ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Страх улетучился, осталось лишь ожидание.

Некоторое время шли по коридору, встречая редких прохожих в таких же «небесных» комбинезонах, иногда – в ослепительно белых, лоснящихся откровенным пластиком. Один раз не без труда разминулись с плывущей воздухе автоматической грузовой платформой.

И совершенно неожиданно нырнули в боковую дверь с табличкой:

НЕ ВХОДИТЬ!

ТОЧНЫЕ МЕХАНИЗМЫ!

Не надо быть слишком догадливым, чтобы понять: никаких механизмов там, конечно же, нет. Вместо них – коридор-близнец, что привел, наконец, в просторное светлое помещение, напоминающее конференц-зал. Или штаб – кому что видится в длинном столе со множеством строгих кресел и большими панорамными экранами на изогнутых стенах.

Похоже, их ждали. Трое серьезных мужчин неопределенного возраста и одна женщина. Все – в тех же одинаковых комбинезонах, лишь вольно расстегнутых у шеи, а у одного – с закатанными по локоть рукавами.

Джейн даже не удивило то, что все четверо сразу уставились на нее, пожирая недоверчивыми взглядами. Словно не затащили ее сюда насильно, а она сама совершила разбойничий набег на околоземную базу…

Впрочем, всеобщее внимание быстро переключилось на Алексея.

– М-да… – откашлялся тот, что казался старше. Посмотрел на соседа.

– Похож, – кивнул тот.

Из боковой двери появился рослый парень в форме лейтенанта Космических сил – подразделения Сил безопасности. Удивительно было не само его появление – на столь важном орбитальном объекте наверняка предполагается охрана. Удивило, что лейтенант отдал честь старшему и передал тому стопку желтоватых листов.

– Спасибо, Дори, – сказал старший, мельком просматривая документы. – У нас все в сборе. Подготовьте чартер к отправке.

Лейтенант молча кивнул и удалился, ошпарив на прощанье Джейн пронзительным взглядом. Та замерла, почувствовав себя в эпицентре зарождающегося тайфуна…

Происходило что-то немыслимое, больше не было сил сдерживаться.

– Господа, – сказала она сухим официальным тоном. – Что бы ни произошло в дальнейшем, Алексей Стрельцов будет находиться под моей опекой. Это я заявляю, как уполномоченный инспектор Комитета по научной этике. Куда бы ни направлялся мой подопечный, я должна следовать за ним, контролируя соблюдение его прав и интересов. Если вы не хотите огласки и крупного скандала…

– А вы зря кипятитесь, мисс Хокку, – прервал ее старший, отрывая взгляд от документов. – Вам все ровно не отделаться от всех этих обязанностей. Вы уже, заочно, назначены представителем Комитета при научной группе АЗИС и для вас забронировано место в рейдере дальнего броска…

Потрясенная и опустошенная, Джейн молча опустилась в кресло.

7

Алексей привычно глядел в матовую стену перед собой. Медицинские и психологические обследования стали для него обычным делом, чем-то, вроде ежедневного умывания.

Правда, сейчас рядом нет дока и его хмурых физиологов. Вместо них данные дисплея просматривает сотрудница Ингрид. Нельзя сказать, что она излучает доброжелательность. Более того, лицо ее полно высокомерия и скептицизма. Если она и дальше будет молчать – может придти нервозность, с которой бороться не так просто. Не станешь же входить в тон по каждому пустяковому поводу.

По-прежнему непонятно – что же, все-таки, с ним происходит? Кто все эти люди, которым отдают честь офицеры Космических сил, те, что устроили на сверхпрестижной научной базе какой-то мрачный междусобойчик?

Главное – не впадать в панику. Просто сидеть и смотреть в стену. Как учили…

– И все-таки странно, – сказала, наконец, Ингрид, с тем же неуловимым акцентом. – Показатели довольно средние. Вас даже не назовешь совершено здоровым человеком: я вижу следы активной терапии…

– Болел в детстве, – отозвался Алексей. – Вы правы: таких не берут в космонавты.

