ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что ж, может быть. Хорошо, приеду. Джилли тоже приняла решение.

Глава четвертая

Над пересохшим, раскаленным простором Северной Территории двигалось облако красной пыли. За рулем «лендровера» сидел Грег, рядом с ним — Стефани. Позади них, сидя не правдоподобно прямо и глядя вперед неподвижным взглядом, располагалась Кэти Басклейн, домоправительница Эдема с более чем сорокалетним стажем. По-прежнему энергичная, несмотря на свои почти уже семьдесят лет, она сжимала в руках 5, 56-миллиметровую винтовку с таким видом, как будто она прекрасно знает, как с ней обращаться. У ее ног лежала связка убитых кроликов — наглядное свидетельство того, что она и вправду не новичок в обращении с оружием.

Залитая солнцем пустынная равнина простиралась до самого горизонта, и лишь одинокий эвкалипт нарушал однообразие ландшафта. Грег, который пребывал в прекрасном расположении духа, лениво оглядел покрытые засохшим кустарником окрестности. Его пребывание в Эдеме оказалось приятнее, чем он ожидал. Стефани украдкой, так, чтобы не раздражать его, взглянула на Грега, стараясь определить выражение его лица. Она уже научилась следить в оба за настроением своего капризного мужа и не касаться того, что она считала темной стороной его души. Видимо, что-то произошло в его жизни в прошлом, решила она. Что ж, придет время, и он сам ей об этом расскажет. А она сделает все, чтобы силой своей любви помочь ему навсегда забыть то плохое, что ему пришлось пережить.

Вдруг совершенно неожиданно двигатель заглох, и «лендровер» остановился посреди сухой и пустынной дороги.

— Кэти, когда ты в последний раз заливала бак? — спросила Стефани. — У нас, что, кончился бензин?

— Да нет, судя по приборам, не кончился, — сказал Грег. — Возможно, разболтался воздушный фильтр. Или, может быть, из-за этой пылищи засорился карбюратор. Придется мне отвинтить эту чертову штуковину и прочистить ее.

Он слез с водительского сиденья, чертыхаясь про себя.

Кэти с презрительным видом посмотрела на него из-под полей своей видавшей виды шляпы. Затем она высказала свой собственный диагноз:

— Паровая пробка.

— Что-что, Кэти?

— Паровая пробка.

— Не волнуйтесь, — выглянул из-под капота Грег. — По-моему, это карбюратор.

Кэти величественно возвела глаза на Стефани, затем с поразительным проворством выпрыгнула из автомобиля, подошла к радиатору и локтем отодвинула изумленного Грега в сторону.

— Паровая пробка в бензопроводе, — сказала она категоричным тоном. — Просто вы всю дорогу волынили, вот он и перегрелся. Дайте, я сама разберусь.

— Дорогой, Кэти прекрасно разбирается в машинах, — нервно вставила Стефани. Она испытывала такой благоговейный страх перед Грегом, что не могла перенести, когда кто-нибудь не проявлял к нему должного уважения. Что же касается Кэти, она потеряла всякое уважение к любым представителям мужского пола, как рода человеческого, так и животного мира, еще лет пятьдесят тому назад и не собиралась делать никаких исключений для мистера Марсдена.

Кэти заглянула под капот и повозилась с двигателем.

— Я была права, — объявила она. — Можно передохнуть. Ничего не поделаешь: придется подождать, пока остынет.

— Как же это вы до сих пор не открыли автомастерскую? — язвительно спросил Грег. С самого первого момента своего появления в Эдеме он чувствовал антипатию старухи к своей персоне, и все его попытки быть с ней предельно обаятельным оказались безуспешными. Его колкость, однако, ее не задела.

— Не волнуйся, сынок, я вполне могла бы ее открыть, — сказала она искренним тоном. — Если бы захотела. Только это нынче — неприбыльное дело. Нынешние паразиты совсем не хотят работать — не то, что мы когда-то. Теперь каждый так и норовит проехать за чужой счет.

Стефани еще больше встревожилась. Грег так болезненно реагировал на любые намеки о деньгах.

— Дорогой, — воскликнула она веселым голосом, — пойдем прогуляемся!

— Пойдем, если хочешь. А она действительно понимает, что делает? — спросил Грег, когда они уже немного отошли в сторону, достаточно громко, чтобы услышала Кэти.

