, значит, к чему вы клоните…

– По-моему, это очевидно. Удивляюсь, как вам самому не пришло это в голову…

– Наверное, потому, что я – безмозглый статист, – холодно произнес Алексей. – И действительно, чего-то не понимаю в этой жизни. Лишить миллиарды такого шанса?..

– Защитить миллиарды от непредсказуемых последствий, – возразила Джейн. – Впрочем, лично к вам – никаких претензий. Вы – всего лишь жертва обстоятельств…

– С ума сойти! – усмехнулся Алексей. – В своем самом серьезном достижении в жизни я снова умудрился стать жертвой обстоятельств. Надо посоветоваться с религиозным крылом Трибунала: может все дело в судьбе, в карме? Может, я просто не имею право покинуть раз и навсегда предначертанный мне путь?

– Здесь я ничего не могу вам сказать, – Джейн покачала головой. – Это уже вне моей компетенции…

4

Инспекция снова собралась в операторском зале. Доктор Сапковский стоял в сторонке, сложив руки на груди и с отстраненным интересом наблюдая за происходящим. Его сотрудники выглядели подавленно и, видимо, не понимали, отчего босс так спокоен.

Джейн отдавала последние распоряжения оперативной группе:

– Значит, так, ребята. Зал опечатать, документы и мысленосители доставить ко мне в офис. Повестки вручили всем присутствующим?..

Со стороны входа донеслись протестующие голоса. Охрана пыталась кого-то остановить. И этот кто-то, похоже, вошел сюда, наплевав на охрану.

– Хью, что происходит? – бросила Джейн в «мушку» коммуникатора.

– Сам не пойму, – отозвался охранник. – У него допуск…

Додумывать слова Хью не пришлось: в зале появилась новая фигура – высокая, крепкая, в модном черном плаще. Джейн невольно ощутила профессиональную ревность: незнакомец направлялся прямиком к ней – уверенно, не отводя цепкого взгляда. Эта походка, короткая стрижка, и еще множество почти не уловимых деталей выдавали в нем спеца.

– Инспектор Джейн Хокку? – поинтересовался незнакомец – больше для формы. Похоже, он прекрасно знал ее в лицо. – Я вынужден прервать вашу миссию, мэм…

5
{"b":"184334","o":1}