– При этом вы без видимых последствий проходите сквозь огонь, ставите рекорды в беге и прыжках в воду, – задумчиво сказала Ингрид. – И я не нахожу следов имплантов…

– Нет никаких имплантов, – терпеливо сказал Алексей. – Дело в психике. Для каждого испытуемого разрабатывается персональный алгоритм снятия торможения… Слушайте, на эту тему вам лучше поговорить с доктором Сапковским.

– В этом нет необходимости, – сказала Ингрид. – Я просто констатирую факты. Ко всему этому непросто привыкнуть. Особенно – опытному физиологу. Вы просто невозможный человек, Лекс.

– В смысле, я невыносим?

– Что? Простите. Я имела в виду – такого не может быть. Даже если вы, как выражаетесь, сумели временно выйти за пределы обычных возможностей человека – непонятно, как обошлось без повреждений, возникновения необратимых процессов… Но это так, мысли вслух…

Ингрид коснулась дисплея. Пятнышки лучей диагностических сканеров исчезли с поверхности тела.

– Ладно, Лекс, вы свободны, – сказала Игнрид, стягивая с рук тонкие медицинские перчатки. Опутанный проводами осьминог диагностического оборудования уполз в потолок.

– В смысле – могу возвращаться на Землю? – пошутил Алексей.

Ингрид посмотрела на него без улыбки.

– Я пошутил, – сообщил Алексей.

Не похоже, чтобы женщина ему поверила.

Хотя сам разговор о возвращении более, чем пустым трепом, быть не мог. У дверей медицинского бокса уже ждал сопровождающий – крепкий, скроенный сплошь из жил и мускулов сержант Космических сил. Судя по нашивкам – универсальный спецназ, элита элит, способный действовать в космосе, атмосфере, на суше и на море.

Несмотря на то, что серьезных войн на планете давным-давно не было, человеческая природа постоянно дает о себе знать: то там, то здесь, вспыхивают кровавые локальные конфликты по самым разным поводам. Съехавшие с катушек колонисты с астероидов и планетарных баз, контрабандисты, психи, захватывающие корабли – тоже не редкость. Наверное, спокойная мирная жизнь не дает покоя очень многим. Спасибо современной психологии, что позволяет заранее вычислить большинство потенциальных правонарушителей…

Алексей задумчиво смотрел в бритый затылок под лихо заломленным черным беретом. Интересно, смог бы он одолеть такого вот спеца? Выйдя, за край, конечно? Пожалуй, что и смог бы…

Усмехнулся собственным мыслям. Тут же пришла новая: его преимущество в качестве «форса» эффективно лишь до тех пор, пока открытия дока не стали достоянием масс. Наверняка в первую очередь алгоритмы сверхвозможностей получат именно эти бравые ребята. И тогда тягаться с ними станет вообще бесполезно.

А что будет, если до собственного «края» дойдут всякие безумцы и маньяки, которые нет-нет, да и встречаются в пестрой человеческой массе? Об этом даже подумать страшно…

Из задумчивости его выдернул знакомый голос:

– Все в порядке, Алексей?

Из бокового коридора появилась Джейн. Она крепко взяла его под локоть и двигалась теперь рядом. Сержант посмотрел на нее коротко, с неудовольствием, но ничего не сказал: видимо получил специальные распоряжения.

– Нормально… – вяло отозвался Алексей.

– Через час мы улетаем на стартовый комплекс, – деловым тоном сказала Джейн. – Убедительно прошу вас: сообщайте мне обо всех подозрительных разговорах, обо всех странностях…

Джейн замолчала. Они продолжали движение, и звуки шагов звонко разлетались, разносимые гладкими переборками.

– Каких именно странностях? – поинтересовался Алексей.

– Не знаю, – нахмурившись, сказала Джейн. – Разве не странно, что нас собираются отправить в дальний прыжок?

– Странно, – согласился Алексей. – Но ведь и межзвездный туризм потихоньку развивается…

Джейн посмотрела на него, как на безумца:

– Вы хоть представляете, сколько стоит переброска одного такого «туриста»?! Кто мы с вами такие, чтобы развлекать нас подобной экзотикой? И я впервые слышу, чтобы таким рейсом отправляли насильно…

Джейн оглянулась, сердито раздувая ноздри. Почему-то в этот момент она показалась Алексею очень милой.

8
{"b":"184334","o":1}