— Дорогой, на Кэти всегда можно положиться.

— Что ж, я к этому готов.

Грег заулыбался, подталкивая ее в бок локтем и строя смешные рожицы. Стефани с трудом сдержалась, чтобы не прыснуть со смеху, и бросилась бежать.

— Эффи! — догнал их пронзительный окрик Кэти. — Иди постой под тем деревом, пока мы не поедем дальше, а то обгоришь под этим солнцем! Слышишь?

Стефани с Грегом, хихикая, как дети, направились к одинокому дереву. Когда они подошли к подножию огромного эвкалипта, настроение у обоих было просто чудесным. Запыхавшаяся Стефани прислонилась спиной к прохладному стволу дерева. Грег подошел к ней вплотную и оперся на ствол руками по обе стороны ее головы. «До чего же он красив», — подумала Стефани, с обожанием глядя на его лицо. Как будто прочитав ее мысли, Грег потянулся к ней, чтобы поцеловать ее в обращенные к нему губы. В этот момент раздался треск выстрела и над головой Грега просвистела пуля.

— Господи, Боже мой! — Перепуганный Грег выглядел почти комично. — Это старая карга просто смертельно опасна.

— Нам надо вести себя прилично, дорогой, — с серьезным видом сказала Стефани. — Я не думаю, чтобы Кэти была в восторге от этих наших нежностей.

Стефани была несказанно рада, что послушалась своей интуиции и прервала путешествие на яхте, чтобы поскорее увезти Грега в Эдем. Здесь она всегда находила покой, и на этот раз гостеприимный старый каменный дом с увитыми зеленью крыльцом и беседками в великолепном тенистом саду, за которым тянулись бескрайние просторы поросшей низкорослым кустарником равнины, также не обманул ее ожиданий. Для Грега здесь нашлось множество занятий. Он с удовольствием проводил многие часы на корте, тренируясь у стенки в компании ребятишек из семей аборигенов: они с удовольствием взяли на себя обязанность подавать ему мячи. Он был приятно удивлен, обнаружив в Эдеме превосходный плавательный бассейн, и удивился еще больше, когда узнал, что Стефани не умеет плавать: в детстве ее этому никто не научил. «Нам столько еще предстоит узнать друг о друге, — радостно думала она. — Что ж, у нас для этого есть и время, и тихая, спокойная обстановка».

Разумеется, ей пришлось примириться с тем, что далеко не все в Эдеме значило для Грега так же много, как для нее самой. У него не находилось времени для общения с местными жителями, и ей было обидно оттого, что он разговаривал с аборигенами не иначе как языком приказаний. Для Стефани они с самого детства были частью ее внутреннего мира. Она воспитывалась на их волнующих рассказах о заре мира в период Великого Времени Грез, когда духи предков бродили по всей земле, сотворяя людей, растения, животных, горы и реки. Особенно близко Стефани подружилась с двумя братьями-аборигенами — Крисом и Сэмом — после смерти отца, когда они вместе с другими людьми из своего племени переселились на территорию усадьбы. Старший из братьев, Крис, в избытке обладал мистическим даром своего народа, и они со Стефани понимали друг друга почти без слов. Не считая самой Стефани, Крис был единственным, кого слушался ее любимец Кинг. Этот громадный жеребец, которому недавно перевалило за двадцать, был в полном расцвете сил. Он был для Стефани одним из основных центров притяжения, из-за которых ее вновь и вновь тянуло в Эдем. В пору своего лишенного любви девичества она так любила выезжать на нем на верховые прогулки, а преданный Крис почти всегда без всяких просьб знал, когда бывало нужно оседлать для нее Кинга.

С этими мыслями Стефани, довольная прожитым днем, обходила дом перед тем, как отправиться спать. Кэти, устав от событий прошедшего дня, дала волю своему пристрастию к столовому хересу и уже отошла ко сну, предоставив Стефани самой совершить обход дома и проверить, все ли в порядке. Убедившись, что все в доме спокойно, Стефани прошла по длинному коридору и вошла в спальню. Грег, уже раздетый, закинув руки за голову, полулежал на кровати Макса Харпера в ожидании Стефани. Она посмотрела на него взглядом, полным любви.

16
{"b":"18437","o":1}